Azarovskiy (azarovskiy) wrote,
Azarovskiy
azarovskiy

Наша история. Зачем субсидировать топот копыт или как думает Алексей Цыденов?

Серия "Наша история". 8 августа - Почему я занят этим?, 10 августа - Караулы и маяки 17 века, 10 августа - Зафиксированные факты и фамилии, 11 августа - Герард Фридрих Миллер и предки забайкальцев, 11 августа - Рыцари тайги, 11 августа - Чтение исторических актов, 13 августа - Что означает слово хамниган?, 13 августа - Гантимуровы и фамилии Забайкалья, 15  августа - Обзор с господствующей высоты, О русификации и намятских даур-монголах, Современный монгольский мир в окружении других миров,

Возможно, публикуемая из «infpol» статья – предвыборная (указаны реквизиты), но меня интересуют не выборы, а факты нашей истории, которые я и пытаюсь фиксировать в этом ЖЖ. Кем были, кем стали, в кого превратились, кем становимся, насколько качественна наша мысль или же мы бездумные исполнители чужой воли?
Мысли лидеров региона или отсутствие их – очень примечательные факты новейшей истории Байкальского региона. Нам важно знать: как и о чём думает этот парень, о котором говорят уже полгода, сбудутся ли его слова? Самое главное - КАК он думает, КАЧЕСТВО ЕГО МЫСЛИ? Или он такой же, как и все те, кто был до него, кто окружает его сейчас?
Могут ли быть государственные и национальные интересы, хотя бы в виде исключения, в ТАКОМ государстве и в ТАКОЙ среде чиновничества вообще?
Человек становится интересным только после интересных мыслей. Если такое качество мысли у Алексея Цыденова или тоже топот копыт?



Алексей Цыденов: «Предвыборные лозунги не нужны никому»
В Бурятии приближается день выборов нового руководителя республики

Четкость обязательств и обязательность их исполнения

- Алексей Самбуевич, сформирована ли ваша предвыборная программа и каковы  ее основные тезисы?

- Программа сформирована, хотя имеющийся вариант не является окончательным. В своей работе я ориентируюсь на четкость обязательств, которые беру, и обязательность их исполнения. Поэтому я могу разделить свою программу на две части. Первая – это цели, задачи и конкретный результат. Целью, как квинтэссенцией всех программ и задач, является повышение материального благосостояния жителей Бурятии и удовлетворенности  жизнью.
Материальное  благосостояние – это доходы как каждого конкретного человека, так и бизнеса. А удовлетворенность – это совокупность многих факторов – качество окружающей среды, хорошая инфраструктура (дороги,  ЖКХ и так далее), хорошие здравоохранение и образование, возможности разнообразного проведения досуга, саморазвития, самосовершенствования в том же спорте и иных видах деятельности.


- Каковы механизмы достижения этого?
- Чтобы этих целей достичь, нужно решить целый комплекс задач. Это создание дополнительных рабочих мест; условий для ведения и создания бизнеса; поддержка малого бизнеса; развитие существующей крупной промышленности и привлечение инвестиций для создания новых крупных производств; развитие сельского хозяйства, как основного источника создания рабочих мест на селе и доходов сельчан; развитие добывающих отраслей промышленности и туризма.
Однако все эти направления без детализации и плана конкретных мероприятий – просто лозунг или даже популистская демагогия. Под каждым из направлений должны быть конкретные мероприятия с понятными источниками финансирования (бюджетным или внебюджетным), соответствующая нормативно-правовая база.

Нужна конкретика

- Вы говорите о программе СЭР. А предвыборные тезисы будут?
- Нет. Предвыборные лозунги никому не нужны. Требуются конкретные цифры эффективности. Собственно, в этом заключается самая главная сложность и самая серьезная ответственность – сформировать перечень мероприятий, которые будут иметь конкретный результат по мере их реализации, ориентируясь на реальные возможности бюджета, инвестиционные возможности местного бизнеса, существующую кредитную политику банков и потенциальный интерес внешних инвесторов. Исходя из этих ориентиров, и нужно формировать перечень мероприятий.
В их числе может быть создание территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), таких как город Селенгинск. Кроме того, нам нужна активизация работы институтов развития, созданных  в республике – Гарантийного фонда, Фонда регионального развития, бизнес-инкубатора и других.
Безусловно, крайне важны дополнительная загрузка авиазавода, создание текстильного кластера с якорным инвестором «Ажур-Текс», формирование биофармкластера, развитие отраслей производства стройматериалов, производства продуктов питания, включая возрождение ликёро-водочного производства  (условно говоря, Байкалфарм  - 2.0).

Зачем субсидировать топыт копыт?

- А если говорить о сельском хозяйстве?..
- Если говорить о сельском хозяйстве, то ключевая задача – выведение сельхозтоваропроизводителей Бурятии на максимально самоокупаемый уровень. Повышение эффективности их работы зависит от многих факторов. Это племенная работа по выведению высокопродуктивных пород скота,  развитие мелиорации для минимизации последствий засух и повышения урожайности посевных площадей, создание условий для приема и переработки сельхозпродукции – молока, мяса, шерсти и шкур. Очень актуально переоснащение растениеводческих хозяйств энергонасыщенной и иной современной техникой, повышающей эффективность и снижающей потери продукции.
Думаю, не обойтись без укрупнения хозяйств и стимулирования роста существующих с целью сокращения себестоимости продукции. На западе России крупное молочное производство начинается с двух тысяч коров, иначе оно малорентабельно и не выдержит конкуренции, у нас крупным считается с 300 голов.
Пока же имеем набивший оскомину пример «Бурятмяспрома» - из 8 тыс. тонн перерабатываемого сырья  7 тыс. тонн – привозное. Это баранина из Молдавии, говядина из Санкт-Петербурга и Белоруссии. Даже с учетом затрат на доставку выходит на 15% дешевле бурятского сырья, которого перерабатывается около 1 тыс. тонн.  При этом заставлять наших мясопереработчиков брать дорогое местное мясо мы не будем, так  как у них своя конкуренция на рынке готовой продукции.  Мы не можем угробить еще и свою переработку.
Более глобальная проблема – выход на внешние рынки, как других регионов, так и зарубежные (экспорт в КНР и Монголию). Если ориентироваться только на внутриреспубликанский рынок, то мы всегда будем проигрывать в себестоимости своей продукции.

-  Наверное, не обойтись и без господдержки сельчан?
- В том и заключается парадокс, что господдержка есть. Действуют десятки программ по поддержке сельского хозяйства. В этом году объемы поддержки аграрного сектора Бурятии составят 1,2 млрд рублей. Сегодня мы не субсидируем только топыт копыт, но все эти мероприятия размазаны по разным программам. Нужно выделить наиболее эффективные из них. Задача – не сокращать объемы господдержки, а повысить ее отдачу, понимая, что сельское хозяйство дотируемая отрасль во всем мире и будет таковой всегда. Однако дотации должны выделяться не тем, кто громче крикнет о их необходимости, а тем, кто гарантирует лучшие результаты. Как этого добиться? Однозначного ответа на этот вопрос, говоря откровенно, у меня пока нет. Минсельхоз республики по моему поручению проводит сейчас оценку для выявления наиболее эффективных форм господдержки, на которых было бы логично концентрировать усилия.
Давать деньги фермеру на то, чтобы он просто появился, а через год приходил и просил деньги на то, чтобы просто не пропал, бессмысленно.

- В этом случае кто-то может оказаться в обиженных…  
- Вероятно, но нынешняя практика показывает у некоторых наших аграриев недостаточную экономическую подготовку. Они говорят: «Дайте деньги, а мы сами разберемся». С таким подходом, когда крестьяне не хотят видеть всей цепочки рыночных взаимозависимостей, мы никуда не придем.
Тем не менее до тех пор, пока не будет найдены иные варианты, нынешняя система господдержки отменяться, разумеется, не будет. Нет задачи все похоронить, а затем все придумывать заново. Просто нужно искать повышать эффективность. И искать альтернативы.

Реиндустриализация реальна

- Всех волнует промышленность. Идут разговоры о необходимости реиндустриализации. Насколько она реальна?
- Только промышленность и туризм фактически формируют сегодня налогооблагаемую базу бюджета республики. Сельское хозяйство, как мы уже говорили выше, создает рабочие места на селе, но нуждается в субсидиях. Поэтому реиндустриализация реальна. Но нужно отметить, что речь может идти только о внебюджетных инвесторах. Крупный бизнес, скорее всего, придет извне.
Собственно, задачи две – развивать те предприятия, которые работают и на чью продукцию есть спрос, и создавать новые производства с учетом рыночного спроса.
Что касается первой задачи, то работа ведется. Прежде всего, по авиазаводу. У него хорошее будущее, как отметил только что побывавший на У-УАЗ вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин. Сертифицирован новый вертолет Ми-171А2, начинается выполнение контракта на поставку в Индию вертолетов Ка-226Т. Помимо этого, есть планы наладить на У-УАЗ выпуск нового самолета ТВС-2ДТ, призванного заменить легкий многоцелевой «кукурузник» Ан-2.
В числе возможных новых производств - производство модульных котлов и модульных очистных сооружений по японским технологиям, хотя одновременно ведутся переговоры с российскими командами, разработавшими аналогичные технологии. Создается текстильный кластер на базе компании «Ажур-Текс» с циклом от мойки шерсти до выпуска готовой продукции широкой номенклатуры. Новым будет и биофармацевтическое производство. Ученые БНЦ имеют более 1000 патентов на уникальные препараты, есть разработки независимых команд, получившие признание в Сколково  и имеющие хорошие перспективы даже на международном рынке. Например, тесты на инсульт.

- Горнодобывающая отрасль. Что можно изменить?
- Во-первых, хорошо бы увеличить объемы добычи и число добывающих предприятий. Сейчас есть инвесторы на три месторождения плавикового шпата, кварца. Наша задача – ускорить проведение аукционов на эти месторождения, работая с Минприроды и Роснедрами.
Во-вторых, нужно сдвигать с места старые проекты. В их числе то же Озерное месторождение полиметаллов, к которому проявляют интерес, как китайские, так и европейские инвесторы, но по разным причинам проект так и не стартовал. Не буду сейчас перечислять эти причины. Ситуация меняется, сейчас ценовая конъюнктура мирового цинкового рынка благоприятна. На днях Газпромбанк высказал заинтересованность относительно данного проекта, и есть надежда, что все получится. Продолжает разработку вольфрамо-молибденовых месторождений группа «Акрополь». В будущем году она выйдет на добычу 800 тонн вольфрама с нынешних 500 тонн.

Туризм должен быть эффективным

- Туризм вы упомянули ранее, как одну из бюджетонаполняющих отраслей. Однако, несмотря на официальную статистику, «дающую» Бурятии более 1 млн гостей в год, доходы от них пока мизерны – средний «чек» туриста в республике едва превышает 2 тыс. рублей.
- Давайте посмотрим другие цифры. Туризм в прошлом году получил 1 млн рублей субсидий и дал 122 млн рублей налогов. Туризм перспективен в глобальном смысле. Байкал – это бренд, под боком Китай, жители которого хотят смотреть мир. Весь вопрос в том, как нам все правильно организовать.
Ясно, что дикий туризм нами не приветствуется. Это на самом деле нагрузка на экологию, на бюджеты, которым нужно финансировать уборку мусора, психологическая нагрузка на местное население, так как возникают конфликты с приезжими. Нам не нужен туризм и по нынешнему китайскому образцу, когда китайский турист устраивается в китайскую гостиницу со штатом из граждан Китая, обедает в китайском ресторане и пользуется услугами китайского гида. Мы заинтересованы в туризме, который создает дополнительные рабочие места и доходы для нашего населения и эффективен для нашей экономики.

Экспорт электроэнергии в Монголию дважды нужен Бурятии

- В нынешнем году в Бурятии снижены тарифы на электроэнергию для населения и бизнеса республики. Есть ли надежды на дальнейшее снижение?
- Дальнейшее снижение тарифов –  может быть при увеличении трафика по нашим прэнергосетям , например, при поставках электроэнергии в Монголию.
- Экспорт электроэнергии в Монголию в первую очередь рассматривается у нас как альтернатива строительству ГЭС на Селенге и ее притоках в соседней стране.  В Монголии согласны на такой вариант?
-  Я говорил по этому поводу и с президентом, и с премьер-министром Монголии. Есть заинтересованность, но в том случае, если Россия предложит привлекательные экономические и юридические условия.  Стоимость электроэнергии на границе должна быть конкурентна со стоимостью, которая предполагается на проектируемых ГЭС. А с учетом инвестсоставляющей на строительство ГЭС у нас есть все шансы дать такую цену. Второе – юридические гарантии стабильности поставок. Для этого нужно заключать межгосударственное или межправительственное соглашение, в котором будет и понятная формула цены.

- Спасибо за беседу.


Tags: алексей цыденов, бурятия, мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment