Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Наша история. Зафиксированные факты и фамилии забайкальцев

Автор запретил копирование, использование и публикации своих материалов без его письменного согласия. Любое нарушение будет преследоваться по закону.

Серия "Наша история". 8 августа - Почему я занят этим?, 10 августа - Караулы и маяки 17 века, 10 августа - Зафиксированные факты и фамилии, 11 августа - Герард Фридрих Миллер и предки забайкальцев, 11 августа - Рыцари тайги, 11 августа - Чтение исторических актов, 13 августа - Что означает слово хамниган?, 13 августа - Гантимуровы и фамилии Забайкалья, 15  августа - Обзор с господствующей высоты,


Не повезло тем странам и народам, где по каким-то причинам не фиксировали факты или не было литераторов. Не повезло тем странам и народам, где переписывали историю в угоду власть имущим, ведь в итоге всегда получается незавидная современность и подлое общество, где не может быть ничего прочного - благородства культуры и развивающейся экономики, а вместо этого - непрекращающееся враньё на всех уровнях и во всех углах.

Но, тем не менее, любой зафиксированный факт открывает вдумчивому взору настоящую историю. Исходя из этой мысли, можно сказать, что повезло русским людям Сибири и Забайкалья: факты деяний их предков зафиксированы в церковных и поимённых книгах, актах исторических (так и называются) со специфической нумерацией, разных «скасках», отписках, доездах и множестве других документах.
Интересно, что эта имеющаяся и «готовая» история не собрана, не систематизирована, а оцифрованная и переведённая в электронные варианты современниками, стала разбросанным по кусочкам хранилищем для раздербанивания отдельных «историков», владеющих возможностями современных технологий. Ничего, конечно, предосудительного в таком использовании нет. Скорее всего, польза. Наверное, так и должно быть. Хотя, возможно, это послужит причиной для некоторых умозаключений исследователей о сложившихся менталитетах и культуре общества, где результаты происходят не от развития культуры и науки, а "открытий" (файлов) недалёких умов, нагромождения фактов и некоего упоения ими.
Но как бы современники не относились к появлению большого количества доступных исторических материалов, работа в российском обществе идёт громадная – люди узнают свои родословные.

Труднее людям национальных образований, предки которых не фиксировали события никакими начертаниями, а из уст в уста – ненадёжная история, интерпретируемая современниками по обстоятельствам и выгоде. Такие источники очень слабы и переменчивы. Примером их могут быть родословные бурят (угай бишиг), которые всегда и во множестве собирают неравнодушные к истории рода современники.


Лично я, будучи хоринским бурят-монголом (худанса-шарайдом по отцу и дэлдэгэр-галзутом по матери) ни разу не находил ни себя, ни своих близких в бурятских родословных. Но могу сказать, что упомянутый в дополнениии к 3 тому исторических актов (зафиксированный в русской истории) монгольский князь Турукай Табун, с которым встретился Василий Колесников (1647 год) и взял от него подарки и послание царю Алексею Михайловичу, возможно, был отцом Бадана Туракина, возглавлявшего делегацию бурят-монголов к Петру Великому (1703 год). А Бадан Туракин, как известно, был дэлдэгэр-галзутом, коим я и являюсь по материнской линии. Но кто делал такие исследования?  Кто писал родословную, тот себя и записал:)) Откуда данные, где их прежние фиксации, на чём основаны они?

К тому же, оторванные от общего монгольского древа и его корней, преследуя только мужскую ветвь, так называемые бурятские родословные на общемонгольском фоне выглядят не убедительно, если не сказать жалко. Без знания старомонгольской письменности и зафиксированных источников, видимо, эта важнейшая часть бурят-монгольской истории не будет иметь серьёзного значения для потомков.

На мой взгляд, известные летописи бурят, зафиксированные на монгольском языке и переведенные на русский язык (Н. Н. Поппе), современники изучают выборочно и мимоходом, истолковывают каждый на свой лад и только то, что выгодно. А там в тексте и между строк – тьма информации.

Иначе, как объяснить факт раздувания разными СМИ дичайших разногласий о названиях племён, если люди до сих пор не видят в летописи Тугулдура Тобоева, что: «Пока ОНИ (ХОРИНЦЫ - В. Б.) кочевали, они услыхали, что из Монголии пришло в качестве погони войско, испугались и бежали. Они откочевали на реки Итанцу и Кудару, а оттуда перекочевали и расселились по берегам Байкала и по острову Ольхону.
Вследствие того, что поблизости существует издревле находящийся на северной и южной стороне Байкала народ, по имени БУРЯТЫ, они стали, В ПОДРАЖАНИЕ ИМ, называться русским наименованием – БУРЯТАМИ одиннадцати родов хоринских».


Намного выигрышнее в отношении фиксации фактов и имён выглядят на современном этапе родословные русских фамилий Сибири и Забайкалья. Русскую историю из уст в уста не расскажешь и на пальцах не покажешь. Фантазировать здесь трудно. История эта вся зафиксирована в разных источниках. Дело за систематизацией и правильной интерпретацией для развития культуры, что повлечёт за собой и развитие экономики.

Надо полагать, что именно те русские фамилии, которые зачастую произошли от имён и прозвищ коренных жителей, никогда не покинут Байкальский регион, в котором вместе со своими сородичами (хори-бурятами, хамниган-бурятами и эвенками) три с лишним века претерпевали нужду, обустраивали свою жизнь, породнились со многими коренными и некоренными фамилиями края.
Самая многочисленная из них – Номоконовы.


Найдите в этом «лоскуте» именной книги Нерчинского острога за 1689 год (есть ещё книга и 1685 года) имя Номака, Номукань. От него, вероятно, и пошли все Номоконовы, стоявшие в тунгусских караулах у пограничных маяков, ставшие забайкальскими казаками, ходившие в походы, участвовавшие в боях за Родину, руководившие хозяйствами, работавшие в колхозах и других предприятиях...
Вообще, в 17 и 18 веках имя Номогон или Номохон было довольно известным на территории Забайкалья, Монголии и Китая. С таким именем мог быть и простой охотник-тунгус, скотовод-бурят, житель Монголии, маньчжурский амбань (Урга, 1761 год). В России имя стало фамилией.
Один из Номоконовых – Александр Андреевич Номоконов, проживающий в селе Улан-Цацык, материалы которого подготавливаются в нашем онлайн-издательстве для публикации и, возможно, издания. Корни этой ветви Номоконовых - Шилка, Нерчинск, Старый Дурулгуй, а теперь уже - всё Забайкалье.
Добавлю к сказанному, что у моих земляков, новозоринских Номоконовых -  шестнадцать детей. Представьте себе плодовитость всех Номоконовых, живущих в каждом уголке нашего края, а также их деяния на Забайкальской земле.

Нам очень важно, говоря современным языком, создать такой контент, где наряду с живыми историческими фактами, могли бы участвовать в создании подлинной истории Забайкалья наши предки - фамилии конкретных людей, наших сородичей и земляков. Скажем так, если в Нерчинске 18 века живёт Леонтий Семёнович Номоконов, произошедший от тунгуса Намясинского рода Номоконя, то в городах и сёлах Забайкалья 21 века проживают его многочисленные потомки. И они должны знать и о Семёне Номоконове, который родился в 1639 году, и о сыне его Леонтии, и всех остальных своих предках.

Имеющееся обилие документов и малолюдность нашего Забайкалья позволяют, так или иначе, проследить родословные коренных жителей всех национальностей. Многие семьи уже провели такие работы, другие проводят, третьи – начинают.
В создаваемом нами контенте мы попытаемся проследить фамилию одной ветви, остальные должны увидеть себя в общем древе. Они же присутствуют там в любом случае. Впоследствии, такой же контент может создать каждый коренной житель Забайкалья.
Ведь история была не когда-то и ни с кем-то, она всегда происходила и происходит со всеми нами и с каждым из нас.

...Когда в ноябре 1653 года казаки Максима Урасова строят Нелюдский (Нерчинский) острог, из ближнего леса наблюдают за ними охотники Намясинского рода, среди которых предки Номоконовых. Уже холодно, сопки сплошь в угасающем рыжем золоте берёз и осин. Высокие бородатые люди говорят на непонятном языке, жарко горит костёр, что-то булькает в котле, валит с неба снег, поднимается от земли пар. К сосне прилонены сабли и железные палки, изрыгающие огонь. На берегу Нерчи - плот. Незнакомые люди рубят жерди, таскают брёвна, ставят сруб. Караульный, почуяв присутствие чужих людей, всматривается в опушку леса, где в зарослях кустарников, берёз и осин прячутся тунгусы, но тут же успокаивается. Что же будет дальше?

Виктор Балдоржиев.



Tags: забайкалье, история, номоконовы, фамилии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments