February 10th, 2017

Азия, Сибирь

Гантимуровы - князья по московскому списку пожизненно

Сколько народностей Сибири и Дальнего Востока, кроме русского, проживает в начале XXI на планете? Посмотрим на географическую карту, и заглянем в энциклопедию. По данным 2002 года общая численность: бурят, вместе с проживающими в Китае и Монголии, – более 500 тысяч, якутов – 382 тысячи, тувинцев – 270 тысяч, эвенков около 70 тысяч, эвенов – 19 тысяч, хакасов – около 70 тысяч, ненцев – 41 тысяча, манси – около 12 тысяч, ханты – более 12 тысяч, нивхов – около 5 тысяч человек. Есть народности, численность которых колеблется более или менее 1000 человек.

В разное время многие из этих народов имели и разные самоназвания, которые были утеряны, а иные племена и вовсе исчезли, растворившись в других народах. Но прапамять монгольских народов свято помнит о людях одного из своих сильнейших и мужественных племен – хамниганах, гвардейцах и знаменосцах войска. Русские люди называли их конными тунгусами. Многие из них сохранились и до наших дней (в Монголии и России – около 20 тысяч человек). Считается, что как племя они исчезли, обогатив дух и кровь русских и бурят мужеством и выносливостью, честью и совестью.

В Америке почитают вождя племени индейцев Сиэтла, его именем в 1853 году назван крупнейший город. На карте России нет города, носящего имя хоть одного представителя народов Сибири и Дальнего Востока. Между тем, вождь хамниган в XVII веке оказал такие услуги русским землепроход-цам, что они дали возможность расширить границы Руси до сегодняшней России. Расскажем о князе Гантимурове…
Collapse )

Азия, Сибирь

Где служили идиоты?

Написано в феврале 2017 года



Дураков туда не берут, туда берут идиотов. Сначала отвечаешь на какие-то непонятные вопросы, потом попадаешь в настоящий концлагерь – учебку, где проходишь через фильтр и сложный тест и тебя определяют в специальную роту ЗАС – засекречивающей аппаратуры связи.
Через шесть месяцев опять отвечаешь на какие-то вопросы и оказываешься в Улан-Баторе, в какой-то экспедиции, где центр называется «Белоручка-1». Ещё через месяц, тоже задав несколько вопросов, тебя забрасывают на самолете в Южное Гоби, в глухую точку возле сомона Ханхонгор, где только камни и песок. Там – «Белоручка-2», где-то в километрах трехстах – «Белоручка-3».
Это было возле сомона Ханхонгор в Южной Гоби. (Точку уничтожили в 1976 году. См. блог учительницы американского "Корпуса мира")

Потом, находясь в своем закрытом блоке, как в отсеке подводной лодки, куда никто, даже командир, не может войти (грифа нет), до тебя доходит – ты полный идиот, ибо ответил на все вопросы с первого раза и с самого начала. Теперь при угрозе захвата противником аппаратной ты должен взорвать себя вместе со всей аппаратурой засекречивающей связи, ибо нас тут горсточка ребятишек, следящих за ракетным полигоном Шуанчензе и ядерным полигоном Лобнор Ланьчжоуского военного округа Китайской Народной Республики. Ты следишь за самым загрязненным ядерным полигоном мира только по одной причине: ты ответил на вопросы теста. В общем, ты - редкий идиот...


(А теперь ты - начальник аппаратной ЗАС один на всю крохотную аппаратную, ибо тебя отправили на замену незаменимого, как считают, Калабердина. Но ты сейчас тоже незаменимый.  В таких точках незаменимость передается по наследству, как эстафета. В любом другом случае тебя отправят куда-нибудь таскать кабели, рыть траншеи и бегать с автоматом).

Надо было ничего не знать, не отвечать на вопросы и таскал бы ты кабели где-нибудь в Борзе или в Шерловой Горе, как твои одногодки или друзья, которые не прошли тесты, а сегодня здоровы и беспечны.

А теперь ты засекречен и находишься в экспедиции «Горизонт», напрямую подчиненной МО СССР ГРУ ОСНАЗ. Радиолокационная и радиоэлектронная разведка. Тут же сейсмисты службы космического контроля, тут же радиопеленгаторы. И с твоим грифом секретности, ты навеки занесен в список таких же идиотов, умеющих передавать данные со скоростью человеческой речи и прошедших тест на мгновенную оценку ситуации и такое же принятие решений. Дураки на это не способны, это могут только идиоты. Говорите, что евреи и немцы умные? Такие же идиоты, там большинство офицеров - евреи и немцы. И все с научными званиями и достижениями, а ты со своими стихотворениями, которые отберут при демобилизации, хотя ничего там секретного нет и не может быть.
Collapse )


Азия, Сибирь

За всё, что не узнаю никогда

Статья находится по ссылке: Забайкальский рабочий,№ 25 от 10.02.2017 г.

___________________________________________________

Автор: Вера ПАНЧЕНКО,
член Союза писателей Латвии, член Союза российских писателей.

Заметки о двух стихотворениях поэта Виктора Балдоржиева.



«Белый месяц еще не родился пока…»

Белый месяц еще не родился пока,
Острый серп его в небе чернеющем ал.
А на сердце печаль непонятно легка, —
Белый месяц вернется началом начал.

Это было не раз и случится не раз:
Из-за северной черной чужой стороны
Выплывают неслышные, вихрем клубясь,
Бесконечные тени в часы тишины…

Это предки мои! Как воздушны они,
Как летят от звезды до звезды в облаках,
Из бескрайней и синей парят глубины
На своих легкоструйных и вольных конях.

И высоко в ночи слышен звон серебра!
Чуден чистый, чеканный, чарующий звук.
В гривах первых коней блеснет бронзой заря,
Но закатно горит предпоследний бунчук.

И опять и опять, безнадежно верны,
Будут тени кружить над моей головой!
Я заплачу в ночи — голоса не слышны!
И продолжат они вековечный путь свой.

Вздрогнут тучи, чернея, жалея меня,
И деревья от боли застонут вдали,
Будет рваться душа, что-то помня, храня,
В шири-глуби, за степи монгольской земли!

И заплещется древняя песня во мне:
«У подножий алмазных заснеженных гор
Выбирали мы лучших коней в табуне.
У огней философский вели разговор.

И горбатились горы узорной грядой.
Были ночи светлы, пахло дымом костров,
Мы лелеяли мысль и ценили покой.
И сильнее всего была только Любовь!»

И сверкающий смысл ароматных речей
Оживет снова мудрым покоем в крови.
Уплывают за даль, не сменяя коней,
Тени предков моих в Джомолунгмы свои…

Белый месяц плывет посреди тишины!
В белой Шамбале тени исчезнут сейчас.
Но спокойна душа! Дуют ветры весны.
Так бывало не раз и случится не раз…

Над этими строками надобно молчать… Очнувшись от необъятности авторского времени-пространства, попытаюсь как-то осмыслить художественные технологии, благодаря которым автор достиг столь сильного впечатления.
Метрика стиха, четырехстопный анапест, звучит раздумчиво-напевно и органично сочетается с лексической звукописью, которой пронизаны почти все строки. «И летят от звезды до звезды в облаках», «У подножий алмазных заснеженных гор», но перл аллитерации: «Чуден чистый, чеканный, чарующий звук». Создается эта музыка оптимальным отбором лексики, лаконичной и в то же время динамичной. И теми метафорами, в которых неожиданные лексические столкновения порождают новые смыслы: «легкоструйных конях», «безнадежно верны», «ароматных речей», «мудрым покоем»… Визуальный ряд стихов строен, выразителен и масштабен.
Collapse )


В месте моего проживания в своё время проходила линия УР - укреплённого района. На снимке дот конца 1930-х годов. Вся наша жизнь - оборона...