Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Разгадать лохотрон-3. Алексей Кунгуров. Последний шанс. Сможет ли Россия обойтись без революции?

Продолжение. Начало - 29 марта 2017 года, 30 марта 2017 года,


За этот успех Корнилов был назначен командующим Юго‑Западным фронтом, где провел решительные меры по восстановлению дисциплины в войсках. После назначения 18 июля на пост Верховного Главнокомандующего выдвинул программу укрепления порядка и дисциплины на фронте и в тылу, предусматривавшую ограничение власти солдатских комитетов и комиссаров, введение смертной казни в тылу за срыв работы по снабжению фронта, милитаризацию железных дорог, энергетики, военной промышленности и т. д., что можно считать основой программы вызревающего в армейской среде заговора. Через посредничество Львова и Савинкова Корнилов вел переговоры с Керенским об установлении в разваливающейся на глазах стране твердой власти, способной обеспечить победу в войне.
Ситуация кажется абсурдной: военные, видя, как правительство разваливает страну, желают установить диктатуру и ведут об этом переговоры… с главой правительства при посредничестве двух других министров – аристократа‑помещика и террориста. Ну не было у русских офицеров ни малейшего опыта военных переворотов, даже локальных мятежей они не устраивали, кажется, со времен стрелецкого бунта. Поэтому Корнилов и пытался «договориться по‑хорошему» с теми, кого он, по идее, должен был свергнуть и пустить в расход у ближайшей стенки.


Александр Федорович не стал разубеждать генерала, а притворился сторонником военной диктатуры. 27 августа он неожиданно направил генералу телеграмму с требованием сдать должность главковерха и прибыть в Петроград. Тот не подчинился, вследствие чего был объявлен мятежником. 28 августа Корнилов передал по радио меморандум о своих целях – доведение войны до победы и созыв Учредительного собрания, после чего двинул конный корпус генерала Крымова (номинально тот был назначен командующим Особой Петроградской армией) на столицу. Наиболее любопытным пунктом программы путчистов мне кажется проект по созданию государственного земельного фонда из выкупленных у монастырей и частных владельцев угодий для наделения землей солдат, «беспорочно и доблестно прошедших военную службу». Вот главная причина провала путча: он не был четко спланирован, а являлся импровизацией, успешно осуществить которую не позволили действия главы Временного правительства, который вроде бы участвовал в заговоре (против себя?), но фактически исполнял роль провокатора. Начинать мятеж после предательства одного из главных действующих лиц – вернейший путь к поражению. Впрочем, других вариантов у Корнилова уже не было. Генерал был политически совершенно беспомощен, находясь под влиянием либералов‑авантюристов вроде Завойко (личный ординарец Корнилова, человек с темным прошлым), Аладьина (лидер трудовиков, являвшийся, вероятно, агентом английской разведки), Филоненко и прочих, подстрекавших его к активным действиям, надеясь извлечь из этого выгоду для себя. Савинков и Филоненко оказались предателями, последний даже участвовал в аресте Корнилова.
Плохую шутку сыграла с Лавром Георгиевичем и его широкая популярность в народе. Когда он прибыл в августе в Москву для участия в государственном совещании, восторженная толпа вынесла его с вокзала на руках. Газеты всячески прославляли его, превознося как спасителя отечества. Это создало у Корнилова иллюзию, что народ готов признать его в качестве диктатора. Но мало того, что «путчисты» представляли не более чем карикатуру на самих себя, так и народ, оказывается, совершенно не сочувствовал мятежникам. Причем солдатской массе однозначно ближе было мнение народа, нежели цели генералов, решивших заняться политикой.
Мятеж был достаточно легко подавлен, Крымов застрелился, Корнилов оказался в тюрьме. Наибольшую выгоду из этой заварухи извлекли, пожалуй, большевики, чье влияние в эти дни резко возросло, как и привлекательность лозунгов о передаче власти Советам во избежание подобных армейскому путчу эксцессов. Что касается Керенского, то корниловский мятеж стал началом его конца. «Демократическая общественность» обвиняла министра‑председателя именно в сочувствии планам мятежа, представляя дело так, будто глава правительства решил использовать военных для укрепления личной власти, а для патриотически настроенных военных он стал предателем. Поэтому и не стала армия защищать в октябре Временное правительство.
Спрашивается, зачем Александр Федорович начал заигрывать с военными, всячески одобряя их намерения к решительным действиям? Керенский стал заложником ситуации, при которой самой влиятельной политической силой в столице стали солдаты петроградского гарнизона. Двести тысяч вооруженных и обнаглевших от вседозволенности молодцов в солдатских шинелях категорически не желали отправляться на фронт, и любые попытки правительства вернуть их к дисциплине и порядку могли кончиться для «временных» министров самым печальным образом. Солдатская масса, подпавшая под влияние большевистской агитации, стала настоящей бомбой, грозившей взорваться в любой момент. Поэтому в правительстве вызрел план «разгрузить» Петроград от разложившейся солдатской массы, отправив полки на фронт воевать за победу революции, но сделать это руками самих военных.
Генералы же замыслили под предлогом «разгрузки» столичного гарнизона взять власть. Но был ли Корнилов лидером мятежников? Нет, скорее всего, настоящим организатором путча был генерал Алексеев, а простоватый Корнилов являлся удобной ширмой и отвлекающим фактором. Юрий Кондаков в своей публикации «На пути к диктатуре: Л.Г. Корнилов, А.М.Крымов, М.В.Алексеев», анализируя ход событий, приходит к выводу о том, что главой заговорщиков был генерал Алексеев. Ведь 28 августа кадеты Временного правительства предложили Алексееву пост главы правительства и, получив согласие последнего, попытались голосованием сместить Керенского со своего поста. В самом Петрограде военные также готовились к выступлению. Если бы Керенского удалось сместить и правительство возглавил Алексеев, то не мог же Корнилов его свергнуть? Тому осталось бы лишь признать старшинство Михаила Васильевича.
Вероятно, Керенский раскрыл планы заговорщиков (учитывая, что все всех предавали, это неудивительно), и потому «разгрузка» Петроградского гарнизона стала для него неактуальной. Глава Временного правительства вынужден был искать опоры в… большевиках, которые совсем недавно, после июльского кризиса, подверглись травле как германские агенты. Можно констатировать, что обе стороны – Временное правительство и военные – проиграли, пытаясь использовать друг друга в ходе замысловатой авантюры, и лишь большевики не только вернулись в публичную политику, но и резко упрочили свои позиции. Если после июльских событий подчинявшиеся Советам формирования Красной гвардии были распущены, то в ходе корниловского выступления они вновь воссозданы с благословления верховной власти и в дальнейшем использовались большевиками для свержения Временного правительства…
В 1825 г. офицеры‑заговорщики были абсолютно уверены, что подбить солдат на бунт, на нарушение присяги невозможно в принципе, а потому планировали совершить в удобный момент привычный дворцовый переворот, не впутывая в это дело солдат. И вдруг сложилась невероятно удачная комбинация: царь Александр умер, не оставив наследника, ему должен был наследовать его брат великий князь Константин, однако он, наместник Польши, давно отказался от своих прав на престол ради морганатического брака с католичкой. Но, пока это стало известно, некоторые полки уже поспешно привели к присяге новому царю Константину. А потом поступил приказ – переприсягать Николаю. Этим и воспользовались декабристы, выведя на Сенатскую площадь солдат спасать законного царя Константина от узурпатора Николашки. Солдатам приказали кричать «Да здравствует Конституция!», сказав, что Конституция – имя новой царицы. Откуда солдаты могли знать, что женой великого князя Константина была полячка Иоанна Лович? Таким образом, декабристы заставили солдат пойти на бунт, убедив их в том, что они выполняют святую присягу, данную царю‑батюшке перед лицом господа бога.



Мотивы декабристов мы здесь опускаем, нам важно рассмотреть техническую, а не идейную или меркантильную сторону их предприятия. Они отлично понимали, что увлечь народ лекциями о довольно сомнительных преимуществах республиканского строя нельзя и ставку следует делать только на верность народа царю. Под шумок «узурпатора» Николая и его малолетнего сына Александра планировали убить. Константин отрекся от престола, и задний ход делу было дать невозможно. Народ оказывался перед фактом полного пресечения династии. На этом основании заговорщики предполагали учредить республику и далее действовать по обстоятельствам. Хорош ли был этот план? Да, он был вполне разумен. То, что замысел не был осуществлен из‑за предательства и бестолковости мятежников, не умаляет его достоинств. Однако план – это теория, а практика – это то, что произошло в реальности. В реальности же полки «восставших» тупо стояли на Сенатской площади, пока их не расстреляли. Военный переворот – это «экшен», решительные действие, но именно действий мятежники и не предприняли. В общем, восстание декабристов следует считать попыткой военного переворота лишь по формальному признаку, поскольку в нем участвовали мужики с лампасами, эполетами и саблями на боку.
Имеются ли в РФ потенциальные путчисты? Военный переворот гипотетически могут учинить генералы, но наши генералы – конченая мразь. Алчность, тупость и трусость присутствует в избытке, но с такими морально‑профессиональными качествами военный переворот совершить абсолютно невозможно. Правящий режим прекрасно это понимает и потому культивирует в генералитете именно алчность, позволяя воровать в фантастических масштабах, тупость (это без комментариев) и бюрократизм, развращая полнейшей безответственностью.
В офицерской среде (по крайней мере, раньше) культивировалось такое понятие, как честь. Кстати, слово «честный» – это прилагательное от существительного «честь», означающего достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы. Офицер без чести, то есть не имеющий достойных уважения и гордости моральных качеств, был немыслим, ибо к войне он не пригоден. Трусливому, подлому и продажному офицеру просто не будут верить и безоговорочно подчиняться солдаты. Именно поэтому в офицерской среде культ чести принимал гипертрофированное выражение.
Упомянутый выше великий князь Константин, наместник Польши и главнокомандующий польской армией, несмотря на свое высокое происхождение и участие в нескольких военных кампаниях, в русской армии военной карьеры не сделал, дослужившись лишь до унтер‑офицерского чина. И вдруг стал главнокомандующим. Но военачальником он оказался дерьмовым, несмотря на свою любовь к казарме и страсть к парадам. В войсках его очень не любили, и многие офицеры даже стрелялись, после того как он выказывал словесную грубость по отношению к ним.

Сегодня большинству это покажется каким‑то смешным идиотизмом. Мне во время службы в военном училище приходилось видеть, как полковник бьет майора перед строем курсантов (будущих офицеров), а уж обматерить младшего по званию в присутствии подчиненных считается в нынешней, с позволения сказать, армии совершенно обычным явлением. А вот тогда офицеры сводили счеты с жизнью из‑за проявления неуважения к себе. Дело в том, что оскорбить офицера – значит лишить его чести. Унизить офицера в присутствии подчиненных – это вообще последнее дело. Офицера без чести не бывает, ибо только моральное преимущество дает ему право распоряжаться жизнью солдата в бою, а вовсе не то обстоятельство, что у него папенька – породистый богач. Позор можно смыть только поединком с обидчиком. Но вызвать на дуэль члена императорской фамилии было нельзя, следовательно, вернуть себе уважение униженный им офицер мог, лишь застрелившись. Честь настоящие офицеры ставили выше жизни, выше богатства и уж точно выше классовых интересов. Я довольно скептически отношусь к боевым возможностям польской армии после времен Стефана Батория. Тем не менее моральные качества польского офицерского корпуса были таковы, что он оказался способен на мятеж в 1830 г. Можно говорить, что офицерская честь почиталась в некоторых обстоятельствах выше верности присяге, то есть давала моральное основание поставить себя над законом.
Но если у офицера нет чести, а нынешний офицерский корпус лишен даже рудиментарных представлений о ней, то какие у него могут быть мотивы для участия в перевороте – возможность сделать карьеру, желание хапнуть бабок, стремление получить власть? Допустим, но кто пойдет в бой за командиром ради того, чтобы он поимел какие‑то выгоды для себя лично? Бесчестные генералы не способны на военный переворот в принципе, ибо деньги, чины, медальки, дачи и прочие цацки они могут получить, элегантно подлизав у начальства.
Военный заговор может вызреть и в среде молодого офицерства, тем паче что у тех имеется неплохой стимул – в случае успеха предприятия им обеспечена быстрая карьера. Правда, в случае неуспеха… Солдат‑бунтовщиков жестоко секли розгами и раскидывали по дальним гарнизонам, зато офицеров‑заговорщиков во все времена, несмотря на классовую солидарность, вешали. Но в любом случае офицеры лишь тогда могут решиться на путч, когда в них сильно чувство кастовой спаянности и морального превосходства.
Наконец, в истории известен даже военный переворот, осуществленный младшими командирами, который так и вошел в историю под названием заговора сержантов. В результате его власть на Кубе в 1934 г. захватил диктатор Фульхенсио Батиста – так сержант стал главнокомандующим. Но надо учитывать разницу между кубинским сержантом, гордящимся принадлежностью к военной касте, и нашим срочником с тремя «соплями» на погонах.
Истинный офицер всегда свысока относится к богатству, но торговать на рынке вещами из дома, чтобы прокормить семью, он не пойдет. И сторожем в казино по ночам подрабатывать не будет. И солдат своих сдавать в аренду на стройку не станет. Это м…к, а не офицер, и, исходя из реалий жизни, описывать которые, думаю, нет нужды, можно сделать однозначный вывод – офицерский корпус РФ состоит в массе своей из м…чья. Каюсь, слова «м….к» нет в словаре Ожегова и Шведовой, но, думаю, смысл его будет читателю понятен. Можно было б использовать для оценки облика господ офицеров слова «подонки» или «негодяи», но они даже близко не передают всей глубины морального разложения армейской «элиты». М…ки же, как нетрудно догадаться, на военный переворот не способны.
Кто‑то может мне возразить, что не все должностные лица, числящиеся по военному ведомству, ссучились, что есть среди них так называемые настоящие офицеры. Некоторые противопоставляют основной армейской массе военную элиту – ВДВ, морскую пехоту, спецназ, офицеров РВСН и ВВС. Аргумент смехотворный. Генералы Грачев и Лебедь вышли как раз из этой «элиты», и именно благодаря им нынешний режим смог утвердиться в Кремле. Ельцинский министр обороны Игорь Родионов тоже выходец из «элиты», да еще и «интеллектуал» (возглавлял в 1992–1996 гг. Академию Генерального штаба). Может быть, стоит напомнить, какую должность занимал боевой генерал Громов? Его бывшие братья по оружию – генералы Аушев, Дудаев и Руцкой – тоже с легкостью забыли о присяге, как только впереди замаячила возможность пролезть к кормушке. Зато двое последних яростно бились, не жалея чужих жизней, как только их попытались от власти отлучить. Армейская элита, мать их!
Что бывает, когда военные устраивают переворот, неправильно оценив ситуацию, свои силы и влияние? Получается фарс. В Мадриде 23 февраля 1981 г. несколько десятков фалангистов во главе с подполковником Антонио Техеро захватили испанский парламент, объявив депутатов заложниками. Но когда Техеро попытался объявить о введении в стране военного положения, депутаты его освистали. Ни одна воинская часть не поддержала переворот. Через 18 часов, не выдержав потока оскорблений депутатов, фалангисты сдались. Но у Антонио Техеро все же были какие‑то представления о чести, были идеалы. А какие идеалы у представителей нынешнего офицерского корпуса РФ? Дальше денег, барахла, карьеры и бухла сфера их интересов чаще всего не распространяется.
Классический пример военного переворота дает нам Чили образца 1973 г. Все четыре непременных условия, необходимых для этого, были соблюдены. Президент – социалист Сальвадор Альенде – не пользовался широкой поддержкой в стране, да и вообще, главой страны он стал по недоразумению, получив на выборах 1970 г. всего 36 % голосов избирателей. Несмотря на популистские шаги, как то: национализация американских компаний и медных рудников, социалисты не сумели получить большинства на парламентских выборах тремя годами позже. Таким образом, путь на социализацию Чили и тотальное огосударствление промышленности не пользовался поддержкой в стране, а резкое ухудшение отношений с США усугубило экономический кризис, спровоцировало инфляцию, что еще более подорвало доверие населения к власти.



Армия в Чили традиционно воспринималась как носительница католической идеи (в стране 90 % населения – верующие католики). Вооруженные силы были спаяны дисциплиной, кастовой солидарностью и не подвергались политическим влияниям извне. Если армия, будучи расколотой политически, не выступает во время переворота единым фронтом, путч быстро превращается в гражданскую войну, как это произошло во время франкистского мятежа в Испании в 1936 г., но в Чили армия была монолитной. Что касается генерала Аугусто Пиночета Угарту, то он пользовался в вооруженных силах непререкаемым авторитетом. Будущего диктатора отличало одно уникальное качество – абсолютная личная честность и бессребреничество, что безусловно поднимало его авторитет в глазах населения, особенно в сравнении с бойким популистом Альенде, который считал, что умение ловко соврать лишь украшает политика.
План переворота был тщательно подготовлен генеральным штабом, который до своего назначения главнокомандующим возглавлял Пиночет. Действовали путчисты более чем энергично. В 8 часов 30 минут в день переворота, 11 сентября 1973 года, главнокомандующий обратился по радио к чилийскому народу. Суть обращения состояла в том, что президент Альенде и его приближенные готовят в стране марксистский переворот и в этих условиях вооруженные силы берут власть в свои руки, дабы спасти родину. Военные приказали СМИ прекратить передачу информации, направленную на поддержку правительства, иначе обещая их уничтожить. Через полтора часа после заявления по радио, в 10 часов, начался обстрел дворца Ла Монеда, где находился президент. В 11 часов Альенде было предложено сдаться, он отказался. В 12 часов президентский дворец был атакован авиацией, а к 15 часам – занят войсками. Для захвата власти военным потребовалось менее восьми часов.
Свое обещание репрессий нелояльным журналистам путчисты выполнили в тот же день. В радиостанции, которые осмеливались передавать последнее обращение к нации президента Альенде, либо врывались военные и расстреливали всех на месте, либо их уничтожали с воздуха боевые самолеты. Это помогло в течение суток взять под контроль чилийские СМИ и заставить обделавшихся от страха журналистов петь хвалу спасителю Чили от красной угрозы. Кстати, слухи о красном перевороте имели под собой некоторую почву. Альенде собирался распустить враждебный ему парламент, противостояние с которым достигло большого накала.
Широкие слои населения продемонстрировали если не поддержку, то молчаливую лояльность военным. Пиночет призвал жителей столицы не выходить из домов, и улицы были совершенно пустынны. Никто не ринулся спасать непопулярного Альенде, несмотря на призывы некоторых проправительственных радиостанций. Дворец Ла Монеда защищали всего 40 охранников президента, которые были полностью уничтожены в результате скоротечного боя.
Пассивность населения – важнейшая предпосылка удачного путча. Стоит только толпам выйти на улицу, как переворот рискует превратиться в фарс. Если солдаты не стреляют в народ, это деморализует армию, если они убивают мирных жителей, то превращаются в палачей и армия теряет всякую поддержку. Это чилийские путчисты прекрасно понимали, поэтому их репрессии хоть и были жестокими, но носили «точечный», если так можно выразиться, характер. Активные противники диктатуры были решительно уничтожены, остальные деморализованы. Репрессиям, о которых красочно повествуют социалисты, за время диктатуры подверглось менее 1 % населения. К тому же не стоит забывать, что среди «невинно репрессированных» были не только политические противники режима, но и масса уголовного элемента, с которым военные совершенно не церемонились. Зато преступность в стране почти исчезла.
Конечно, режим Пиночета был отвратительным, однако он дал обывателю то, что тот жаждал – стабильность. В 1978 г. 75 % чилийцев поддержали на референдуме политику диктатора. Проще всего, конечно, объявить результаты народного волеизъявления сфальсифицированными. Но я бы рекомендовал учесть и такую особенность: ни один диктаторский режим не устраивает референдума, если не уверен в абсолютной поддержке масс. В противном случае военные всегда обходились без этого спектакля. Скажем, референдум о присоединении Австрии к Германии нацисты провели с большой помпой, поскольку результат был очевиден. В случае же с вхождением в состав рейха протектората Богемии (Чехия) они обошлись без этой формальности. В 1980 г. 76 % избирателей высказались за предложенный Пиночетом проект конституции, и даже в 1988 г. он, хоть и проиграл плебисцит, но набрал 43 % голосов – больше, чем Альенде в 1970 г. Никакого экономического чуда, о котором трещали в начале 90‑х годов наши доморощенные либералы, в Чили во время диктатуры не произошло. Была именно стабильность, инфляция находилась под контролем, преступность была подавлена, и этого оказалось достаточно, чтобы Пиночет длительное время пользовался поддержкой масс. Этим его правление отличалось от других диктаторских режимов в Латинской Америке – более жестоких, коррумпированных и непопулярных…

Да, абсолютно исключать возможность попытки военного переворота в РФ нельзя, но оную вероятность я оцениваю как ничтожно малую, чтобы рассматривать ее серьезно. И уж тем более я не вижу оснований надеяться на успешный военный переворот. Для этого просто нет инструмента – дееспособной армии. Как видно из приведенных примеров, успех военного переворота имеет критическую зависимость от субъективного фактора – морально‑психологического состояния армии – главного инструмента данного типа государственного переворота. Проще говоря, необходимо иметь традиции военных переворотов и мятежей. Причем в этом деле нельзя сказать, что отрицательный опыт тоже опыт. Скорее наоборот, с каждым провальным путчем его вероятность в будущем уменьшается.
Кастовость военного сословия – еще одно важное условие – напрочь отсутствует в России. Офицерство не является привилегированной, элитарной частью общества, не воспринимается таковой ни самими военными, ни остальной частью населения. Так уж сложилось. Активной политической роли военные почти никогда не играли (роль Жукова в укреплении власти Хрущева – отдельный эпизод, не более того). Генералов, имеющих авторитет в широких слоях населения, нет, да и взяться им неоткуда. Самый успешный политический PR‑пpoект в стиле «милитари» дал на выходе лишь убогий суррогат в виде губернатора Лебедя, которого сначала попользовал Ельцин в виде противовеса Зюганову на выборах 1996 г., потом в качестве капитулятора перед чеченскими сепаратистами в 1997 г., а потом в Красноярске попользовала в своих интересах одна олигархическая группировка против другой.
Авторитет армии как общественного института? Ха‑ха‑ха, говорить об этом даже в шутку нельзя. Никакой тоски по имперской мощи, твердой руке и дисциплине в глазах электората нет. Я в эти глаза смотрю по роду своей профессиональной деятельности регулярно, но вижу в них чаще всего немой возглас: «Как же все за…ло! Дайте пожить спокойно».
Ну и, наконец, политическая конструкция правящего режима пока достаточно устойчива, явных противоречий внутри правящей верхушки, на которых могли бы сыграть военные, не наблюдается. То есть ни одного из пяти необходимых условий для осуществления военного переворота в РФ нет. Как поведет себя армия в случае революции в РФ? В лучшем случае она останется нейтрально‑пассивной. В худшем – просто рассыплется, как рассыпалась она в 1917–1918 гг.

«Революция снизу»

Про «революцию снизу» или народное восстание, думаю, подробные разъяснения излишни. Пример успешного прихода к власти путем организации массового народного вооруженного движения – Куба 1959 г. Образец более массового, ожесточенного и продолжительного восстания дает нам Никарагуа 70‑х годов. Только слово «массовое» в данном случае надо понимать адекватно – в массовых народных движениях принимает активное участие не более 1 % населения. Сегодня крупнейшее партизанское движение Латинской Америки – Революционные вооруженные силы Колумбии – Армия народа (FARC‑ЕР) имеют в своем составе, по их собственным данным, 18 тысяч бойцов, что составляет примерно 0,04 % населения страны. Если эти данные верны, то это очень много, хотя большинство источников численность Армии народа определяют в 9–12 тысяч, а, согласно справочнику «Терроризм и террористы» Константина Жаринова, численность партизан порядка 5500 человек. Так или иначе, но фарковцы контролируют значительную часть территории страны. В 2000 г. в результате переговоров с правительством партизаны даже получили 5 муниципалитетов в качестве собственной зоны ответственности.

Продолжение следует.

Tags: Россия, переворот, революция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments