April 7th, 2017

Азия, Сибирь

Скоро! Волки затаились на мгновенье, овцы затаились на века

Аналитиков достаточно. Но в жизни только факты, которые невозможно опровергнуть. События на Украине – это победа внешней политики России? А каковы победы нашей внутренней политики? Есть ответы или только факты?

Когда уровень социальной жизни понижается, то повышается температура политической ситуации. Естественно, кто-то ещё и подогревает градусник. Без такого подогрева, конечно, не обошлись и акции протеста, которые всколыхнули политическую жизнь России 26 марта. Организация, управление и финансирование мероприятия были очевидны. Кто бы самостоятельно на местах изготовил столько баннеров и стикеров? Тем не менее, главный факт события – нескрываемое желание некоторой части народа изменить ситуацию. Вопрос: кто воспользуется этим желанием?

Следующий факт: вот уже более двух недель длится забастовка дальнобойщиков. Фамилия «Ротенберг» стала нарицательной, следовательно, и все остальные фамилии, присутствующие рядом с этой, приобрели такие же качества. Но как быть остальным однофамильцам?

Collapse )
Азия, Сибирь

Владимир Рукосуев. Тачанка в забайкальской степи

Владимир Рукосуев в этом ЖЖ: Читинский автосборочный-1. Читинский автосборочный-2, Читинский автосборочный-3, Вечерние байки на чабанской стоянке, Смерть вождя, В Читу или ветер перемен,

Тучи разверзлись в буквальном смысле. Вспышки в ночной темноте слепили, за ними следовал оглушающий гром. Все сопровождалось сплошным потоком воды, хлеставшей порывами ветра до боли. Такого видеть еще не приходилось. Даже страха не было. Остались инстинкты, заставляющие вцепиться руками за задний бортик телеги.  К нему вплотную притиснуто тело  и вжата голова, над которой после каждой молнии мелькают здоровенные копыта задних ног взбесившейся от ужаса Воронухи. При обратном движении эти копыта сносят передний бортик телеги, потом появляются снова. Они оснащены новыми стальными подковами с острыми шипами, способными раздробить череп или перебить позвоночник зазевавшегося волка. Что уж говорить обо мне, весом в тридцать пять килограммов, в неполных двенадцать лет? Спасает только их недолет сантиметров в двадцать.
   Я в этом году получил повышение из волокушников в гребельщики и мечтал продвинуться дальше. Стать метчиком пока не позволяли малорослость и малосилие. А вот вершить зароды уже доверяли. Это ставило меня почти вровень с взрослыми работниками. Я и крутился больше возле них в ущерб ребячьим развлечениям, стараясь перенять опыт, что поощрялось.
  Вот и сейчас, всех оставили под присмотром бригадира на полевом стане, чтоб не гонять понапрасну коней, а взрослые выехали еще после обеда домой в отделение, работы и там хватало. Вечером дядя Саша Парыгин, бригадир, решил отправить и меня с несложными поручениями, сказав оставаться в распоряжении управляющего на все дни непогоды.

Collapse )
Азия, Сибирь

Владимир Зырянов. Зыряновы из Дамасово-4 (о родне и земляках)

Весь текст: Дамасово-1, Дамасово-2, Дамасово-3, Дамасово-4, Дамасово-5, Дамасово-6, Дамасово-7.

Он очень много и часто фотографировал. В нашей жизни всё так переплелось, что и жизнь стала общей. Получился "коммунизм на двоих". Так вот, я хочу сказать, что большинство цветных фотографий, которые я ставлю в повествованиях и на видео, касающихся Аргуни и Нерчинских Заводов, принадлежат Владимиру Георгиевичу Зырянову. Также он находил много фотографий в семейных альбомах, музеях, занимался поисками очень нужных и интересных сведений.
Люди, конечно, не замечали той большой работы, которую делал Володя. Да они и не обязаны замечать. Это дано редким личностям.
Оставим в стороне художественную литературу... Сегодня, готовя к публикации эти незамысловатые записи, я думаю, что никто, кроме Володи, в истории Приаргунья ХХ века, не оставил (и не оставлял ранее) сведений о простых, конкретных, людях своего села, за судьбами которых видна вся Россия и суровая эпоха, выпавшая на долю наших предков. Кто добрым словом вспомнил их имена? Никто, кроме  Володи! Спросите самих себя: есть ли у Вас, в деревне, в посёлке, в районе такие неутомимые и неугомонные люди, бессребреники, так страстно желающие людям добра, света, образования и благополучия? Образ его для многих и многих земляков останется примером Настоящего Человека. Если такие люди в деревнях исчезли, если их нет сейчас, то они появятся. И пример Зырянова будем им в помощь.

Не буду указывать, что эта цветная фотография принадлежит Владимиру Зырянову. Это понятно без всяких указаний и сносок. Подпись к фото мы сделали такую: вид усадьбы казаков Зыряновых - Фрола и Лавра Гурьяновичей. Дому, наверное, уже лет сто пятьдесять...
Виктор Балдоржиев.



Collapse )
Азия, Сибирь

В мастерских. Художественная литература художников. Ян Шплатов

Начало серии: У Юрия Круглова-1, У Юрия Круглова-2, У Юрия Круглова-3,

Готовя публикацию «Художественная литература художников» я писал о литературных увлечениях некоторых моих друзей. Очень коротко упомянул о Ян Ивановиче Шплатове, удивительном человеке и потрясающем воображение таланте: «Ян Иванович Шплатов обычно рассказывал. Очень своеобразно, как мог только он один. Своеобразность эта выражалась в невозмутимости речи, пауз, даже жестикуляций и взгляда, при этом смысл усугублялся до поразительных глубин и высот, мелкие детали обобщали характер эпохи, за которыми вырисовывались образы людей во всех подробностях».
Этих строк мало. Шплатов достоин большого рассказа и не меньшей паузы для осмысления его невозмутимой иронии, преподнесённой на самом серьёзном уровне. У меня сохранились его записи. Один рассказ и пьеса, переписанные, как мне кажется, его супругой, где имеются правки, сделанные Яном Ивановичем.
Набрать их я пытаюсь уже давно, но каждый раз не дочитываю до конца. Мешают воспоминания и неторопливый голос Яна Ивановича. Ведь я слышал (и видел мысленно) его рассказы вживую. Его невозмутимое и бесстрастное повествование могло заменить кино: воображение тут же живописало кадры и звук. Самые простые слова и короткие предложения, скромный объём характеристик и вообще повествования, где каждый штрих был на нужном месте, рождали в головах слушателей живую картину эпохи.
Вот почему я так долго набираю рассказ и пьесу Шплатова. Их должен рассказывать он сам. Но его нет… Как без него читатель и слушатель почувствует даже не иронию, но саму эпоху?
Collapse )