Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Виктор Балдоржиев. "Главный принцип, как в медицине: "Не навреди!"

Пять лет назад из-за хронического безденежья я подрабатывал на сайте «Вольный журналист». Дошло до того, что мне предложили стать редактором. Но я отказался. Не потому, что не смогу или не умею, а потому, что современная журналистика – сродни медицине. Общество тяжело больно, изуродовано, превращено в быдло и биомассу. Операция проведена инструментами средств массовой информации и коммуникации, с участием огромного количества журналистов и литераторов, не думающих о принципе "Не навреди!"
Писать или публиковать всё, что душе или кому-то угодно –  всё равно что предлагать лекарство, не предполагая даже диагноза болезни. Больна сама литература. С некоторой долей сожаления и юмора я вспоминаю своих друзей из Агинского округа и Читы, которые легко выбирают сюжеты и темы, небрежно пытаясь открыть замысловатые двери русского Слова, русской журналистики и литературы.

Предупреждать их о том, что относить себя в наше время к цеху пишущих чрезвычайно опасно, дело безнадёжное.
Использование Слова - всегда ответственно, а сегодня - тем более. Вот почему я не стал работать на этом и других сайтах, боюсь работать в газетах. С опаской отношусь к собственным сайтам и блогам.
Не зная точного диагноза болезни общества, я стараюсь предлагать в своём ЖЖ юмор (рассказы Владимира Рукосуева), исторические материалы (воспоминания Г. Семёнова и других авторов), передачи ТВ «Народный журналист», исследования Центра научной политической мысли и идеологии, работы Алексея Кунгурова. Ищу своих читателей - не оболваненных, умных, рассуждающих, способных к анализу. Важно не количество читателей, а качество их.
Главный принцип, как и в медицине: «Не навреди!»
На «Вольном журналисте» я опубликовал серию «Там, где родился Чингисхан». Текст более всего о месте моего проживания и моих знакомых… Написан, как бы для фиксакции информации, которая нужна всегда и должна быть под рукой.

Там где родился Чингисхан-1

2011 год. Кстати, лет десять назад нашли вблизи Делюн-Болдок золотую пайцзу! Такой пайцзой мог владеть только могущественный военачальник, один из самых приближенных Чингисхана. Где пайцза? Нашел его русский мужик, свидетели могут даже фамилию его сказать. И сдал тот мужик золотую находку зубных дел мастеру где-то в Чите…

Сотни лет люди ищут могилу Чингисхана. Нам, монголам, не то, чтобы искать, но и думать нельзя об этом. Предки так завещали. А потому я расскажу только о месте рождения великого монгола. Споров, разногласий и разночтений в этом вопросе не перечесть, будем опираться на единственный и верный источник, памятник мировой литературы – «Сокровенное сказание монголов», элементарную логику и столь же элементарный расчет. Конечно, любой исследователь, применив свои знания, опять же – логику и расчет, мог бы без особого труда определить приблизительные координаты места рождения Потрясателя Вселенной. Но почему-то не определил, а только умножил столь ненужные вопросы. Почему? Сердцем не чувствовал. Для этого надо жить в степи, где все пронизано историей монголов, которые всегда кочевали вверх или вниз по Онону.
Итак, в §24 сказано, что Бодончар, предок Чингисхана, обидевшись на братьев из-за дележа имущества, оседлал коня и «пустил его куда глаза глядят вниз по течению Онон-реки…» С верховьев Онона он добрался он до Балчжун-арал (арал – остров) и стал там жить.
Онон берет начало на Хэнтэе, длина реки – 1032 километра. Естественно, на вершинах, где берут начало реки, никаких островов и быть не может. Бодончар добрался до среднего течения реки, где до сего дня имеется единственный (!) на всем протяжении Онона арал-остров. Через несколько лет братья все же нашли его. И они стали жить вместе…
В §59 «Сказания» читаем, что Есугей-Батор вернулся домой после битвы с татарами и «именно тогда родился Чингисхан в урочище Делиун-балдах, на Ононе». Сегодня весь мир пишет – «Делюн болдок». На вершинах гор, поросших густой тайгой, люди, монголы особенно, без особой необходимости не живут. И самое главное – не воюют. Война требует простора. Монголы, в том числе и татары жили и воевали в степи. Делюн-болдок находится на арале, острове, за которым сразу начинается степь.

В §67-м узнаем, что Есугей-батор, возвращаясь после сватовства, был отравлен татарами. И «Уезжая от них, он почувствовал себя дурно, и через трое суток, добравшись домой, сильно занемог». Через трое суток! И это тяжело больной человек. По всем расчетам отравлен он был в километрах 120-150 от Делюн-Болдок, если там был его курень, а ведь мог быть и ближе, в степи. Но ясно одно: за трое суток больной человек, даже на коне, ни в коем случае не доберется до вершин Хэнтэя - около 800 километров! Но за 100 километров доберется реально. Вот он и доехал. До какого же места? До места, где сегодня живем мы – Ононской степи. Совсем рядом до среднего течения Онона, где находится большой остров, который сегодня называется, Ихэ-арал, там же и место Делюн Болдок, где и родился Чингисхан.
Из §81 «Сказания» узнаем, что тайчиудцы в полнолуние первого летнего месяца пировали на крутом берегу Онона. В это время и бежал из плена Темучжин и «прилег было в Ононской дубраве». Кто и каким образом обнаружит в истоках реки, на Хэнтэе, «крутые берега», да еще и дубраву. Там – сплошной лес. Таким образом, взяв в руки «Сказание» можно с точностью до деталей обозначить многие исторические места. Но единственный и верный источник изучали далеко от берегов Онона…
Именно об этих местах в свое время писали исследователи древности (логичнее современных рассуждали?), а также Рашид-ад-Дин, Лев Николаевич Гумилев и многие другие… Но мы живем здесь и не нуждаемся в доказательствах. Просто берем в руки «Сказание» и следуем по тексту по местам, где родился и жил Чингисхан. Где похоронен? Не знаем. Мы знаем, где он родился. И ничего доказывать не собираемся.
  Кстати, лет десять назад нашли вблизи Делюн-Болдок золотую пайцзу! Такой пайцзой мог владеть только могущественный военачальник, один из самых приближенных Чингисхана. Где пайцза? Нашел его русский мужик, свидетели могут даже фамилию его сказать. И сдал тот мужик золотую находку зубных дел мастеру где-то в Чите, а года через два умер... Это факт, как и все, о чем я вам поведал. Впрочем, надо писать серьезную книгу. От души и сердца. Как песню! Видимо, предки так завещали. Ведь является уже много лет во сне Владимиру Цыденжапову сам Чингисхан. На белом коне он выплывает из пурпурного тумана и, потрясая копьем, сотрясает степь зычным криком: "Здесь я, здесь! Вы слышите?" Владимир Цыденжапов - серьезный мужик, врать не будет: будучи офицером, во время учений он накрыл своим телом гранату, которая вот-вот должна была взорваться в руках молодого бойца. Но жив остался потомок Чингисхана, искромсанный в клочья, но жив! А родился он совсем рядом, где и Чингисхан. Это факт...
Говорят и говорят, пишут и пишут о мифическом камне Чингисхана. Вот он - камень Чингисхана, рядом с Делюн-Болдок, и тут же - гора Батор. А дальше - Ононский бор, и степь, где и зародилась монгольская государственность.





Tags: информация, общество, онон, чингисхан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments