April 2nd, 2017

Азия, Сибирь

Виктор Балдоржиев. Первый венок. Ценитель фонемы


ФОНЕМА.
Абстрактная звуковая единица языка,
в разных позициях обнаруживающая свои различительные признаки.


1.

Щепетильный ценитель фонемы,
Что тебе было в жизни наградой,
Если звуки, сюжеты и темы,
Наилучшей считаешь отрадой?

Ни жены, ни детей, ни квартиры!
Что ты ищешь в словах или звуках,
Умирая, рождаясь вновь в муках,
Отрекаясь от целого мира?

Обрекает тебя на мученье
Мир за это твое отреченье.
Мир не ведает в этом сомнений!

Кто такой и явился откуда,
На какое надеешься чудо,
От кого же ты ждешь откровений?

Collapse )

Азия, Сибирь

Владимир Рукосуев. Вечерние байки на чабанской стоянке

Владимир Рукосуев в этом ЖЖ: Читинский автосборочный-1. Читинский автосборочный-2, Читинский автосборочный-3,

Дед Нефед

На чабанской стоянке все затихло. Овцы в катоне улеглись, мирно жуют и иногда постанывают, пристраиваясь поудобнее. Кажется, что там не восемьсот овец, а одно чудовищно громадное животное, от которого пышет теплом так, что морозный воздух разбавленный паром, поднимается в чистое звездное небо. В другом загоне слышен звук вкусно хрустящего сена, да иногда  всхрапывание и стук лошадиных копыт по дощатому полу шарахнувшейся от зубов соседки. В зимнее время работы не очень много, вот и играются. Сытые. Собаки, свернувшись на куче соломы, пригрелись, сбившись в клубок.
   Чабаны поужинали, протопили печку, подмели помещение, спать еще рано, молодой читает при свете керосиновой лампы, стоящей на подоконнике, пожилой ворочается, укладываясь на кровати возле печки. Ему скучно, начинает отвлекать напарника, вызывать его на разговоры. Володька отложил книгу, ее можно почитать завтра, когда бараны пасутся, зарывшись в копну сена. А деда Нефеда послушать интересно.



Collapse )
Азия, Сибирь

Атаман Григорий Семёнов. О себе. Воспоминания, мысли, выводы. 1938 год. 13 глава

В 1990-х годах я переводил репринтное издание этой книги с дореволюционной (до 1918 года) орфографии на современное написание. Реформы русского языка зарубежья не коснулись, и люди писали по правилам старой орфографии. "Перевод" был весьма кропотливым трудом, ибо иногда старая орфография вызывала стойкое чувство уважения и преклонения перед ушедшей навсегда культурой и людьми другого мира...

Виктор Балдоржиев.


Продолжение. Начало - 18 марта (1-2 гл), 19 марта(3-4 гл), 20 марта (4 гл), 21 марта (5 гл), 23 марта (6 гл), 25 марта (7 гл), 28 марта (8 гл), 29 марта (9 гл), 30 марта (10 гл), 31 марта (11 гл), 1 апреля (12 гл),

13.
ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С МОНГОЛАМИ.
Борьба между хараченами и баргутами. Мое мирное посредничество. Конференция и переход харачен ко мне на службу. Зачисление баргут в Монголо-бурятский полк и охрана ими западного участка КВЖД. Вмешательство ген. Хорвата и кн. Кудашева. Соглашение об охране дороги. Приезд капитана Куроки. Мой ответ кн. Кудашеву. Назначение барона Унгерна комендантом города Хайлара. Обстановка в Хайларе. Недоразумение с офицерами гарнизона. Разоружение хайларского гарнизона. Нервность китайских властей. Инцидент в Бухэду. Разоружение баргут и арест барона Унгерна. Мой первый «броневик». Мои отношения с бароном. Арест и расстрел доктора Григорьева. Взгляд на религию.


Выше я уже указывал на то обстоятельство, что с юных лет у меня установились хорошие отношения с приграничными монголами. Первые шаги своей самостоятельной жизни после производства в офицеры, я начал с активного участия в монгольской революции. Тогда, волею нашего министерства иностранных дел, моя работа в Монголии была быстро и решительно пресечена и связи с вождями монгольских племен мне удалось сохранить, и теперь они мне очень пригодилась.
В 1916 китайский генерал Бабу-Джап поднял восстание против своего правительства и привлек на свою сторону монгольское племя хараченов. Восстание не удалось, так как Бабу-Джап был убит в одном из первых же столкновений повстанцев с регулярными китайскими войсками. Его заметил князь Фу Шин Га, который теснимый китайцами, повел свое племя в северо-западном направлении через Баргу, рассчитывая выйти в Халху и там найти возможность укрыться от преследования китайцев. Двигаясь через Баргу с семьями и стадами, харачены по пути потеснили жителей Барги баргут, поэтому правитель Барги, князь Гуй-фу, был вынужден вступить в вооруженную борьбу с ними. Ко времени моего приезда на войсковой круг в Забайкалье в 1917 году с фронта, борьба монгол между собой была в полном разгаре. Имея в виду свои формирования, я тогда же решил использовать этот факт, чтобы примирив  враждующие племена, предложить хараченам вступить в формируемые мною части.
Collapse )