April 14th, 2017

Азия, Сибирь

"Как в консервной банке сердце радикала..."


Вот и радикалы стали есть консервы:
Хоть и консерватор – всё-таки живой.
Бережет умишко, ещё пуще – нервы.
А какой при этом секс или запой?

По больничной склянке жизнь мочи и кала,
Кажется, что следом вытекут мозги.
Как в консервной банке сердце радикала,
Позади завалы, впереди – ни зги.
Collapse )
Азия, Сибирь

Дугаржап Жапхандаев. Алханай - Шамбала моей души-2 (перевод)

#Алханай_Шамбала_моей_души
Перевод на русский язык Виктора Балдоржиева.
______________________________________________________

Продолжение и вся книга: 13 апреля, 14 апреля, 15 апреля, 16 апреля, 19 апреля, 20 апреля, 21 апреля, 22 апреля, 24 апреля, 25 апреля, 28 апреля, 1 мая, 2 мая, 6 мая, 15 мая, 16 мая.
В конце каждой главы - уникальные, исторические, фотографии.

______________* * *__________________

(1928-1930 годы. Мир глазами семилетнего ребёнка)

НАШИ СОСЕДИ

Недалеко от нас живет богатая и многочисленная семья Намсараевых. У них много породистых белых овец, коней, коров и быков. На дворе – большая белая юрта, красивая и легкая бричка, телеги...  Есть у них теплый бревенчатый тепляк для ягнят. В этом тепляке осенними и зимними ночами собираются и играют молодежь и дети.
У Намсараевых два подростка – девочка Цыгмит и приемный сын Цырен-Доржо. Есть у них и маленький Жамьян-Дэби, мой ровесник. Я дружу с ним, но играем мы не часто. Ведь я – неугомонный человек, люблю охоту, кидаю камнями воробьев и голубей, не знаю молитв, заклинаний, не умею читать. Мы не подходим друг другу. Отец моего друга – Базаров Намсарай читает старомонгольские книги, умеет писать. Он обучает своего сына. А мой папа ничего не запрещает мне.
Жамьян-Дэби редко ходит играть в тепляк. Чаще он сидит в юрте и учит монгольскую грамоту, молитвы и заклинания. А я еще не пропустил ни одной игры!
Вечерами в тепляке собирается много молодежи и детей. Мы расстилаем на земле большой белый войлок, высыпаем из кожаного мешка позванивающие кучи овечьих лодыжек. Мальчики и девочки закатывают правые рукава, веселясь и подмигивая друг другу, садятся играть. Я смотрю, затаив дыхание. Высоко взлетает серебряная цепочка, играющий молниеносно успевает схватить с войлока горсть лодыжек и поймать ее на лету. Ведь он проиграет, если не успеет поймать цепочку или выронит хоть одну лодыжку...

Collapse )
Азия, Сибирь

Владимир Рукосуев. Знай наших! (г. Чита. Черновские)

Владимир Рукосуев в этом ЖЖ: Читинский автосборочный-1. Читинский автосборочный-2, Читинский автосборочный-3, Вечерние байки на чабанской стоянке, Смерть вождя, В Читу или ветер перемен, Тачанка в Забайкалье, Верблюд на посту, О том, как Усольцев Бальжиду мстил, Как по бруснику ездили, Когда профессор проспится, Когда профессор проспится-2,


В столовой № 1 поселка Торм контингент был постоянный. Здесь обедали работники ближайших предприятий, а вечером к ним присоединялись шахтеры. В столовой имелся буфет с пивом и разливным вином «рассыпухой», в смежном помещении магазин, в который бегали за водкой. С пяти  до семи вечера столовая превращалась в кафе-забегаловку. Табачный дым, гул мужских голосов (женщин никогда не было), задушевные разговоры, спонтанные планерки, все это было привычным для завсегдатаев. Друг друга они знали, никогда не возникало, как в других местах, разногласий и расколов по признаку принадлежности к предприятиям, местам проживания или возрасту. Они все были гражданами Первой столовой, равными по статусу.
   Нечаянный посетитель надолго не задерживался, ощущая себя инородным телом в этом слаженном коллективе. За чужими интересно было наблюдать, появление посторонних было одним из развлечений. Задержаться мог без меры выпивший, который был не в состоянии оценить обстановку. Обычно их замечали, когда они нарывались сами.
   Возле буфета всегда стояла очередь за пивом и нехитрой закуской. Соблюдалась неукоснительно, здесь не было авторитетов и изгоев. Многие завсегдатаи городских «гадюшников» привыкли вести себя в таких местах нахраписто, не встречая отпора. Оценив физические способности стоявших в очереди, нахально обходили ее. В нашей столовой это влекло для нарушителя большие огорчения, а для посетителей забаву.

Collapse )
Азия, Сибирь

Алексей Кунгуров. Последний шанс. Сможет ли Россия обойтись без революции?

Продолжение. Начало - 29 марта 2017 года, 30 марта 2017 года, 31 марта 2017 года, 1 апреля 2017 года, 3 апреля 2017 года, 8 апреля 2017 года, 10 апреля 2017 года, 11 апреля 2017 года, 13 апреля 2017 года, 13 апреля 2017 года,

Как это будет. Продолжение. Что заставит обывателей сбиться в стаю? Это может быть все что угодно. В феврале 1917 года беспорядки в столице империи начались из‑за того, что в лавках на рабочих окраинах не оказалось хлеба. Все началось с разгневанных домохозяек, это уже потом подтянулись студентики, которым только дай повод пару прогулять, и рабочие с прогрессивной интеллигенцией. Сначала бабы вопили «Хлеба давай!», и только некоторое время спустя появились лозунги «Долой царя!» и «Хотим мира!».
Кто сказал, что власть не станет доводить народ до крайности? Кто вообще может сказать, где он, этот край? А если кто‑то целенаправленно за этот край толкнет? Вспомните, с чего начался бунт на броненосце «Потемкин»: с борща, в котором морячки обнаружили червей. Вопрос в том, как они туда попали. Есть версия, что мясо было нормальным, просто кто‑то специально швырнул в котел пригоршню опарышей.
Так что не исключено, что волнения, подобные бузе на шахте «Распадская» или икалевским протестам, могут приобрести систематический характер. Теперь представьте, что стихийный бунт низов (например, погромы магазинов голодными безработными) наложился на протесты «рассерженных горожан». И всех их вместе взятых решили поддержать дальнобойщики… Вот и понесся снежный ком с горы, на глазах превращаясь в лавину, все сметающую на своем пути. Будет ли нацгвардия спасать сами знаете кого, становясь жидкой цепочкой на пути этой стихии?
Collapse )