December 19th, 2019

Азия, Сибирь

Кто не умрёт? Или невзирая на масштабы и условия

Честно говоря, устаю. Не от работы. Любая работа для меня – радость.
Все мы связаны и опутаны друг с другом видимыми и невидимыми нитями, не говоря о родных, близких, друзьях… Несмотря на относительную свободу, связан, конечно, и я. Основной мой принцип – непрерывная, умственная и физическая, работа, невзирая ни на какие масштабы и условия. Радость и счастье здесь! Это с рождения, и это нормально, хотя случаются и ошибки. Но ошибка – до тех пор будет ошибкой, пока не будет исправлена. И это тоже нормально.
В такой нормальности и здоровье, и, если угодно, и статус, и всё, что полагается к ним. А деньги? Деньги полагаются? Непременно. Когда человек непрерывно работает, даже если моет в собственном доме пол, деньги у него всегда будут. И сколько бы их ни было, много, мало, они не тяготят душу. Откуда они? От работы…
И вообще, все суставы, мышцы, волокна, нервы, нейроны и т.д. и т.п. живого человека должны постоянно действовать, опережать кого-то или что-то, а не ждать в покое вечного покоя.

Такого основного принципа никак не поймут те, кто связан со мной. Они – непрерывно генерируют усталость. Перед любым, кто хоть чуть-чуть выше их по статусу или хоть чуть-чуть богаче их, они начинают преклоняться, угождать, услужать, лебезить и т.д. и т.п до бесконечности.
Они всё время ждут кого-то или чего-то. Вот приедет кто-нибудь из Москвы или из-за границы и отвалит деньги. Вот случатся какие-нибудь события, и государство совершит какие-то выплаты. Вот вступим в какую-нибудь партию, и партийные бонзы отстегнут на жизнь… Или: вот выпьем таблетки и выздоровеем, сходим в церковь или дацан и жить станет веселее, поп прочитает молитвы, лама окурит благовониями. И так далее, и тому подобное до бесконечности. Бред! На их глазах, без никакой помощи извне, за десять месяцев, из 117-килограммового бурдюка жира я превратился в стройного 65-летнего юношу весом в 65 килограммов. Исправил допущенную ошибку. Видят и не верят…
Уже неделю домогаются, звонят и спрашивают: что в Москве, Улан-Удэ, Чите? Звонят и оттуда. Ко мне, в деревню. Как себя чувствуют такой-то начальник, депутат, сенатор, писатель, глава?  (Откуда мне знать?) Не собирается ли ехать кто-нибудь к нам, думают ли отправлять деньги? (Отчитываются что ли передо мной?) Скоро Новый год, ты что – не знаешь? Что ты можешь дать нам? Когда дашь? Позвони туда-то и попроси столько-то? Скажи тому-то и тому-то о ком-то и о том-то. Что думаешь насчёт страны, Украины, США и т. д.? Как ты сбросил вес и что для этого надо?
Кто-то поносил меня последними словами, кто-то в чём-то обвинял, кто-то превзносил и лил елей. Кто-то... Много...

Говорили со всеми и каждым. Что-то увязывали, согласовывали, решали. (А я в это же время писал стихи, посты, переводил с монгольского, бурятского языков, колол и складывал дрова, ремонтировал печи (две) в бане и т. д. и т. п.) Завтра возьмусь за чистку чёрных жердей с горельника. Надо, как минимум, 600 штук. И переводы надо продолжить, и посты писать... И снова отвечать на звонки, и должников догонять, и самому долги отдавать...

Мы живём в одно время, а потому все друг другу современники, то есть – родственники. Никого другого нет и не будет.  Мы все смертны, умрём все. Кто-то в этом сомневается? Значит, надо относиться друг к другу настолько бережно, насколько это возможно вообще.  Мы – разные? А почему должны быть одинаковыми?
Новый год говорите? Пора обновляться, а не обжираться!


Никто и никогда не отвалит, не совершит, не отстегнёт, не вылечит, не развеселит… Надо следовать основному принципу – непрерывно совершать умственную и физическую работу, невзирая ни на какие масштабы и условия. Быть не разменной монетой или инструментом в чьих-то руках, не бессловесным объектом, а Homo Sapiens, Человеком Разумным, смысл действий которого в целесообразности + необходимости = результативности. Тогда и виден субъект, то есть Homo Sapiens, отовсюду, где бы он ни находился, и никто, даже деньги, его искать не будут, он виден всем. Сами придут.

Остальное к Человеку Разумному не имеет никакого отношения. Почему же он выжил и жив до сих пор? По одной простой и весёлой причине: он непрерывно занимался умственной и физической работой, невзирая ни на какие масштабы и условия. А всякими нецелесообразными, бессмысленными и, главное, не результативными явлениями и вещами некоторые из нас озаботились позже, полагая, что им будет лучше.  Но плохо стало всем.


На снимке: дрова, которые я расколол на этой неделе.