Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Подлинное Забайкалье. Владимир Зырянов. Зыряновы из Дамасово-4 (о родне и земляках)

Продолжение. Начало - Дамасово-1, Дамасово-2, Дамасово-3,

Он очень много и часто фотографировал. В нашей жизни всё так переплелось, что и жизнь стала общей. Получился "коммунизм на двоих". Так вот, я хочу сказать, что большинство цветных фотографий, которые я ставлю в повествованиях и на видео, касающихся Аргуни и Нерчинских Заводов, принадлежат Владимиру Георгиевичу Зырянову. Также он находил много фотографий в семейных альбомах, музеях, занимался поисками очень нужных и интересных сведений.
Люди, конечно, не замечали той большой работы, которую делал Володя. Да они и не обязаны замечать. Это дано редким личностям.
Оставим в стороне художественную литературу... Сегодня, готовя к публикации эти незамысловатые записи, я думаю, что никто, кроме Володи, в истории Приаргунья ХХ века, не оставил (и не оставлял ранее) сведений о простых, конкретных, людях своего села, за судьбами которых видна вся Россия и суровая эпоха, выпавшая на долю наших предков. Кто добрым словом вспомнил их имена? Никто, кроме  Володи! Спросите самих себя: есть ли у Вас, в деревне, в посёлке, в районе такие неутомимые и неугомонные люди, бессребреники, так страстно желающие людям добра, света, образования и благополучия? Образ его для многих и многих земляков останется примером Настоящего Человека. Если такие люди в деревнях исчезли, если их нет сейчас, то они появятся. И пример Зырянова будем им в помощь.

Не буду указывать, что эта цветная фотография принадлежит Владимиру Зырянову. Это понятно без всяких указаний и сносок. Подпись к фото мы сделали такую: вид усадьбы казаков Зыряновых - Фрола и Лавра Гурьяновичей. Дому, наверное, уже лет сто пятьдесять...
Виктор Балдоржиев.



Григорий Петрович Зырянов. 1937 год.

В Дамасово почти все вступили в колхоз, который назвали «Новая жизнь» Молодежь радовалась и работала с энтузиазмом от зари до зари
Но старики, бывшие казаки, от­носились к новому с осторожностью. Потому, что в колхозах все имуще­ство, весь скот и кони были лич­ным добром самих колхозников, только в общем дворе колхоза. Порой доходило до драк. Старым казакам не нравилось, когда их ко­ней запрягал на работу какой-то комсомолец. Тут вмешивался председа­тель колхоза, разъяс­нял, что, мол, теперь нет личных коней – все колхозное. Естественно, он был на стороне комсомола.
Когда у Григория Петровича Зы­рянова умерла жена Апросинья, он остался один с тремя маленькими детьми – Гошей, Тоней и Иваном. За ними смотрела и нянчилась племянница Григория – Парасковья, а он от зари до зари работал в колхозе.

Работал Григорий Петрович за деся­терых – вспоминал Фрол Михайлович Овсянников.  Делал все сам без по­мощников, доил восемнадцать ко­ров, молоко ставил в крынки, соби­рал сливки, сбивал их в масло, смот­рел и ухаживал за маленькими те­лятами, плел из талового лыка кор­зинки и корзухи для картофеля и овощей в колхозный амбар и храни­лище, стриг овец, обрабатывал эту шерсть, из нее сам прял пряжу и из этой пряжи вязал носки и варежки для колхозников, готовил лес, дро­ва, работал на мельницах, в кузни­це и т. д.
Все удивлялись такому ра­ботяге, и всегда его приводили в пример другим Но были и завист­ливые люди, которые ничего не уме­ли делать, а оклеветать горазды. Вот так в 1937 году, по доносам и клевете многих увозили в застенки НКВОД. Увезли однажды и Григория Петровича Зырянова. Трудолюбие его стало причиной ареста.
А дело было так: приехала ко­миссия из района во главе с первым секретарем проверять колхоз. Ког­да дошла очередь до Григория, по­шли во двор смотреть молодняк, как и в каком состоянии. Зашли на усадьбу – порядок, все чисто убра­но, во дворе стояли сытые жизне­радостные телята, на каждом был одет ошейник из черемухого лыка, старший комиссии спросил, что та­кое, а Григорий объясняет. «Это что­бы вшей не было на скотине».
Комиссар разразился громким матом на Григория и на председа­теля колхоза. «Да у вас и вши еще есть?1 Что за бардак! Да я вас под суд отдам»
В эту же ночь арестовали Григо­рия Петровича и увезли. Дети оста­лись сиротами: Гоше - 12 лет, Тоне - 10 лет, Ивану - 7 лет. Парасковья - дочь Ивана Зырянова - так и жила с ними, пока не вышла замуж
- А хозяйство, за которым смотрел Григорий Петрович, пришло в упа­док буквально через месяц, - расска­зывал Фрол Михайлович.
После ареста Григория, председатель кол­хоза поставил восемь женщин, что­бы делали работу Григория Петро­вича, но они от зари до зари рабо­тали и не успевали делать норму, ко­торую делал один бывший казак Григорий Петрович Зырянов. Женщины отне­кивались от этого, старались перей­ти на другие работы…
Вот так многие казаки заканчива­ли свой жизненный путь. У некоторых не было никакой поддержки, близких и родственников разбросало по белу свету, такие умирали от голода, холода, одиночества.
Раньше – до репрессий и де­портаций, до вступления в колхо­зы -дальновидные и мудрые быв­шие казаки и просто другой народ до 1930-х годов ушли жить в Китай, дабы сохранить свою семью, детей, что у них и получилось Многие из их детей еще живые, правда, им уже за 80 лет
Детей репрессированных звали «вражата», но эти дети-«вражата» вытащили на себе вторую мировую. К примеру, Георгий Григорьевич Зыря­нов - сын репрессированного Гри­гория Петровича - прошел войну с 1942 по 1945 годы. Пришел с фронта весь израненный, но кавалер орде­нов «Боевой Славы№ и многих меда­лей. И опять же на плечи «вражат» лег тяжкий труд поднимать колхозы, дочь Григория Петровича Антонина Григорьевна рабо­тала на стройке Горного Зерентуя, сын его – Иван Григорьевич осваивал целину в приаргунских степях. Теперь их уже нет в живых, остались дети и внуки и, не дай Бог, им испытать, что испытали их родители и деды

Рассказ очевидца событий

Прошла и по Аргуни гражданская война, разделив казаков на белых и на красных. Кто ушел в лес, кто ушел в Китай за Аргунь. Смутное время не обошло и наше Дамасово. Все деревни по Аргуни жили тогда в напряжении и тревоге. Фрол Михайлович Овсянников 1913 года рождения. Гражданская война и последующие события остались в его памяти яркими и незабываемыми событиями.
- Мы, дамасинские ребятишки, бежали смотреть на красных или белых. А кто посмелее – взбегали на бугор возле озера, а оттуда видно было как белые идут с Ишаги на Дамасово или наоброт. С криком «Ура» налетали на деревни.
Власть менялась каждую неделю.
- Как-то белые стояли в Дамасово, - вспоминал Фрол Михайлович, - и вдруг из Суровой группы всадников с шашками наголо со свистом и криком проскакали по селу Домасов, началась беспорядочная стрельба, белые кто куда, шум, гам, пока все утихло, то поняли, это казаки из леса, которые не признавали ни белых, ни красных, они ходом шли из леса через деревню за Аргунь в Китай.
Потом когда поутихло году в 1924-ом, ловкие мужики стали поля пахать, скот разводить, у некоторых, у кого семьи были большие, хорошо работали и хозяйство крепло. Но и власть потихоньку ездила, поглядывала и собирали недоимки с крестьян. А когда в 1927-1930-х годах тех, кто не хотел вступать в комунны, которые позже стали колхозам колхозами, тех власть объявила кулаками. Тут начали комсомольцы работать: отбирать у крепких мужиков нажитое добро, а их с семьями стали увозить – кого в Иркутск, а кого в Красноярскую тайгу, кого на великие комсомольские стройки. Вот и в нашем Дамасово тоже очень много семей увезли. Остались те, кто были бедные, как мы, - вспоминал Фрол Михайлович. - Даже те, кто не хотел расставаться со своим добром вступали в колхоз совсем со своим имуществом и скотом.

Раскулаченные и депортированные жители деревни Дамасово

В 1933 году по списка кулаков.
Зырянов Руфан Никифорович 1880 г. рождения, его жена Наталья Ивановна 1879 г. рождения и их дети: Руфан Руфанович 1907 г. рождения, Николай Руфанович 1900 г. рождения, Алексей Руфанович и его жена Анфиса Степановна, сын Василий Алексеевич, внуки Анна Руфановна 1932 г. рождения, Николай Руфанович 1932 г. рождения.
В 1930 году.
Нерадовский Иван Калинович, его жена Елизавета (Лисофета)  Ивановна Зырянова 1903 г. рождения, дочь Нина Ивановна 1927 г. рождения. Отец Калин Нерадовский с семьей. Нерадовский Дмитрий. Понамаревы Константин Егорович. Егор Михайлович его сын. Старик Понамарев Сергей Михайлович. Свешниковы.

(Возможно список неполный и неточный, могутт быть ошибка в годах или именах. Надеюсь, что в будущем молодые уроженцы села уточнят в архивах список. Виктор Б).

Фронтовики

Из нашего маленького Дамасово за весь период войны было призваны военкоматом немало мужчин. На фронт попали и участвовали в боях 15 человек, из них вернулись с войны только четверо – Константин Игнатьевич Ворсин, Фрол Михайлович Овсянников, Георгий Григорьевич Зырянов, Григорий Яковлевич Ларионов. Но их сейчас нет с нами, они умерли в разное время – кто от ран, кто от старости.
Погибли Федор Игнатьевич Ворсин, Григорий Григорьевич Голятин, Николай Михайлович Зырянов, Влас Васильевич Михалев, Тимофей Прокопьевич Самохвалов, Гаврил Федорович Голятин, Григорий Анганзоров, Николай Алексеевич Токмаков, Василий Долгов, Павел Зиновьевич Зверев, Павел Мартемьянович Зырянов, Александр Михайлович Корчагин, Николай Петрович Макаров, Василий Нестерович Михалев, Василий Венедиктович Нерадовский, Иван Зиновьевич Зверев. (Наверное, и этот список требует уточнения. Виктор Б).

Каждый человек по-своему уникален. Нашего ветерана Константина Игнатьевича Ворсина я бы назвал человеком-легендой. Он был призван в армию еще в 1938 году, участвовал на Халхин-Голе, затем на Финском фронте, прошел всю вторую мировую войну. Получается, что Константин Игнатьевич воевал семь лет, весь изранен мелкими осколками, но ему везло, видимо родился под счастливой звездой – дошел до Кенигсберга и вернулся домой в сорок пятом. После войны работал в колхозе шофером, лесорубом, скотником.
Бывало, сядут мужики покурить и просят фронтовиков рассказать, как там было. Константин Игнатьевич, завертывая самокрутку, начинал вспоминать какой-нибудь очередной эпизод; рассказчик отменный, слушали его внимательно, знали, что он воевал на передовой.
Я был свидетелем, как его жена тетя Нюра гребешком, аккуратно, водила по его черным кудрявым волосам, вычесывая мелкие осколки, которые сами собой время от времени выходили из тела…
Умер Константин Игнатьевич в больнице от сердечного приступа. В 1971году, было ему 54 года.
Зырянов Георгий Григорьевич. Тоже прошел всю войну, дошел до города Нюрнберга, был награжден многими орденами и медалями, в том числе двумя орденами «Боевой Славы», есть данные, что нашлась и третья Слава. Дядя Гоша умер и никто не стал «догонять» орден.
Он так же был весь изранен, его мучили осколки до конца дней. Он мало рассказывал про войну, но я помню, когда меня провожали в армию, он захмелел на проводинах, обнял меня и говорит: «Служи, Вовка, с честью и достоинством, как мы служили». И рассказал, как он охранял после войны фашистских главарей вплоть до военного суда над ними в Нюрнберге.
Овсянников Фрол Михайлович попал на фронт, когда обороняли Москву. Но у него физических ранений не было, разве только что душевных немало.
В 1943 году его секретным эшелоном с танковым заводом привезли в Атамановку под Читой, где он был в охране завода до конца войны. Умер по старости в 1994 году.
Ларионов Григорий Яковлевич был призван в 1943 году и попал в части укрепрайона под Досатуем, но в августе 1945 года с войсками прошел весь Китай, освобождая от японских войск. Он также уцелел и не был ранен, дожил до старости. Умер в 2000 году.
О каждом ветеране Второй мировой войны можно писать историю его личной жизни, каждый заслужил особого внимания и уважения, тепла, любви и уважения от нас – потомков, а мы в свою очередь должны помнить о страшных прошлых войнах и передавать историю нашим детям.

Дамасово в тылу

(Данные на момент записи В. Зыряновым. Виктор Б).
Когда в 1941году забрали с наших деревень на фронт мужчин и парней, то весь труд лег на плечи стариков, женщин и детей.
Мне привелось в свое время говорить на фронтовые темы с Голятиным Григорием Филипповичем – жителем с. Ишага.
Ветеран и инвалид первой группы, вернулся с войны без ноги. Григорий Филиппович вспоминал: «Когда я приехал в Ишагу, то увидел картину, которая потрясла больше, нежели то, что пришлось видеть и пережить на фронте. Это происходило повсеместно – во всех селах и деревнях с 1943 по 1944 годы, много народу перемерло с голоду. Труд был непосильный, на поле работали дети от 12 лет, женщины, старики. Три года были неурожайными, что выращивали на полях – все сдавали для фронта. Спаслись от голодной смерти те, у кого была корова и те,  кто садил картошку…»
Мой отец вспоминает, что за одну зиму 1943 года в деревне Дамасово умерло около 40 человек.
Фактически, война коснулась каждого, многие работали самоотверженно, растили хлеб, готовили лес, дрова, помогали пограничникам. Многие труженики тыла награждены медалями. Люди понимали, что их труд также приближает к победе, которая была у всех на устах.
У нас в деревне Дамасово осталось два ветерана-инвалида войны – Редров Александр Васильевич и Ефимов Григорий Семенович. Они ушли на фронт с деревни Борщевка и вернулись с фронта, израненные и искалеченные в свою деревню. В 50 годы, когда производили укрупнение колхозов, Борщевку убрали. Народ расселили в Дамасово, в Ишагу, вот и живут с тех пор А. В. Редров и Г. С. Ефимов в Дамасово – уже полвека они дамасинские.
Есть и труженики тыла, которые, слава Богу, здравствуют и поныне в нашей деревне, это наши старики. Некоторые из них награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Это наши земляки: Лунегова Анна Ивановна, живет в г. Борзя; Голятина Прасковья Ивановна, Ворсина Анисья, Зырянова Дарья Стратоновна, Зырянова Авдотья Леонтьевна, многих уже нет с нами.
Зырянов Георгий Иванович, живет в Дамасово.
Также многие живут в Дамасово, которые трудились во время войны в колхозе, в МТС, готовили лес, дрова, - Зырянов Тимофей Леонтьевич, Игнатюкова Кристинья Ефимовна, Казанцева Аграфена Тимофеевна, Редрова Татьяна Васильевна.


Фотографии, собранные Владимиром Зыряновым.

Константин Игнатьевич Ворсин и его сын Александр на охоте.


1950-ые годы. Супруги Зверевы – Зиновий Алексеевич и Екатерина Васильевна.


Бывшее село Алаширь на реке Уров. 1989 год. Виктор Борисович Балдоржиев и Геннадий Семёнович Донец в гостях у Зыряновых.


1976 год. Жители Дамасово: сидит слева – Степан Ефимович Харин, рядом – Прасковья Ивановна Голятина (Зырянова), Елизавета (Лисофета) Ивановна Нерадовская, Владимир Константинович Нерадовский, Федосья Ермолаевна Нерадовская, за ними стоят слева направо – Мария Дмитриевна Харина, Георгий Григорьевич Зырянов, Екатерина Степановна Зырянова.


1941 год. Начало войны. Работники военкомата с Нерчинский Завод, первым справа стоит Фрол Михайлович Овсянников.


Tags: забайкальская фамилия, забайкальский род, люди забайкалья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments