Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Что мы знаем о Забайкалье? Невероятная явь Желтуги

«ЖЕЛТУГИНСКАЯ РЕСПУБЛИКА» СКВОЗЬ ПРИЗМУ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Марина Ветрова.
Библиотека им. Б. Машука
г. Благовещенск


«История – это гвоздь, на который я вешаю свои романы»,  - говорил Александр Дюма. Становление, расцвет  и гибель Желтугинской республики стали таким «гвоздем» для многих писателей.
 «Амурской Калифорнии» (так еще называли самопровозглашенную республику) посвящена глава в сборнике «Сибирские рассказы из жизни приискового люда», изданном   Санкт-Петербурге в 1888 году. Автор так описывает обитателей «Калифорнии»: «Во-первых, на прииски нанимается преимущественно народ, или не имеющий никакой оседлости, бесхозяйственный, у которого ни за собой, ни перед собой ничего, или для которого все трын-трава, «где ни жить, везде грешить» - чем дальше, тем лучше. Во-вторых, надо же чем-нибудь заниматься, жить, питаться. От крестьянского хозяйства отучила или тюрьма, или собственная распущенность, желание изведать иной, вольной жизни, дать свободу сдерживаемым страстям… Заброшенная в глубь суровой сибирской тайги, отделенная громадными пространствами от остальных людей, окруженная непроходимыми дебрями, эта жизнь представляет совершенно изолированный, своеобразный мирок, с своими страстями, целями и интересами».
С цифровой копией этого издания можно познакомиться в Амурской областной научной библиотеке им. Н.Н. Муравьева-Амурского.




Одним из первых в советское время к этой теме обратился писатель-дальневосточник Геннадий Николаевич Хлебников. В 1959 году в Хабаровском книжном издательстве вышла его повесть «В долине Желтуги». В своем последнем интервью (Г.Н. Хлебников умер в 2005 году) автор так говорил об этой работе: «… начал писать «В долине Желтуги». А я ее как начал писать? Вот у меня тут завалялись материалы интересные... Страниц, наверное, шесть-семь. Они у меня и сейчас где-то лежат. Там рассказано о Желтугинской республике: сколько там чего стоит, как там и чего там –  коммерческий такой обзор. Некоторые имена названы. Во-о-т. Сказано, что там женщин нету, не разрешалось... Что там двадцать с лишним тысяч человек – три четверти китайцев, русские, американцы, англичане, французы даже. Потому что Желтуга. И сейчас золото там гребут. Да – на китайской стороне, не на нашей. И русские туда пошли... А тогда китайцам было не до границ. Когда припекло – они, значит, разгромили эту республику, китайцев почти всех перебили, русских и других иностранцев выгнали, ни одного не оставили... Восемьдесят третий, восемьдесят четвертый, восемьдесят пятый год – в позапрошлом, девятнадцатом веке... У них, в республике этой даже президент был Карл Иоганн Фарше – немец, студент Петербургского университета. Когда его стали по политическим убеждениям прижимать в университете, он начал бежать, бежать по России и добежал до китайской территории».

Повесть Хлебникова рассказывает о жизни в Желтуге в традициях соцреализма: о большой дружбе русских и китайцев, о духе равенства, царившем среди старателей – будь то русский политкаторжанин, разорившийся крестьянин или сбежавший от непосильного гнета китайский труженик.

Перу Валентина Саввича Пикуля принадлежит  историческая миниатюра «Желтухинская республика». Чаще всего такие миниатюры рождались за одну ночь, но их написанию могли предшествовать годы кропотливой работы по сбору информации о человеке, который становился её главным героем.  «Итак, "Желтухинская республика", не выдумка ли это? Помню, я был еще начинающим писателем и однажды ленинградский поэт Семен Бытовой решил "прощупать" мои знания: «Валя, а Желтухинскую республику знаешь?»  Я объяснил, что вычитал о ней в комментариях Василия Ивановича Семевского к его истории нашей золотопромышленности …По слухам, все материалы о Желтухе были в архиве Рашели Мироновны Хин в Харбине! С тех пор прошло много лет, а тайна Желтухинской республики остается за семью печатями. С великой робостью приступаю к этой теме, зная еще очень мало, и пусть меня дополнят те, кто знает больше меня...»
Герой Пикуля – Павел Прокунин – человек образованный (химик, окончил Московский университет, сын княжны Голицыной), огромной физической силы: «однажды на самой окраине (Благовещенска) подобрали человека-гиганта. Рубаха на нем заскорузла от крови, ноги торчали из рваных опорок, а сам он весь был заросший волосами, словно дикарь.
- Кто ты? - спросили его ради порядка.
- Я - президент...
- Хто, хто, хто? Или ты спятил?
- Не смейтесь, - прохрипел бродяга. - Я действительно президент, первый президент Желтухинской республики.
Чтобы он поскорее очухался, влили в "президента" целый шкалик. Волоком потащили в городскую больницу. Выживет ли?  «Выживет, - рассуждали дорогой до больницы. - Гляди, какой вымахал! Нонеча таковых людей на Руси не бывает. Эдакие-то великаны ишо при Ваньке Грозном по Москве с кистенями бегали...».  На Дальний Восток Прокунин пришел, спасаясь от долгов, а от загулявшего старателя узнал о желтугинских богатствах. Когда Павел Прокунин добрался до Желтухи, она еще была не республикой, а тайным лагерем бродяг и бездомных.
«Павел Прокунин, столь удачно сочетавший в себе буйную кровь Ильи Муромца с голубою кровью русской аристократии, очень скоро уяснил для себя самое главное и для всех нужное.  - Слушайте! - заявил он однажды. - Если Желтуха возникла между Россией и Китаем, неподвластная ни династии Романовых, ни пекинским Цинам, то она, слушайте! - является независимым государством, в котором должен царить дух той самой паршивой демократии, что возведет нашу Желтуху в ранг самостоятельной республики... Так, сволочи, или не так?  Посмотрев на его кулачищи, многие сразу согласились».
«…Прокунин скончался в Благовещенске летом 1896 года на сорок седьмом году жизни. Кое-где мелькнули краткие и маловыразительные некрологи, в которых журналисты старались выделить именно то, что покойный был президентом Желтухинской республики. Вряд ли кто из читателей понял их намеки:
– Желтухинская республика – это где такая?»

К этой теме в 1990-е годы обратился забайкальский писатель Алексей Петрович Русанов. Он создал повесть, положив в её основу факты, которые сообщали дальневосточные газеты той поры: «Русские крестьяне, казаки, беглые каторжники, купцы, вездесущие китайцы, искатели удачи из далёких стран - все стекались на шорох золотоносного песка, в долину таёжной речки. Их объединяла жажда обогащения, но способы осуществления мечты были разные. Большинство с утра до ночи рылось в ямах - шурфах, на простейших приспособлениях промывало сотни и сотни пудов песка, бережно собирая тускло-жёлтые крупинки и безмерно радуясь редким самородкам. Вторые сделали своим «эльдорадо» торговые прилавки... Третьи, варнаки-бродяги, работники ножа и топора, душегубствовали, сильно отравляя жизнь и старателям, и купцам».
Повесть Алексея Русанова «Старательская вольница» («Золото Желтуги») вышла в Читинском книжном издательстве в 1995 году и, как многие региональные издания, известна, в основном, в Забайкалье.  По этой книге там был создан словарь местных говоров, который широко используют педагоги.

У Русанова мы снова встречаем Карла Фассе: «Старатели образовали Желтугинскую республику. Утвердили флаг - чёрное с жёлтым полотнище. Чёрный цвет — символ земли, жёлтый — символ золота. Президентом избрали Карла Фассе, ему подчинили 10 старост пяти участков. Все важные решения по судьбе поселка решались на общем собрании. По сути, это была демократическая республика со своими установленными законами, со своим здравоохранением, системой охраны, коммерции. Вот только налоги республика не платила ни русскому царю, ни китайскому правителю. Зимой 1886 г. китайское правительство отправило в Желтугу многочисленные войска с приказом снести ее. Большинство русских ушли в тайгу, а все захваченные китайцы были казнены на том самом Орлином поле».
Не обошли вниманием Желтугинскую республику и амурские авторы: ей посвящена драма Нины Дьяковой «Хромой ангел». Авторская ремарка предупреждает: «Действие происходит попеременно, то  в конце девятнадцатого века на территории, прилегающей к Амуру  справа и слева по  течению, то в наши дни – на прииске в одном из северных районов Амурской области.  Все действующие лица являются вымышленными. Исторически оправданный факт существования  Амурской Калифорнии (Желтуги) и события, происходящие в пьесе, представлены через призму  авторского свободного отражения и художественного   вымысла,  который, впрочем, не искажает реальности.  Автор лишь предлагает  извлечь уроки. Каждому - свои…»  И, хотя, автор предупреждает, что все герои вымышленные, среди них уже известный нам Карл Фасс -  староста Желтугинской артели.

Упоминает «Амурскую Калифорнию» Александр Маликов в своем романе «Сам себе волк». «Вечером о Желтуге  я рассказываю на особом душевном подъеме. Привет, дуралеи, я ведь все это придумываю на ходу, иногда в экспромте отклоняясь от генеральной линии. А кто может меня в том упрекнуть? Автор? Я сам и есть автор. «Вспоминаю» как Бог на душу положит.
…Вон, расторговавшиеся полулегальные спиртоносы приобрели несколько приисков, на которых ведут работы по добыче золота, завели хозяйство, торгуют. Казармишку, амбаришку, домишко, если готовых, брошенных построек нет, выстроит, завезет побольше водки в сорокаведерных бочонках, благо нынче насчет этого добра стало свободнее, рому, настоек, наливок разных, размадеристых енисейских мадер, товару красного, табаку, чаю, сахару, да и «моет» себе золото. В большинстве не свое, конечно, а чужое, соседское». И дальше: «Надо бы спиртоносов прижать. Но как? Республика чертова, сам провозгласил, орал громче других, сам вроде ратовал за улучшение быта и за порядок».
Почти одновременно к истории Желтуги обратились два современных коммерческих автора: Григорий Шалвович Чхартишвили, который под псевдонимом Анна Борисова в 2011 году выпустил книгу «Времена года» и нижегородский автор Николай Свечин: его повесть «Между Амуром и Невой» вышла в издательстве «Эксмо» в 2012 году.
У Свечина мы встречаемся с «министром внутренних дел»  Павлом Ивановичем Прокудиным и президентом Имре Фашши. Здесь автор замечает, что «в российских источниках этого человека чаще называют Карлом Фоссе, и не венгром, а словаком» и впервые мы встречаем описание этого человека: «Бывший будапештский адвокат с явной авантюрной жилкой, Фашши оказался красивым человеком лет 35, живым, остроумным, с внимательными голубыми глазами и небольшой ухоженной бородкой. Говорил он по-русски с сильным акцентом, но грамотно и весьма бойко, как и полагается присяжному поверенному: «Я начал присматриваться к людям вокруг  в надежде найти союзников. И довольно быстро они нашлись. Первым появился Павел Прокудин, наш теперешний министр внутренних дел. В нем сильна тяга к порядку и самоорганизованности. Павел образованный человек, закончил химический факультет Московского университета; его мать – урожденная княжна Голицына». Здесь появляется и третий «член правительства» - китаец Ван, военный министр.
В романе «Времена года» Анны Борисовой рассказ о Желтугинской республике идет от лица очевидца. Впрочем, очевидцем его можно назвать условно: Иван Иванович (Ван Ин) был ослеплен. В 30-е годы XX века он вместе с героиней романа  возвращается в долину Желтуги, чтобы забрать спрятанное золото, попутно рассказывая эту удивительную историю: «Я знал, что на берегах речки Мохэ, в лесах к югу от Амура, близ русской границы, нашли золото, много золота, а началось все с того, что один орочон по имени Ванька копал могилу для своей матери и нашел в земле несколько желтых камешков и показал их одному русскому человеку из приамурской станицы…  Когда я пришел на Желтугу, а было это по западному счету осенью 1885 года, там жило десять, а то и 15 тысяч человек, и называли они себя «Республика Амурская Калифорния».
Появляются  на страницах романа и президент Карл Фоссе, казино «Монте Карло» с оркестром, и цирк со слоном.
И, завершая свой краткий обзор, хочется заметить, что  невероятная явь Желтуги еще долго будет превосходить самые смелые выдумки писателей…




Использованная литература:

Борисова, А VREMENA GODA: РОМАН /Анна Борисова. – Москва: АСТ, 2011. – 480 с.
Дьякова, Н.Н. Хромой ангел: драма в 2-х действиях /Нина Дьякова // http://krispen.ru/d.php
Маликов А. Сам себе волк: роман в 2-х ч. /Александр Маликов. – Благовещенск-на-Амуре: Амурская ярмарка, 2016. – 576 с.
Пикуль В. Барбаросса. Миниатюры: Валентин Пикуль. – Москва, 1999
Русанов А.П. Золото Желтуги: повесть /А. Русанов. -  Чита: Книжное изд-во, 1996
Свечин Н. Между Амуром и Невой: повесть /Николай Свечин. – Москва: Эксмо, 2012. – 448 с.
Хлебников Г.Н. В долине Желтуги: повесть /Геннадий Хлебников. – Хабаровск: Книжное изд-во, 1959. – 200 с.
«….золото манит нас...» Желтуга: как и 130 лет назад // Chita.BezFormata.ru
Шипулина Н. «Мой первый рассказ – о каменщике...» // http://komsomolsk.su




P. S. После чтения этого материала нас интересует творчество Алексея Петровича Русанова. Писатель и полиграфист, неутомимый журналист и исследователь, Алексей Петрович Русанов, как мне думается, до сего дня работает над своими рукописями, несмотря на свой преклонный возраст. Полиграфия Забайкалья второй половины ХХ работала, зачастую, благодаря деятельности Алексея Петровича.
Будем звонить ему! "Где Ваша Желтуга, Алексей Петрович? Мы помним издание этой книги. Но время идёт, пора обновлять..."
Виктор Азаровский.


Tags: амур, желтуга, забайкалье, русанов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments