Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

О том, как исчезает общество и множится биомасса

Ознакомился с очередной аналитической статьёй... Статья, как статья. Таких сегодня довольно много. На все вкусы и на каждый роток... Естественно, у статьи есть автор. Автор, как автор. Таких сегодня тоже очень много. И тоже на все вкусы и со своим платками, которые пытаются накинуть на все рты. Сегодня вообще очень и очень много хороших, иногда потрясающих воображение, авторов и статей. Разобраться какой из них лучше остальных – дело безнадежное. Правы все. Попробуйте сказать автору, что он неправ. Кто и чем болен, тот о том и говорит.
Вот прекрасный автор NN в своей работе, напоминающей многие другие, не менее впечатляющие, работы, «Наследие и планы разрушителей», замечает: «Человек с комплексом неполноценности либо доходит до полного самоотрицания, либо, наоборот, начинает истерически утверждать свою непогрешимость, своё абсолютное превосходство надо всем и всеми… Это известные две стороны уязвлённого человека». Не согласиться с тем, что доказано историей, невозможно. Тем более, именно это мы сегодня и наблюдаем на примере собственной страны.
Справедливость такого вывода автор доказал собственным примером: в статье как раз и проявились эти две стороны.(Убедитесь). Похвально, что почти в одинаковой пропорции. Но ведь других сторон пока нет...
Стороны эти проявляются почти во всех статьях на постсоветском пространстве. Впечатление такое, что каждая статья – открытие. Москва, анализирующая и прогнозирующая, рассуждающая и пишущая, пытается устремиться за МКАД – на просторы России. И что же из этого получается? Ни–че–го. Только множатся бессмыслица и бестолковщина на радость каким–то врагам. И Москва откатывается обратно за МКАД: она чужда просторам Russia, на которых уже не воспринимают её.



Общественной мысли, развивающейся из миллионов словообразований десятков тысяч авторов, с громокипящими и победными рейтингами, нет.
Вывод: нет общества. У закваски нет среды. Есть шум и пена. Сознание населения ничего не фиксирует и не задерживает: дёрнул ручку унитаза и всё стекло. Без следа. «Быдло» и «биомасса» уже ничего не воспринимает. Авторы читают самих себя. Почему? Видимо, все вместе, включая и своих хозяев, они принадлежат к одному исторически сложившемуся сообществу рассуждающих и пишущих.

Рожденные из недр советских и постсоветских СМИ, прожившие жизнь в городах и столицах России, не мыкавшие судьбу вместе со всеми в колхозах и на заводах, на стройках и в лагерях, не жившие впроголодь и на крохотную пенсию,  питавшиеся одной и той же «пищей» с рук хозяев (любых), не имеющие мужества выйти из системы хотя бы для развития собственных способностей, они стали одним видом любителей порассуждать и продаться, породив великое множество своих разновидностей. Других нет.

Это они, названные «инженерами человеческих душ», из всех экранов, радио и всего, что можно включить в розетку, со всех газетных и журнальных страниц, с кафедр разных учреждений и других социальных «амвонов», в тиши кабинетов, за государственные и частные финансовые пайки «работали» с обществом так, что в конце концов оно стало онемевшим «овощем» с физиологическими потребностями.
Такое состояние России выгодно тем, кто управляет её развитием через нужных им «управленцев». Но развал России никому не выгоден: в этом случае надо либо драться насмерть с толпами вооруженных и голодных людей, либо кормить их. Это намного хуже, чем всё время умирающая сырьевая база под названием Russia, где совершенно нет Мужчин, но так много людей любящих порассуждать о смысле жизни, плясать под любую дудку и готовых получать за это «бабки» от кого угодно...

«Быдло» и «биомасса» – продукт их творчества. Уязвленное самолюбие – более присуще их виду, чем всем остальным, которым чужды подобные глупости.  Но другого «голоса» масс нет. Насколько внятно и понятно сегодня это звучание? Как оно звучит внутри системы, и кто его слышит в этой «бочке» оглохших и онемевших?
Попробуйте понять автора (одного из лучших на мой взгляд), который утверждает, что «Надо вырываться за пределы этих московских «колец», и сразу за ними начинается настоящая жизнь, открывается месторождение человеческих характеров. Нужно не бояться к ним прикасаться, искоренять в себе столичную брезгливость, высокомерность, напыщенность. Помнить о том, что «Человек – это звучит гордо».
Сегодня статьи таких авторов читает довольно много людей. Авторы пытаются ответить на запрос общества: что случилось с гражданами страны, оперируя теми словообразованиями и понятиями, которыми владеют они и справедливо полагают, что воспринимаемы всеми читателями. На самом деле они только умножают себе подобных – любителей порассуждать. Не более.



Но, люди сохранившие своё мировоззрение, молча преодолевающие социальные (как и погодные) бури, молча вопрошают и говорят про себя: «Сам себя не унизишь, кто тебя унизит? За всё на Земле отвечает Мужчина. Мужчина, а не мужик... Ибо Мужчина не продаётся. Никогда.  Другого существа, способного взять ответственность за все события на Земле пока нет...» Люди других мировоззрений слово «Гордость» могут отождествить с глупостью, и заменить его на – высокое Смирение и человеческое Достоинство. Некоторые из них вспомнят наказы своих предков: «Чтобы победить врага надо сделать его гордым, он сразу станет глупым», «Брезгливость, напыщенность и высокомерие присущи только гордым». Проверьте...
Но кто же позволяет распродавать Россию и на что надеются те, кто сочиняют все эти удивительные статьи и прогнозируют будущее?

Принадлежность к нескольким мирам, наверное, даёт возможность видеть намного шире, чем остальные, но не наделяет правом осуждать тех, кто ограничен одним миром и одним видом. Почему же тогда я изучаю их? Для обновления и укрепления себя. Я ведь тоже, пусть и частично, принадлежу к миру этих авторов, а потому несу ответственность за них и за общество. (Но это уже качества другого моего мира, где с рождения наделены способностью стыдиться за других, а потому – следить за своими мыслями. Ведь мысли станут словами, а слова – поступками, поступки непременно обернутся привычками. Привычка – уже характер. Общество слагается из характеров, а биомасса – из безволия).

Тот, кто желает развиваться непрерывно должен знать, что рано или поздно молох системы, в которой он рождён и живёт, поглотит и переварит его. Чтобы этого не случилось, он должен сам поглотить систему в горнило своего мыслительного процесса, изучить, переварить её там, сравнить с другими системами и, на основе изученного и собственного опыта, выковать свою защиту и своё оружие.
Это единственный способ сохранить себя в молохе разных систем: не бороться с молохом, а расчленять и изучать его.


По этой причине мы должны знать процессы зарождения общественной мысли. Пусть даже пока эта мысль принадлежит одному миру. Как она расширится и улучшится, если мы не будем её изучать и внедрять своё? Как появится Мужчина, который защитит Родину – Мать, Женщину, Жену и, естественно, своё потомство? Самое сильное оружие – Мысль. Это и есть настоящее оружие настоящего Мужчины. Каждый Мужчина должен выковать Оружие и владеть им. Материал есть. Гуманизм – в любви к ближнему, а не в философских ужимках людей, рассуждающих о справедливости, прислуживая одновременно любым хозяевам, не имея в себе ни этой справедливости, ни мужества для защиты своей Родины.
Общество создают неподкупные Мужчины, а не любители порассуждать и продаться.

Виктор Балдоржиев.



P. S: Кстати или некстати, сказав о разных мировоззрениях (мирах), я вспомнил о великолепном произведении Алдана–Семёнова «Святая Елена, маленький остров», вспомнил именно тот момент, когда Наполеон встретил старого садовника, малайца Тоби. Это встреча двух миров.
Вот отрывок (прочитайте ради дополнения собственных ощущений):

* * *

Однажды, на прогулке, Наполеон, Лас–Каз и Бетси встретили приятеля девочки, старого садовника, малайца Тоби. Бетси представила его императору.
Лас–Каз, улыбнувшись его величеству, на изысканном английском языке сказал малайцу:
— Вряд ли, милый Тоби, вы могли когда–либо думать, что будете разговаривать с великим человеком, слава которого облетела вселенную?
Но, к большому смущению Лас–Каза, его изысканная речь пропала даром: старый малаец никогда в жизни не слыхал имени Наполеона.
Бетси тоже была сконфужена.
— Тоби, — сказал укоризненно Лас–Каз, — как вы могли не слыхать о человеке, который завоевал весь мир… завоевал силой оружия и покорил своим гением, заведя порядок, возвеличив власть и дав торжество религии.
На этот раз Тоби понял, о ком идет речь, и радостно закивал старой головой. Без сомнения, добрые джентльмены имеют в виду великого, грозного раджу Сири–Три–Бувана, джангди царства Менанкабау, который покорил радшанов, лампонов, баттаков, даяков, сунданезов, манкасаров, бугисов и альфуров, умиротворил малайские земли и ввел культ крокодила. Но этот знаменитый человек давно умер.
Лас–Каз грациозно засмеялся, так, как смеялись придворные 18–го века в версальской зале Oeil de Boeuf, и сказал, что у его величества был, оказывается, в свое время опасный конкурент. Однако Наполеон довольно хмуро выслушал его шутку, велел дать — потом — малайцу двадцать золотых и круто повернул назад.
В самом конце прогулки, подходя к дому, император внезапно перебил Лас–Каза, рассказывавшего анекдот из жизни старого двора, и коротко спросил:
— А много их, вы не знаете?
— Кого, ваше величество? — не понял Лас–Каз.
— Да этих, малайцев, — сердито пояснил Наполеон.
Лас–Каз сообщил, что, насколько он помнит, малайское племя исчисляется миллионами.
Император что–то проворчал и хмуро вошел в свой павильон.


Tags: любители порассуждать, мужчины, сми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments