Азия, Сибирь

Алексей Лапушкин о кризисе "вертикали" и не только

Текст выходит с опозданием на две недели, так как несколько федеральных изданий отказались его публиковать из-за «остроты» темы.

Если верить «Левада-Центру», рейтинг доверия президенту опустился до рекордно низких 39%. Это ещё один логичный показатель проявившегося на сентябрьских выборах кризиса «вертикали», когда личная поддержка Владимиром Путиным бывшего врио Приморского края Андрея Тарасенко привела того не к победе, как раньше, а к скандальному второму туру. Череда «инициатив» правительства по изъятию денег из экономики (повышение НДС, нефтяной налоговый маневр и другие), косвенно или прямо бьющих по платежеспособности спроса населения, завершилась подписанием пакета законов о «пенсионной реформе», которая стала последней каплей, перевесившей чашу терпения народа и противопоставившей его власти.
Read more...Collapse )
Азия, Сибирь

В домзаке

2018. Августовская проза

- Это у вас – степи неоглядные, а у нас – лес рядом, сплошь листвяк. Дрова из них знатные, одна охапка таких дров большую избу всю ночь греет. А дома из лиственницы веками стоят, хоть в болотине, хоть на суше… Изба у меня была крепкая, восемь на восемь, вся из литого листвяка. Отец заставлял нас готовить лес в декабре, а потом морить в воде несколько лет. Мне ещё и десяти лет не было, как отец с моими старшими братьями готовили лес для моей будущей избы. Наверное, так и прожил бы я всю жизнь в своей избе, да уклон помешал, - вздохнул и как-то свободно, будто освобождаясь от какой-то тягости, рассмеялся девяностолетний Василий Иванович Макаров, у которого я брал интервью.
За окном ликовало лето 1990 года.

- Что за уклон?
- Сейчас хоть в какую сторону качайся, хоть как думай, ничего тебе не будет. А в наше время за такие баловства запросто расстрелять могли!
Read more...Collapse )

Азия, Сибирь

Почему я счастлив?


В этом году мне исполняется 64 года. С юных лет, сознательно отрезая пути к возможным социальным поблажкам, не имея ничего материального, я никогда не испытывал никаких трудностей. Кто выбирает сам, не сетует на других. Это был мой выбор при отсутствии выбора, как утверждало большинство. Свободный человек свободен для наблюдений, хотя обречён быть врагом общества или белой вороной.

К 45 годам никаких секретов в менталитете совка, особенно партийной номенклатуры разных уровней, включая КГБ, для меня не существовало. Очень интересно наблюдать развитие этого менталитета от позднего комсомола до правящей партии современности и её бледных оппозиционных отростков с истеричными и верноподданными вождями.
         
Сегодня этот менталитет развился до мощного союза бывшей номенклатуры ВЛКСМ, КПСС, КГБ и матёрой уголовщины, породив уникальную систему, в которой сконцентрировались все пороки властей когда-либо существовавших на этой территории, история которых, видимо, на этом подходит к завершению. Общество, согласившееся питаться подачками от продажи своих богатств, то есть рентной экономики, обречено. Все существующие политические партии, за исключением Партии Дела (тут промышленники и аграрии за не сырьевую экономику), неспособны к политической конкуренции, ибо там вся совковая партийная номенклатура, то есть носитель многовековой рабской психологии. Никаких иллюзий по поводу существующих партий быть не может.

После монгольской федерации средневековья и первой лжи об историческом приоритете Московии никакое другое общество тут и не могло возникнуть. Появление самого ничтожного варианта менталитета такого общества и его власти современники наблюдают вживую.

Надо полагать, что этот менталитет являет начало конца тысячелетнего рабского сознания. Неужели это произошло при жизни одного-двух поколений, неужели замурованная крепость тысячелетнего рабства сознания даёт трещины, сквозь которые брезжит другая жизнь и другие перспективы?

По большому счёту, я счастлив: ведь мне довелось жить в такое историческое время, может быть, ещё не осознанное большинством.
Азия, Сибирь

Хитрые

2018. Июльские рассказы

- Какая у нас больница была! – Восклицает высокий старик Шароглазов, отодвинув на лоб толстые очки. – Закрыли в прошлом году. Говорят, шикарно слишком для деревни.
Начитанный дед, культурно говорит. Вот и сейчас он читает толстую книгу.
- И у нас на 25 коек до недавнего времени работала, - вздыхает Кузнецов, баюкая культю. – Шестьдесят сантиметров стена, сам мерил!
- Людей не хватает. На одну больничку надо шесть тысяч населения! – Назидательно говорит Боровский. – А у нас на шесть тысяч квадратных километров только девять тысяч человек. Значит, стационары не нужны.
- Это где сказали, что не нужны? – Встревает кто-то из дальнего угла.
- В Госдуме так решили! – Открывает свои знания Боровский. – Приспосабливаться надо. Как только в Усть-Березовой остановилась стройка, я сразу в райцентр перебрался. Понял, тяжелые годы наступают. Обхитрил время. Больницу там года три назад закрыли. У народа не будут спрашивать.
Разговоры не смолкают. В длинном и сумрачном коридоре, где вдоль стен стоят каталки, остро пахнет нашатырём и аммиаком…
Read more...Collapse )
Азия, Сибирь

Пустой звук

2018. Июльские рассказы

Давно это было. Году в 1960-м.
Цыдыпке только исполнилось семь лет. Осенью его собираются отправить в школу, что в русской деревне Икарал, которая тянется на несколько километров вдоль берега Онона. Ему и Батошке Ракшаеву уже и форму купили, они и фуражки с красивыми козырьками и желтой эмблемой мерили. Как солдаты будут!
А пока Цыдыпка живёт с родителями на чабанском летнике, у причудливых скал, которые люди называют Адун Челон, то есть Каменный Табун. Стоянка Дашиевых, так все зовут родителей Цыдыпки, у подножия большой и причудливой скалы, где есть пещера, о которой люди рассказывают страшные сказки: там жили или всё еще живут людоеды. Цыдыпка туда не ходит не потому, что боится, а потому, что скучно одному, играть там не с кем, а с людоедами играть ему не очень-то хочется. Но взрослые и дети с других стоянок, очень боятся туда ходить.
Read more...Collapse )
Азия, Сибирь

Телефон

2018. Июльские рассказы.

В деревне таксуют три водителя. Два из них – молодые ребята на старых советских легковушках доставляют в райцентр и обратно. Третий на микрике – пожилой, Кеша Пушкарёв. Он ездит в город. Номера их телефонов знает вся деревня. Пассажиров водители начинают собирать спозаранку.
Маршрут в город Кеша Пушкарёв проложил лет двадцать назад, поменял третий минивэн. Ему за шестьдесят перевалило, а он всё баранку крутит. Детей и внуков навалом, правнучка уже есть. Кажется, все взрослые Пушкарёвы не сидят без дела, но стабильный заработок образовался только у деда Кеши. Он и тянет ватагу.
Многие земляки удивляются тому, как при такой полноте и одышке сердечника, рыжеватый и полный дед Пушкарёв до сих пор умудряется посадить и высадить пассажиров, развезти их по адресам в городе, уложить весь багаж, да ещё выполнять разные просьбы своих земляков.
Read more...Collapse )
Азия, Сибирь

Разговоры навскидку. О земле, человеке, будущем... - 7


Социализм и капитализм

Кем мы были и кем стали? Эти изменения наглядно демонстрируют недавние исторические факты и сведения. Жизнь убедительно доказала разницу между двумя системами общественного производства и распределения материальных благ – капитализмом и социализмом.

Сегодня промышленники и аграрии, рабочие и крестьяне России совершенно не сомневается, что капитализм – это явный обман, где возможны чудовищные преступления против человечества,  эксплуатация человека человеком, от чего избавил общество на 70 лет наше общество проигравший социализм.

Естественно, что человечество обязательно вернётся к более справедливой системе распределения материальных ресурсов, чем при капитализме, где о справедливости не может быть и речи. Естественно, что предстоит новый виток развития идеологий и политической борьбы, в процессе которой ни одна  партия не будет иметь успеха, не зная менталитет страны в целом и регионов по отдельности.

После десятилетий капиталистического обмана и блужданий различных партий, так и не преодолевших догмы КПСС, именно знание истории страны и особенностей регионов становятся главными задачами новых политических партий в борьбе за власть в центре и на местах.

С этой целью продолжим накапливать и сохранять информацию.

Возвращаясь к теме сельского хозяйства Забайкальского края, я буду рассказывать о колхозах и совхозах, существовавших при социализме и о том, что с ними сделал капитализм.

Read more...Collapse )

Азия, Сибирь

Встреча

2018. Августовские рассказы

- Вот был бы сейчас Илюха!
- Когда Илюха работал, то полдеревни не могло разогнуться, пока он не соизволит выпрямиться.
- Мироед твой Илюха!
- Тебя что ли объел?
- Да он всех объел!
- Так ты же не работал у Илюхи, и я не работал, и Коляха, и Ванька не работали. Да тут весь обоз не работал у него.
Read more...Collapse )

Азия, Сибирь

Пока не будет других...

Вопрос не в том, кто и на что претендует, а в том - насколько эти претенденты разные? И сколько таких разных? Персонально разных сколько?
Вся "политическая публика" России - это именно публика, помещающаяся в одном большом менталитете, как в яме, где сотни лет действует одно правило для всех - "Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак", этому правилу следуют все жители России с рождения до могилы. Особенно это заметно среди политиков! Других нет. Эти все одинаковы! Карикатуры на прошлых, симулякры уже неизвестно в каком поколении...
Нужны именно другие политики, много совершенно других от сегодняшних болтунов и жополизов, упырей и пиявок. Только при появлении других политиков можно будет поверить, что Россия выкарабкается из этой туалетной ямы, куда спихнули её современные "политики", благодаря правилу для всех, которое может работать только в таких ямах. Мы просто кочуем из одной ямы в другую:)), где могут жить только начальники и дураки, где все одинаковы в своём рабстве, где выбирают только вождя, для которого все остальные рабы - дураки.
В племени дикарей любой избранный может стать только маленьким или большим вождём...
Нужны другие, не живущие по законам и правилам племени. Чем больше, тем лучше. Когда они появятся даже предположить невозможно...
Азия, Сибирь

Трактор

2018. Июльские рассказы.


Ещё мальчонкой, лунной ночью он отправился воровать в паровозное депо, построенное век тому назад из крепких красных кирпичей. Почему лунной, почему именно в депо? Наверное, он и сам не смог бы ответить на эти вопросы. Может быть потому, что жил в рабочем районе, на Железнодорожной улице, в одном из двухэтажных бараков для рабочих, которые строил Каганович или кто-то из подобных ему до войны. Казалось, что лиственничные брёвна этих бараков пропитаны деповским мазутом или маслом, хотя они просто потемнели от времени и зноя.
Довелось и мне там снимать жильё, овладевать всеми премудростями обитателя пролетарских районов, откуда вышли в большой свет многие известные бродяги нашего каторжного края. Какая колоритная там речь, которую совершенно не понимают жители приличных кварталов. Того, кто владеет не всеми премудростями, накопленными за десятилетия жизни на постоянном «подсосе», в таких районах вычисляют сразу.
Read more...Collapse )