November 2nd, 2019

Азия, Сибирь

У каждого свой путь-2

Жамсо Тумунов (1916-1955). Бурятский, советский писатель, драматург,
член Союза писателей СССР, фронтовик. Автор первого бурятского романа.
Жигмит Тумунов (1921-2015). Заслуженный учитель школ РСФСР,
доктор педагогических наук Монголии (1999), доктор педагогических наук России (2000), профессор.
Батор Тумунов (1940). Книгоиздатель.

Продолжение. Начало здесь:

Издатель и свидетель

24 сентября 2019 года я шёл по улице Ленина города Улан-Удэ, которую называют Арбатом (это, действительно, настоящий Арбат) с единственной целью: мне необходимо было постоять у дома №27 с тем, чтобы вспомнить очень важные вехи своей судьбы. Именно в этом месте память являет мне картины и лица прошлого. Для кого-то здесь обыкновенный и ничем не примечательный дом. Но я, подходя к нему, слышу голоса Сергея Цырендоржиева, Владимира Корнакова, Анатолия Шитова, Владимира Липатова, Георгия Дашабылова, Цырена Галанова, Гунги Чимитова и многих, многих других людей.

В этом доме была редакция журнала «Байкал». Здесь бурлила, кипела и временами взрывалась литературная жизнь 1980-1990-х годов.

Это напоминание о большом периоде истории Республики Бурятия.

С каждым годом я встречаю на Арбате всё меньше и меньше знакомых, а новые как-то не связаны с той историей, в которой прошла половина моей неустроенной и блуждающей по Сибири жизни. Вот и 24 сентября мне не сулило никаких встреч. Думая таким образом, я шёл по Арбату, но что-то невольно заставило меня замедлить шаги. Какой-то знак, примета, чей-то взгляд, лицо, заставляющее пробудиться памяти. Кто, где, когда? Из далёкой дали выплыла и озарилась фамилия, затем зазвучал хрипловатый голос. Тумунов? Батор? Дядя Батор? Ему сейчас должно быть почти 80 лет. Кто сказал, что столько не живут? Это дядя Батор не живёт? Бросьте… Даже невозможно представить его глубоким стариком. Вот же он стоит!

- Батор Жамсоевич!

Человек вздрогнул, оглянулся, нашёл меня взглядом. Вгляделся, проясняя. И вдруг весь преобразился, излучая всем обликом радость.

Он обнял меня и повлёк по своему родному Улан-Удэ. Восьмидесятилетний человек, за которым я еле-еле поспевал… Через четыре дня исполнялось 15 лет издательству ООО «Имени Гомбожаба Цыбикова и Жамсо Тумунова», где изданы книги авторов Восточной Сибири в таком количестве, в таких объёмах и масштабах, что трудно представить не только рядовым читателям, но и государственным деятелям. И всё это благодаря энергии дяди Батора.

Эта история – продолжение той, предыдущей, как и сам Батор Жамсоевич Тумунов, друг и соратник, практически, всех личностей, которые собирались в здании по адресу – Улан-Удэ, ул. Ленина, 27. Но в отличие от меня, он знал и дружил с людьми, которые работали в этом доме, значительно раньше меня. Более того, он сам работал в редакции журнала «Байкал», в бытность редактором журнала Африкана Бальбурова. Это он познакомил Африкана Бальбурова с Константином Седых, ибо знал этого писателя с малых лет. Естественно, знал Даширабдана Батожабая, Исая Калашникова, Норпола Очирова и многих писателей и журналистов Бурятии послевоенного времени, от 1940-х годов до сегодняшних дней. Чем не история? И какие в этой истории факты!

И вот 24 сентября 2019 года 80-летний человек шёл по подъёмам и спускам Улан-Удэ, где прошли его годы. Он заходил в разные учреждения, представлял их руководителей мне, а меня – им. Человек хотел, чтобы люди знали друг друга.

Collapse )

Азия, Сибирь

В памяти. Майдари Жапхандаев. Артист

Майдари Жапхандаев (1946-2008). Советский и российский актёр театра и кино. Директор Государственного Бурятского академического театра драмы им. X. Намсараева (1995-1999). Директор Государственного цирка Республики Бурятия (2000-2008). Народный артист России (1996).
……………………………………………………………………………….
Он был и остался в памяти людей артистом. Многозначность в этом слове не только заложена, но каждый раз, в связи с контекстом и адресатом, увеличивается, обретая больше граней и нюансов, игры теней и колорита. Образ этот, как живой и неповторимый сгусток энергии, непрерывно меняется, сохраняя неизменным свой стиль, при этом оставаясь в связи с изменчивыми обстоятельствами и эпохой, показывая их и, тем самым, оказывая сильнейшее влияние на мировоззрение отдельного зрителя и всего общества.
Жизнь – это сцена, все мы – участники великого шоу…
Collapse )
Азия, Сибирь

Читатели газет

Ноябрь 1982 года...
- Почему Вы все время обзываете нас? – обращался ко мне на собрании двухметровый парторг моего родного колхоза Демьян Федорович Кабаков.

Он стоял за трибуной и бросал громогласную речь в сумрак зала, где любопытствовало больше половины села, а вместе с ними и я, приехавший от районной газеты в командировку, но втянутый на собрание.
Трибуна была обита багровым бархатом, как поставленный на попа гроб. На бархате – портрет В. И. Ленина. Над вождём горбился двухметровый парторг.



- Что такое сизиф? Почему вы нас всех называете сизифами? - Недоумённый взгляд в зал и вопросительная пауза.
- Скажите мне товарищи или я забыл: когда мы вкатывали какие-то камни на гору? А если вкатывали, то почему не укрепляли? Ведь товарищ корреспондент пишет, что эти камни всё время скатываются, а мы их снова вкатываем. В гору!
- Не было такого! Не было! – Загалдел зал.
- Врёт Витька! С детства врал!
- Заявление на него Кабаков пиши, заявление! – орали из дальнего угла.
- Матерщина, поди, какая-нибудь иностранная этот сизиф. На фук или на фиг похоже! Он любит иностранщину!
- Сизиф, сизиф... Может быть, это сифилис?
- Брось, какой сифилис! Он же в газете обозвал, не на заборе, что мы все сизифы, с утра начинаем вкатывать какие-то камни в гору. На Крестовку что ли? Так туда никаким каком никого не вкатишь!
- Вы слышите, товарищ корреспондент, никто и никогда у нас никаких камней на Крестовку не вкатывал, - загремел Демьян Федорович, ища взглядом меня.
Collapse )