Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Из глубинки глубинки об инстинктах, умыслах и совести

Аграновский, тот, который Анатолий, писал о провинностях провинции. Какие эти провинности сегодня? Незначительные. На фоне всеобщего распила страны. Зачастую они связаны с неуклюжестью воровских схем, непрофессионализмом управленческих кадров. Аграновским досталось время совести, пусть и относительной. Только совесть чувствует провинность.

Ученики (не последователи) Аграновских, говорят уже не о провинностях, а об инстинктах фигурантов, которые общество всё ещё принимает за провинности. Например, в Ононском районе Забайкальского края, инстинкты могли бы оставаться вообще незамеченными, если бы не вопиющие невежество и хамство, которые бросаются в глаза не только окружению, но и самим носителям этих качеств. Ещё интереснее то, что далее границ района эти «качества» никто не видит. Вывод: бессовестность районного масштаба растворяется в бессовестности масштаба краевого. И так далее... Сегодня уже научно доказано, что и Государственная дума незаконна. А кто законно?

По сложившейся системе власти, чем больше упоминаний о фигуранте или персонаже в социальных сетях и СМИ, тем выше их рейтинг вообще. Но положительных упоминаний в СМИ не заметно, в ТОПе обласканных и признанных небожителями Москвы оказываются только отрицательные персонажи. (Парадокс в том, что положительно говорить не о ком!) Критика и отрицательный имидж стали выгодны региональным властям, особенно в таких регионах, как Забайкальский край. Иначе в связи с чем упомянут чиновников и депутатов в социальных сетях и СМИ?

В августе прошлого года одно из СМИ Забайкальского края объявило: «Фигурант двух уголовных дел подал документы для переизбрания главой Ононского района». Справка портала объясняла: «…его подозревают в начислении незаконных надбавок к своей зарплате якобы за работу с секретными сведениями. В июне следователи заподозрили главу района в злоупотреблении полномочиями при увеличении пенсии своего предшественника».
Совершенно незначительные дела, если сравнить с делами Улюкаева, Сердюкова и полковника, у которого обнаружили 9 миллиардов рублей. И эти дела, возможно, окажутся "незначительными" в сравнении с теми, которые выплывут в будущем... Но воровство всегда останется воровством независимо от объемов. Тем более действия фигуранта совершены не спонтанно, не в состоянии аффекта, а по умыслу. Плохой умысел – это уже неискоренимая бессовестность. И дело тут не в доказанности преступления, а именно в наличии умысла и готовности претворить умысел в дело. «Всегда готов!»

Но и тут провинциальный умысел растворяется в умыслах чиновников более крупных масштабов – краевых, московских, российских. В ситуации, когда рука руку моет, никто не виноват. Бессовестность всегда останется источником умысла, то есть умышленной формой вины, предполагающей осознание виновным сущности совершаемых действий. Человек знает что делает, на что идёт и готов идти на преступление инстинктивно. От "всегда готов" до исполнения - миг. Ума уже не надо. Рефлекс выработан. Получается, что сегодня даже нет и умысла, плода ума. Инстинкт стал первичным.
Кстати, тенденция эта была заметна ещё во времена СССР, теперь уже обрела окончательные содержание и формы, то есть воровство стало обыденным, само собой разумеющимся, делом, как  ходьба, жестикуляция, речь, вдох и выдох. Причём содержания и формы могут быть самыми разнообразными и даже творческими.

Какая может быть совесть там, где инстинкты?

Вопросы. Какие сегодня инстинкты первичны? Могут ли бессовестные люди руководить регионами и обществом? Действительность даёт ответ – могут. Ещё как могут. Поддерживают ли таких людей в стране, регионах, обществе? Действительность даёт ответ – поддерживают. Ещё как поддерживают. Традиционна ли такая бессовестность во всём Забайкальском крае, включая правительство и губернатора? Действительность даёт ответ – да, традиционна. Ещё как традиционна. Говорит ли такая бессовестность о низком уровне интеллекта общества Забайкальского края? Отвечать?

Наиболее кричаще вопиют об этом итоги выборов, действия избранных персонажей, включая вышеуказанного фигуранта двух уголовных дел, а также дамы, продавшей мандат депутата Госдумы от Забайкальского края ещё в 2012 году, но получившей новый мандат в 2017 году. Другая дама не была избрана депутатом Законодательного собрания ещё в 2013 году, но стала  по итогам выборов того же года председателем этого собрания (!), а в 2017 году и вовсе была избрана губернатором Забайкальского края.

Вероятно, это только явные примеры. Но, судя по ним, ожидать проявления даже зачатков совести у действующих чиновников и депутатов Забайкальского края – это всё равно, что ожидать какого-то развития региона и его районов. Глупо надеяться, что развитие региона и районов превзойдет уровень развития интеллекта его руководителей.

Заметим, что фигурант двух уголовных дел «руководит» Ононским районом только 4 с лишним года. За углом, в ожидании гневных и обличающих фигуранта материалов и последующих за ними «перемен», потирают вороватые, но укороченные фигурантом, руки его противники, которые были при власти почти 20 лет. За это время от мощи района не осталось ничего. Действующая власть - фигурант и его ставленники - «доедают» остатки, а на большее не хватает воображения. Экономика, как и творчество, - это представление будущего.
Кстати, уголовные дела с главы района сняты. Смешно было бы преследовать человека за столь незначительные проступки или ошибки, когда наверху воруют миллиардами. Хотя посадить могут "за что угодно", надо только перебежать кому-то дорогу.

По большому счёту во всех бедах любого субъекта страны и его районов виноваты избранные народом депутаты, а не главы и чиновники исполнительной власти, назначенные представительными и законодательными органами власть.
Но о какой работе можно говорить, если в том же Ононском районе, которым руководит вышеуказанный фигурант, до сего дня даже не утверждена избранным 18 сентября 2016 года Советом МО, структура администрации района. Но люди ходят на работу и присутствуют в кабинетах, получают зарплату. Не утвержденная структура власти – это нелегитимная власть, где может работать любой угодный главе района персонаж. И что это за "избранный" Совет МО, который не принимает или принимает такие решения, которые позволяют главе района и его ставленникам делать что угодно и как угодно?

Я упомянул об этом факте несколько раз в социальных сетях и в Народной онлайн-редакции. Никакой реакции ни от кого и ни откуда не последовало. Это говорит о том, что забайкальское правительство и законодательное собрание поддерживают беззаконие внутри своих структур. Власть мониторит любые упоминания о себе и, естественно, осведомлена о моих публикациях. Не говорит ли этот факт о незаконности и краевой власти?

О какой работе Законодательного собрания, губернатора и правительства Забайкальского края можно говорить, если они согласны с такой ситуацией в Ононском районе? Видимо, беззаконие исполнительной и представительной ветвей власти района растворяются в беззаконии властей края, где тоже может присутствовать любой угодный губернатору персонаж.

Можно говорить о каких угодно преступлениях фигурантов уголовных дел, разбазаривании ими дорожных и прочих фондов, создании структуры местничества и круговой поруки, неустанной мести своим противникам, но интеллект фигурантов и общества от этого не повысится и положение не изменится. Можно рисовать какие угодно карикатуры и вопить о каких угодно преступлениях, но инстинкт от этого не превратится в совесть. (См. Вечорка, №1 от 4 января 2017 года).

Речь не об одном фигуранте. О многих. Отсутствие совести для них – это даже не норма, а принципы и основа существования, которые они пытаются внедрить везде, где они находятся. Соприкасаются с ними, устраивают борьбу, подзуживают на борьбу за власть, выживание, то есть наживание, такие же, не имеющие совести, но развившие инстинкты бывшие руководители регионов, которых потеснили другие. Никакое взаимодействие с ними невозможно и, естественно, никаких перемен, кроме целенаправленной мести друг другу, от них ожидать не следует. Стоят ли они хоть какого-нибудь внимания?
Солнце наши фигуранты ещё не сшибли с зенита, небо не обрушили, Землю не раскололи. Но фигуранты всех глубинок России, собравшись все вместе, вполне могут совершить и такие действия. Ведь отсутствие совести – это, прежде всего, отсутствие мысли при наличии чрезвычайно развитых инстинктов. Вдруг им покажется, что слишком светло, что они слишком на виду? Тогда они инстинктивно пожелают темноты.

Эволюции потребовалось много времени, чтобы выработать у человекоподобных разум и совесть, но оказалось, что достаточно одной малой трудности или малейшей возможности воровства, чтобы во многих особях возобладали инстинкты и повадки. Совесть, конечно, стыдливо промолчала. Что же теперь делать?
Не молчать. Тем, кто сохранил совесть и ещё помнит о своём эволюционном пике, объединяться, вырабатывать стратегию, тактику, находить способы воздействия на общество и законодательные (представительные) органы власти. Есть ли такие люди в обществе? Возможно ли это в нашей глубинке глубинки, то есть во всей России, вообще? Даже боюсь отвечать. А Вы?

Виктор Балдоржиев.



Tags: забайкалье, ононский район, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments