Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Земляки: Последний Герой или одинокий всадник в ковылях

31 декабря 2014 года ушел из жизни животновод и организатор овцеводческой отрасли Забайкалья, Герой Социалистического Труда, Почётный гражданин Агинского Бурятского автономного округа, Почётный гражданин Читинской области, орденоносец Дашидондок Цыденович Пурбуев .
(Из сообщений в СМИ).
Память и опыт
Герой Социалистического Труда Дашидондок Пурбуев (1931-2014)

Поговорим о памяти. Почему же, как только откроется взору долина Онона с темнеющим на том берегу бором и сверкающими под солнцем руслом и извилистыми протоками, то и дело теряющимися в синеющих кустарниках, как сразу пробуждается глубинная память: слышится смех матери и отца, оживают лица людей, появляются обрывки неясных картин? Справа высится гора Батор, а слева, за пригорком камень – Чаша Чингисхана. Дальше –  Киргизская ферма. Почему так названо место никто не знает. И почему так устроена наша память тоже никто не знает… Что же это такое?И после длительной беседы с пенсионером Дашидондоком Пурбуевым, а ему уже за восемьдесят лет, и после я не смог записать внятное определение памяти. Очень важно определить самому. Много дней прослушивал запись, вникал в интонацию голоса, вспоминал детали. И вот сегодня решил: память – способность к длительному хранению информации и воспроизведению прошлого опыта.
Тому пример жизнь Дашидондока Пурбуева, который всю жизнь помнил и помнит свою родословную, отца и мать, их судьбы. Он ведь воспроизводил их прошлый опыт, дополняя и обогащая опытом собственным. Таких людей, как Пурбуев, в забайкальской степи раньше было много, сегодня – единицы. Способны ли мы к длительному хранению информации и воспроизведению прошлого опыта? Вот о чем думается мне сегодня, когда я вспоминаю о Пурбуеве. Способны ли мы, например, как наши предки, большую часть жизни прожить в степи и пасти овец? Достичь в этом совершенства? А потом получить и сохранить, как получилось в один год в бригаде Дашидондока Пурбуева, сто пятьдесят ягнят от каждой сотни овцематок? Современные люди даже представить не могут – какой огромный труд, с множеством сезонных и даже суточных процессов, заложен в этих словах.
Способны ли мы жить собственным умом и делом?
У меня нет никакой уверенности в этом, ибо жизнь людей современного села и города мне хорошо известна. Память современников ненадежная, строго избирательная, запоминающая только личную выгоду. В иных случаях памяти и вовсе нет.
Расскажем о Герое Социалистического Труда Дашидондоке Пурбуеве. Какую же память  хранил и чей опыт воспроизводил всю жизнь, этот маленький и аккуратный во всем человек с богатырскими достижениями в труде? Роста он, действительно, невысокого. Но какие высокие награды!
Кто знает, может быть, он последний настоящий герой?
У потомственных животноводов моральные ценности совершенно иные, чем у людей, имеющих дело не с живыми существами. И ценности эти у них стоят на первом месте, иначе и материальных благ не будет. Здесь выгода напрямую зависит от морали, и все распределено по циклам: временам года, сезона, суток. Другого отношения просто быть не может. Ни один настоящий животновод не будет есть сам, если не накормлены животные. Машина, станок или ручка могут ждать сколько угодно, а животное ждать не может. И таких принципов множество. Чабан – это человек, который обречен на вечный дозор или надзор. Такой образ жизни воспитывает сильные, рациональные и целеустремленные характеры, которые ценят каждый миг жизни, природу, методы и навыки, товарищей по труду.
Вот в таком дозоре и прошла обозримая история бурят. В таком же дозоре прожил и Дашидондок Цыденович Пурбуев. Видимо, именно в нем наиболее сильно был сконцентрирован опыт предков, если он добился одних из самых высоких результатов за всю историю овцеводства нашего края.
Но был еще и другой лейтмотив, который вел его сквозь все невзгоды.
– Мой отец, Цыденов Пурбо, был арестован в 1934 году. Обратно он не вернулся. В те годы было много «врагов народа». Отец мой – один из них. Как мог простой житель степи, не знающий о политическом строе, стать врагом? Люди верили всему, что скажет власть. И я прожил жизнь, ощущая в душе, что я – сын врага народа. А потому должен быть крепким и сильным. Надо было выжить и доказать, что режим ошибся, что Пурбо Цыденов не мог быть врагом народа. Мне кажется, что я доказал это. Душа моя спокойна.
Получается, что отец Пурбуева даже погибелью своей воспитал сына, помог ему окрепнуть и трудиться неустанно всю жизнь. Что ж, таковы бурятские традиции. А трудности только прибавляют сил. Одни минералы от шлифовки обретают блеск и красоту, другие не выдерживают…
Когда отца арестовали ему, было четыре года. Год рождения в паспорте у Пурбуева 1931-ый, но сам он говорит, что родился в 1930-ом. У многих старых бурят расхождения в именах, фамилиях, датах. Ошибок много. Иные скажут, что время было сумбурное, хотя человек труда никакой разницы во времени не видит. Он просто скажет: время ни в чем не виновато, ибо оно не материально. Как и у Булгакова, где профессор Преображенский никак не может понять, каким образом разруху можно материализовать, если она в головах Шариковых.
И режим, который арестовал и погубил отца Дашидондока Пурбуева и неисчислимо много других отцов, тоже состоял из людей. Они и виноваты. Мало ли, что потом осознали, перековались, выдали справки о реабилитации!
– Есть такая бумажка. Выдавали, не помню даже и в каком году. Спасибо, оправдали отца, хоть и посмертно. На бумаге сказали – не враг Пурбо Цыденов. А я всю жизнь знал – не враг. С этим и жил.
В анкете и Энциклопедии Забайкалья написано, что Дашидондок Цыденович Пурбуев родился 15 октября 1931 года, Почетный гражданин Агинского Бурятского автономного округа, Почетный гражданин Читинской области, трудовую деятельность начал в 1948 году в колхозе имени В. И. Ленина Кункурского сельского Совета. Конечно, никакая анкета не расскажет о том, как росли и трудились дети бурят. С шести лет. Невзирая ни на какой режим или события, войну или мирное время. Это же совсем другой народ, другие ценности, традиции и обычаи, жизненные установки, своя, наконец, эстетика или этика. Я просто не представляю, как могут ощутить и прочувствовать все это люди другой национальности и другого восприятия мира, не жившие вместе с бурятами, не знающие их историю!
Никакой ошибки не будет, если я скажу, что Дашидондок Пурбуев трудился с шести лет. В родном селе и колхозе. И здесь же в шестьдесят лет стал Героем Социалистического Труда. Дал стране, а значит и людям тысячи тонн мяса и шерсти, и не он один, а уж куда потом люди девали все это другой вопрос. Получается, что он всю жизнь кормил и одевал людей.
Вот такая, в общем-то, обычная для бурят история.
Киргизская ферма почти примыкает к селу Кункур. Находится на берегу Онона, который весь зарос кустарником и ивняком, бояркой и черемухой, они растут повсюду – и в песчаных оврагах, и на пригорках вокруг фермы.  Кстати, совсем рядом, на маленьком мысе, именуемом Делюн-Болдок, родился, по преданиям Чингисхан. Вероятно, раньше это было стойбище бурят, где жило несколько семей, с неказистыми постройками для людей и животных, обмазанных глиной и коровьим пометом. Степь начинается сразу за фермой. Здесь и вырастили оставшегося без отца Дашидондока Пурбуева его мать Цыпылма, родственники и соседи. Они и учили его жизни.
Отсюда он ушел в армию. Служил во Владивостоке, Советской Гавани. Вернувшись, окончил Агинскую одногодичную колхозную школу. Стал ветеринарным фельдшером. Кстати, об этой школе, созданной в ноябре 1939 года, можно написать целую книгу. Обучали на зоотехников, ветеринаров. Здесь многие буряты впервые знакомились с наукой о животноводстве. Преподаватель школы Бальжинима Раднабазарон стал первым в округе кандидатом биологических наук. Возможно, он и учил Пурбуева, который вернулся из Агинского в колхоз и стал работать на ферме.
Там же и работала Хандажап, приехавшая в Кункур из Чиндалея. Они встретились и больше уже не расставались. Какое-то время Пурбуев работал пастухом, учетчиком овцетоварной фермы, ветеринарным фельдшером. Рожденный и выросший здесь, он знал родную степь наизусть. Каждую падь, озеро, овраг, стоянки чабанов и скотников. Другого места для своей жизни он и не мыслил.
Решили они с Хандажап чабанить. В колхозе согласились, дали отару овец. В анкете написано, что Пурбуев числится старшим чабаном колхоза имени Ленина с 1965 года. Тридцать лет проработала семейная бригада Пурбуева на полном хозяйственном расчете, ухаживая за овцематками. Обычно в такой отаре бывает 750 овец. Оплата – в зависимости от валового дохода. Бригада ежегодно получала до 140 ягнят от каждой сотни овцематок, а в один год получила и сохранила – 150 ягнят. Небывалый в Забайкалье результат. Но для Пурбуевых это было обыденном, хотя и нелегким делом. Каждая овца семейной бригады давала в среднем четыре с половиной килограмма шерсти. Тоже рекордный результат. За эти годы Пурбуевы сдали колхозу около сорока тысяч ягнят и более ста тонн шерсти!
Убежден – в мире нет ни одной копейки или цента, которые появились бы на свет без участия рук трудового человека, его ума и воли. На следующем этапе движения деньги, произведенные трудом человека, становятся эквивалентом спекулятивных отношений. Такова вся история товарно-денежных взаимоотношений людей, а против истории не попрешь.
За пределами России слово спекуляция никогда не было ругательным, ибо это купля и продажа ценностей с целью получения прибыли, переводится с греческого, как выслеживание или высматривание. Наверное, ценностей, и опять же с целью получения прибыли. Но ценности эти производит трудовой человек. Прежде чем начать спекулятивные операции с ними, желательно знать о тех, кто эти ценности создал. Людях труда. Возможно ли воспроизвести их опыт? Иначе потом и ценностей не будет.
Если преемственности традиций нет, то любой бурятский старик скажет примерно следующее: в течение жизни четырех поколений одной семьи самые младшие ни в чем не виноваты, молодые виноваты на четверть, люди среднего возраста – наполовину, абсолютно виноваты самые старшие. Понятно, что джентльмены здесь не появятся. Никакой опыт никто из них не воспроизведет. И память, и база не те… А жаль.
В четырех поколениях Пурбуевых все правильно. Сегодня он самый старший, вырастил и воспитал вместе с женой Ханджап шестерых детей, все они работают. Есть внуки и правнуки. Все они помнят о своей родословной, традиции сильны. Любой из них может работать в науке, на производстве, в частном бизнесе. Но каждый независимо от образования и способностей, всегда может воспроизвести опыт старших. Здесь никто, ни в чем и ни насколько не виноват. Память есть. Таких семей у бурят много. (Хотя бы семья моего близкого родственника Цырендаши Цыдыпова, кавалера трех орденов Трудовой Славы. Дядя Цырендаши в десять лет с матерью Бутид, солдатской вдовой, перебрался  через Онон в родные степи. Тогда у него была только одна овца. За много лет его семейная бригада сдала государству десятки тысяч ягнят и тонны шерсти!) Всех их роднят степь и Онон.
За эти годы Дашидондок Пурбуев был  и победителем социалистических соревнований, и ударником коммунистического труда, и членом коммунистической партии, его избирали в бюро различных уровней: райкома, окружкома, обкома…
Рассказывал смешной случай: уговаривали вступить в партию. Дашидондок отказывался. Как же так, у меня отец враг народа, возьмут ли меня? Но достижения этого невысокого человека были такими, что уговаривающие даже слышать об этом не хотели: возьмут, возьмут, можно, только вступай. Он вступил, его избрали членом бюро райкома партии, депутатом окружного Совета народных депутатов. А в 1976 году его делегировали в Москву на XXV съезд коммунистической партии Советского Союза.
Вспомним славное прошлое. Должна же быть у нас память!
Передо мной памятная фотография: делегаты XXV съезда КПСС от Читинской областной партийной организации. В сверкающем зале Дворца Съездов наши земляки. В первом ряду (слева направо): О. П. Яковлева – ткачиха, Н. И. Дмитриев – председатель облисполкома, А. Н. Смирнов – посол в МНР, М. И. Матафонов – первый секретарь обкома КПСС, П. А. Белик – командующий ЗабВО, Л. И. Сидорова – строитель, Н. И. Кудрявцева – доярка. Второй ряд: Н. И. Лагошин – железнодорожник, А. Д. Лизичев – член военсовета ЗабВО, Н. Ф. Носов – второй секретарь обкома КПСС, Н. Н. Котловцев – командир соединения, В. Е. Кузьмичев – комдив, А. А. Пушкина – директор школы, Ю. И. Брязгунов – механизатор. Третий ряд: Л. В. Сметанин – первый секретарь Читинского горкома КПСС, Д. Ц. Пурбуев – чабан, В. С. Петухов – директор комбината, Ф. И. Филатов – первый секретарь окружкома КПСС, А. Н. Шевченко – командир полка, В. Н. Евтушенко – директор совхоза.
Чувствуете ли мощь и славу, величие страны и народа? Где и когда еще будут дружить и стоять плечом к плечу перед объективом фотокамеры генералы и механизаторы, руководители партии, области и чабаны, послы и доярки? Воспроизводим ли этот опыт, есть ли у нас память?
В 1971 году Дашидондок Пурбуев был награжден орденом Ленина, в 1973 – Октябрьской Революции, в 1980 – Дружбы Народов. Перед самым падением Советского Союза, в 1990 году, он удостоился высшего отличия – звания Героя Социалистического Труда с вручением золотой медали «Серп и Молот» и ордена Ленина.
Может быть, он действительно последний настоящий герой?
Дашидондок Пурбуев выполнил свое предназначение и оставил потомкам опыт – эмпирическое познание действительности, где соединены знания и умения. Но опыт – также результат взаимодействия человека и окружающего его мира. И результат этот передается от поколения к поколению. Первое условие воспроизведения опыта – память.
Много раз я бывал на берегах Онона, посещал Делюн-Болдок, Чашу Чингисхана, встречался с родственниками, думал в степи о Родине. Сегодня, как и всегда, здесь  воспроизводят опыт предков и, обогащая его, говорят, что все спекулятивные операции с ценностями лучше производить самим. Рынок жесток и бессовестен. Буряты же всегда будут заниматься животноводством, производить мясо и шерсть. Они же будут поставлять и продавать.
А еще говорят, что Агинская и Ононская степи, разъединенные исторической рекой, так и напрашиваются на экономическое объединение. Самые лучшие чабаны Забайкалья, может быть и всей России, испокон веков жили здесь. Так почему бы государству не создать здесь мощные животноводческие хозяйства, которые могли бы конкурировать на любом уровне?
В тридцатых годах XIX века академик Г. О. Ковалевский, побывавший на Ононе, писал: «Долины, окружающие священный холм, были покрыты стадами овец, рогатым скотом и табунами лошадей». Так было, так и должно быть. Это же проверено историей. Слабо нашей памяти воспроизвести опыт на государственном уровне?
Машина въезжает на сопку, снова открывается взору долина Онона, в памяти оживают неясные картины, откуда-то издалека я слышу мычание коров, блеяние овец, окрики пастухов и голос матери:
– Мы жили на Киргизской ферме. К нам часто прибегал четырехлетний Дашидондок. Иногда я сама приводила его, надо же было смотреть за ним. Бабушка наша жарила лепешки, Дашидондок аккуратно садился у печурки, наблюдал и тоненьким голоском говорил, что огонь слишком сильный, что для лепешек нужен огонь послабее. Учил нас. Мы смялись, и маленький Дашидондок тоже заливался смехом. Теперь он знаменитый чабан. Таким он и должен быть. Еще мальчиком он удивлял нас своей опрятностью…
Мы проезжаем через мост, река и долина остаются позади, голоса затихают, на смену им приходят другие видения и строки. Не о Пурбуеве ли это?
Текст написан в 2010 году.
* * *
За городским мудреным разговором,
Когда всему поверить ты готов,
Узреешь ложь сердечным чутким взором
И умысел, вплетенный в сети слов.

И вспыхнет ярко в памяти картина,
Затмив людскую подлость на устах:
Орел степной, парящий в небе синем
И одинокий всадник в ковылях...





P. S. В Забайкальском крае у меня очень много знакомых и родственников, работавших и работающих в животноводстве. Большинство из них достигли в своем призвании (именно в призвании) выдающихся успехов. Например, ушедший в иной мир в декабре 2016 года кавалер трёх орденов Трудовой Славы Цырендаши Цыдыпов. Был связан с моим родом и Дашидондок Пурбуев.
О каждом герое своего времени будет написан серьёзный материал. На память и в назидание потомкам. Никто из них, конечно, не мог предположить, что к 2017 году Забайкальский край обретёт руководителей, которые способны только усугубить жизнь их потомков.

Tags: забайкальский край, пурбуев, чита
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments