Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Подлинное Забайкалье. Владимир Рукосуев. Аврал или "Здесь Вам ЗабВо, а не Чехословакия!"

Владимир Рукосуев в этом ЖЖ: Читинский автосборочный-1. Читинский автосборочный-2, Читинский автосборочный-3, Вечерние байки на чабанской стоянке, Смерть вождя, В Читу или ветер перемен,Тачанка в Забайкалье, Верблюд на посту, О том, как Усольцев Бальжиду мстил, Как по бруснику ездили,Когда профессор проспится, Когда профессор проспится-2, Знай наших! Как гулял Коверкот, На Западно-Черновском разрезе-1, На Западно-Черновском разрезе-2, Бригада, Незадавшийся рейс, Кто родился на границе, тот смеётся над "Зарницей",Комиссия,Читинский КСК, Свет и тьма на 3-й ферме,Читинский КСК-2, Читинский КСК-3, Штурвал на себя, Радж и Джагга,


Солдатская байка

В воскресенье взвод назначили дежурным по разгрузке. Это означало отмену увольнений и исключало любые отлучки из спального расположения, даже на спортплощадку и плац. Личный состав обязан быть готовым к разгрузке любого транспортного средства прибывшего в часть во избежание его простоя. Вначале это относилось к железнодорожным вагонам, чтобы сократить штрафы. Потом начальству понравилось, и оно распространило эту практику на все виды транспорта и грузов.
   Дело близилось к обеду, когда  дневальный подозвал к телефону сержанта Усольцева. Тот выслушал распоряжение дежурного приготовить взвод к перевозке мин со станции Степь на склад боеприпасов и их разгрузке.  Усольцеву все это не понравилось. Их хотели использовать не совсем по назначению. Стал возражать, что перевозка не входит в их обязанности, задача дежурного подразделения состоит в разгрузке. Дежурный не унимался. Тогда Усольцев сказал, что он техник, а взводом сегодня командует замкомвзвода сержант Дроздов. Формально это так и было, хотя практически техник по должности был выше и Дроздов командовал только в его отсутствие. Усольцев рассчитывал на незнание их специфичной иерархии дежурным.  Дневального послали, куда следует и к телефону подходить больше не стали.
   Через некоторое время в коридоре раздался заполошный крик дневального, возвестившего о появлении старшего по званию, послышался строевой подход и доклад дежурного по этажу. В помещение взвода влетел, как всегда встрепанный, старший лейтенант Степанов. Он был помощником дежурного по части. Высокий, сутуловатый, без намека на какую-нибудь выправку, он вел себя крайне нервозно, почти истерически, голос его был скрипуч и неприятен. Ужимки комичны. При общении с ним, все кто читал Ярослава Гашека, вспоминали поручика Дуба.
- Кто командир, почему трубку не берете?
   Дроздов замешкался, глядя на Усольцева. Тот пожал плечами и отвернулся. Степанов взвыл.
 - Я спрашиваю кто командир?
   Глаза его блуждали с одного сержанта на другого. Дроздов доложился.
 - Что вы себе позволяете?
- Товарищ старший лейтенант,…
- Я уже семнадцать лет старший лейтенант!


Это было правдой. Войну он закончил лейтенантом, через три года получил очередное звание и остался при нем. Неизвестно почему этим гордился. Его однокашники все давно майоры а те, что получили высшее образование и того старше. Смеялись, говоря, что его личное дело затеряно.
Дроздов «включил Швейка»
- Мы знаем, товарищ старший лейтенант!
- Приказ получили на перевозку мин?
- Никак нет, товарищ старший лейтенант!
- Получайте! Приказываю приступить к доставке мин со станции Степь. Все ясно?
- Так точно! Разрешите расписаться?
- Что, где?
- В приказе, товарищ старший лейтенант!
- Это устный приказ. Уставы надо учить. Мы на фронте не расписывались. Построить взвод!
- Есть! Взвод, на построение становись! Взвод смирно! Товарищ старший…
- Что ты мне комедию ломаешь? Быстро приступить к выполнению задания! Понял?
- Никак нет! Отсутствует информация для проведения вводного инструктажа!
- Какая информация? На месте получите!
- На каком месте?
- Сержант, прекрати саботаж. Там мины лежат, а он тут стоит и не чешется!
   Дроздов энергично почесал левой рукой правый бок, не отрывая кисть правой руки от пилотки. Степанов рассвирепел.
- Я тебя на губу упеку!
- За что, товарищ старший лейтенант?
- За пререкания! Ему слово, он два! Что за издевательство. Почему вы чешетесь?
- Вы приказали, товарищ старший лейтенант!
- Я? Взвод, направо! Шагом марш! Ведите взвод на первое КПП!
- Есть! Разрешите уточнить, вы лишаете личный состав приема пищи?
- Какого приема? Ах, да. Быстро в столовую и на КПП!
   После обеда их погрузили в два Урала и вывезли во второй караул на склад боеприпасов. Склад размещался в горе, снаружи торчала караульная будка и четыре вышки для часовых, установленных по углам огороженного прямоугольного участка. В горе была замаскированная дыра, через которую заходила и выходила техника. Была получена разнарядка на получение мин с завода боеприпасов, расположенного на станции Степь в десяти километрах от склада. Командовал молоденький лейтенант, прибывший в часть из Чехословакии после подавления мятежа. На петлицах его красовались эмблемы связи, зачем он прислан в артиллерийскую часть, и сам не знал. Признался, что мин в жизни не видел. Весь был какой-то интеллигентный, еще не обветренный суровой действительностью Забайкальского военного округа. Достал книжицу и прочитал правила обращения с взрывчатыми веществами. В строю тоже не оказалось людей знакомых с боеприпасами. Это был взвод обслуживания техники, т.е. гусеничных тягачей и автомобилей. Иногда они издалека видели на стрельбах снаряды, но приближаться к ним не приходилось. Зачем в их части мины было совсем непонятно.
   Из инструкции выходило, что передвигаться они должны на цыпочках, разговаривать шепотом, мины переносить на руках, не делая резких движений. Обстановка становилась тревожной.
   Через час прибыл первый ЗИЛ с грузом. Завидели его в ровной степи еще за пять километров, ехал он со скоростью двадцать километров в час, не быстрее. Оно и понятно, кому охота взлететь вместе с грузом.
   В кузове стояли деревянные ящики, в каждом по две мины. Вес ящика 20 кг. В машине пять тонн, т.е. 250 ящиков. Каждый ящик нужно взять плавными движениями и нести как ребенка вглубь склада метров двадцать-тридцать для укладки в штабель. Лейтенант ушел от места разгрузки метров на сорок и оттуда давал предостерегающие команды. Зачем он ушел, если под его ногами под землей тысячи тонн боевой взрывчатки разного назначения? В случае взрыва достанет и Степь с авиаполком и Цугол, где размещена их часть. Не уцелеет и ближайшее село Боржигантай, которому повезло с соседством.
   Тридцать человек разгружали одну машину два часа. Вторая уже ожидала своей очереди. Проезд внутри склада позволял одновременно подойти к грузу десятерым. Остальные двадцать ожидали очереди, т.е. простаивали. С завода позвонили и сказали, что погрузку прекращают, т.к. закончился рабочий день. А склад готовой продукции нужно освободить сегодня. Останутся только машинисты транспортера, грузчиков военные пусть привозят своих. Мин еще на три машины, нужно торопиться.
   Лейтенант довел обстановку до личного состава. Задача стала понятной, ужин грозил накрыться. Усольцев посадил в освободившуюся машину половину людей и поехал на завод. На месте остался Дроздов, парень педантичный, свято соблюдающий любые правила.
   Завод представлял собой несколько сараев. Самый длинный и неказистый назывался главным корпусом. Машину досмотрели, солдат переписали и направили к складу готовой продукции. Из отверстия в стене выглядывал двухметровый кусок транспортера на котором стояли знакомые ящики. Лента возвышалась над бортом кузова, ящики подавались в кузов, грузчикам следовало их укладывать. После команды лента двинулась, ящики подались. Солдаты бережно, как привыкли, стали снимать их с ленты для укладки. Но скорость ленты не была рассчитана на такие нежности. Сразу образовался затор, ящики из помещения стали наползать один на другой и посыпались с полутораметровой высоты на землю. Солдат как ветром сдуло. Через мгновение они как заправские взрывники лежали в ближайшей канаве, выгнав оттуда хрюкающую от счастья в теплой луже свинью. Визг возмущенного животного слился с заливистым смехом стоявшей возле машины барышни, лет тридцати, в замызганной спецовке. Это выскочила разгневанная заминкой в работе машинистка транспортера. Вид пятнадцати задниц цвета хаки, торчащих из канавы, ее развеселил.
   Сконфуженные защитники отечества, поднимались, пучками травы соскребая с себя грязь.
- Вы что, первый раз мины увидели? Да их без взрывателей хоть с самолета сбрасывай!
   В подтверждение своих слов подняла с земли ящик и швырнула его в машину, впечатлив вояк не только смелостью, но и силой.
   Усольцев живо расставил солдат по бортам машины и работа закипела. Ящики летали как поленья. Через час три машины были загружены. Сержант сам сел за руль головной машины, и колонна рванула на предельной скорости. При виде стремительно несущихся грузовиков с подпрыгивающим смертоносным грузом в кузовах, лейтенант с остатками взвода бросился наутек в глубь территории.
   Усольцев окликнул Дроздова, в двух словах объяснил ему причину своей внезапной храбрости. Они выстроили солдат в китайскую шеренгу, и конвейер за двадцать минут разгрузил первую машину. Лейтенант, моментально утративший всю свою интеллигентность и пытавшийся издалека жестами остановить это безрассудство, прыгнул в порожнюю машину и умчался в часть жаловаться.
   Взвод он с дежурным по части через час нашел в столовой. Майор выслушал солдат и отдал лейтенанту книжку с правилами обращения с взрывоопасными веществами, со словами: «Здесь ЗабВО, а не Чехословакия, готовьте рапорт о самовольном оставлении объекта и личного состава в опасности».


ЗабВО в Монголии. Тоже интересно!

Tags: Забайкалье, Рукосуев, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments