July 25th, 2017

Азия, Сибирь

Почти гекзаметром

Без никаких заумных рассуждений и споров видно, что с ухудшением жизни в степи, да и не только, сразу появляется много волков, шаманов и воронья. Дальше идут только вариации этих популяций. В 1998 году я попытался оформить мысль об этом в гекзаметре, надеясь, что персонажи далеки от понимания таких тем, сюжетов, а также такой экзотичной для нас формы повествования. Ведь я знаю многих из них чуть ли не с рождения, судьбы их «выковывались» на моих глазах.
Вместе с гекзаметром о нашем «жреце» предлагаю ещё несколько опытов из моих наблюдений бурятской жизни в конце прошлого столетия. (Конечно, здесь не совсем гекзаметры, но всё же...)


Жрец

Люди, простите меня за веселье и смех бескорыстный.
Жизнь нам дарует причины. Вот видел жреца я сегодня.
Грустно мне стало, настолько уныло, что жить не хотелось!
Образ его предстает наважденьем пока не избавлюсь,
Мудро его описав, без кощунства, отбросив сомненья.
Так повелел он глазами и ими сверкнул на прощанье...

Грозно глядит, принимая дары, бесподобный властитель,
Яства стоят перед ним, благовонье струится повсюду.
Это пришельцы ему фимиам воскуряют и блюда
Ставят повсюду, наполнив их мясом, а также печеньем,
Разной другой бакалеей и чаем, что дорого стоит.
Прямо сидит, меднолицый, вращая глазами, и люди
Падают ниц упоенно, а он вдохновенно пророчит...
Мы же его благородное прошлое взором окинем,
Так как явились оттуда на свет и провидцы другие.
Был комсомольским работником он, и все помнят прекрасно
Юношу доброго, что выполнял повеления старших.
Места лишили его, упразднив, он остался без денег.
Вышло знаменье, когда он бродяжил, ища пропитанье:
Птица ночная сова навестила его и сказала,
Что может прозреть своим оком он годы и судьбы людей.
Только жене многомудрой сказал он об этом, но все же...
«Это открылось ему не случайно!» - шептались в деревне.
Долго семья молчаливой была, и люди заметили это.
Как бы пронзая насквозь и вбирая в себя, засверкали
Светом таинственным очи страдальца, терпящего муки,
Жесты едва отличались от разных повадок звериных,
Ночью спешил страстотерпец куда-то на старенькой «Ниве».
Вспомнили всех его предков. Покойные славились тем, что
Были обычные люди, а так же обычно грешили,
Что и явилось причиной рождения на свет страстотерпца.
«Вот и потомок их болеет болезнью провидца...
Как это он узнает, что начальство повсюду ворует?»
Было чему удивляться знакомым и разному люду!
Как-то явился он страшный в апреле, смеясь и рыдая,
Странно повесив на шею огромные четки, при этом,
Руки вздымая когтисто, весну и тепло предрекал он.
Засуху он напророчил в июле, когда все сгорело.
Грянули в августе ливни, и он возвестил наводненье,
Дико крича и лицо расцарапав, он звал на вершины.
Вздрогнули в ужасе люди, вскричали: «Явился провидец!»
Гром грохотал непрерывно и молнии страшно сверкали...

Вот он сидит ожиревший, внушая всем страх и почтенье.
Люди его окружают и плотные запахи  мяса.
Водкой и спиртом крепчайшим наполнены чаши и кубки.
Законотворчество - слабость его. Им занимается он.
Гонит быков и баранов округа ему неустанно.
Вот он! Довольный вкушает, дневную приняв гекатомбу.
Гневно, сверкая глазами, пророчит, не ведая тайны,
Падают ниц, упоенные страхом и платят деньгами
Люди за страх свой и радость услышать пророка. Они же
Будут повсюду шептаться о том, что жрецы наказали,
Прокляв меня за кощунство и дерзость, когда я, покинув
Мир и людей, на Олимпе беседовать буду с богами...
Collapse )
Азия, Сибирь

Баллада о мужицкой любви (почти реальная история 1983 года с танцем в ресторане)

Отзвучал полонез в ресторане,
Белый вальс, полный сладостных грез,
Обещаний, надежд и обмана,
И восторженных радостных слез!

«Предлагаю вам сердце и руку!»
Говорил даме пьяный мужик.
И, целуя учтиво ей руку,
Оцарапал о перстни язык...
       
«Но ведь это не очень этично...
Понимаете... чувства... любовь...»
«Не этично? зато поэтично!»
И культурно он выплюнул кровь!

«Вы простите меня... И к тому же
Я ведь замужем, я ведь и мать...»
Он не слышал, шагнул неуклюже,
Чтоб прекрасную даму обнять!
Collapse )
Азия, Сибирь

Тоска

Рассказы ХХ века. Язычники, Уодхэ, Силачи, Тоска, Жаргалма и Жаргал, Проклятье, Как Цыпылма Базара искала, Когда кричат и кочуют птицы, Заклинание оборотня, Что же вы наделали, итальянцы?
____________________________________

Какие короткие ночи серебрят кункурскую степь! Не успеет прокуковать беспокойная кукушка свою песню, как розовеет восток, и медленно алеют стволы березок перед тремя юртами. А папа встает еще раньше. Цыпылма слышит, как позванивают стремена, уздечки, шумно вздыхают за стеной юрты коровы и овцы. Она знает, что овец летом надо пасти по холодку, тогда они до полуденного зная успеют наесться сочной травы.

- Ночью опять выли волки, - тихо говорит отец матери. Он беспокоится за верблюдов, которые с верблюжатами уходят далеко от стойбища. Цыпылма катается зимой на самом большом верблюде! Летом все живут сыто. Это очень плохой признак, если воют сытые волки. Но что ж, надо вставать, дел у Цыпылмы много...
Как быстро пролетает день! Только что было утро, но вот уже подкрался вечер. А сколько событий произошло за это время, сколько дел Цыпылма успела переделать, день промелькнул какими-то шумными и пестрыми обрывками!
И вот уже поскрипывает телега, груженная прутьями тальника. Степь пахнет ая-гангой,1 дыханием овец и кобыльим молоком. Цыпылма взрослая, ей десять лет. Она задумчиво едет по степи и посматривает по сторонам, где в голубоватой дымке купаются вершины сопок, редкие сосны, а из чернеющих зарослей кустарника возвышаются стайки белых берез... Да, Цыпылма уже взрослая, теперь ее редко выпроваживают старшие во время разговоров и пересудов, а папа не подкидывает высоко, как сестренку.
Поскрипывает телега, пофыркивает конь. Цыпылма посматривает по сторонам. Теперь все посматривают и прислушиваются. Бандитов боятся. Они разные. Есть красные бандиты, есть - белые. Эти русские. Есть бандиты буряты. Все они говорят, что будет хорошая жизнь. Но дедушка Содном сказал, что с бандитами никакой жизни не бывает, что хорошие они или плохие, но все равно бандиты... И откуда их так много появилось в степи?


Collapse )
Азия, Сибирь

Цифровая Витрина, Литрес, Ридеро. Мои книги в онлайн и на бумаге

https://www.litres.ru/viktor-baldorzhiev/ - издательство Литрес (электронные и на бумаге)
https://ridero.ru/author/baldorzhiev_viktor_3wmm5/ - издательство Ридеро (элект. и на бумаге)
https://cibum.ru/author/6343550 - Цифровая витрина (только электронные)



https://www.cibum.ru/books/0830430 - Алханай. Мир великого блага.
Рассказ об одном из удивительных мест планеты, где сосредоточены чудеса природы и пантеон буддийских божеств, проложены туристические тропы, а каждая достопримечательность имеет неповторимую историю. Место это называется Алханай - мир великого блага. Все остальные издания, касающиеся Алханая, - компиляции и разные варианты предлагаемой читатели книги, материалы для которой собрал краевед Содбо Ешисамбуев, которые переложил в авторизованном варианте на русский язык Виктор Балдоржиев.




https://cibum.ru/books/3018180 - Голоса бездны. Поэзия, проза, публицистика Виктора Балдоржиева.

https://cibum.ru/books/6936529 - Именно в этой книге впервые рассказывается о подлинных причинах появления русских землепроходцев в Сибири, в Забайкалье и на берегах Аргуни. Почему именно там остановилась Русь? История и современность приграничной Аргуни, Нерчинских заводов и аргунских казаков.