Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Пустой звук

2018. Июльские рассказы: В тайгу, В дороге, Хитрые, Телефон, Трактор,

Давно это было. Году в 1960-м.
Цыдыпке только исполнилось семь лет. Осенью его собираются отправить в школу, что в русской деревне Икарал, которая тянется на несколько километров вдоль берега Онона. Ему и Батошке Ракшаеву уже и форму купили, они и фуражки с красивыми козырьками и желтой эмблемой мерили. Как солдаты будут!
А пока Цыдыпка живёт с родителями на чабанском летнике, у причудливых скал, которые люди называют Адун Челон, то есть Каменный Табун. Стоянка Дашиевых, так все зовут родителей Цыдыпки, у подножия большой и причудливой скалы, где есть пещера, о которой люди рассказывают страшные сказки: там жили или всё еще живут людоеды. Цыдыпка туда не ходит не потому, что боится, а потому, что скучно одному, играть там не с кем, а с людоедами играть ему не очень-то хочется. Но взрослые и дети с других стоянок, очень боятся туда ходить.

Огромные валуны и скалы, действительно, похожи на вздыбившихся, да так и замерших, коней. В просторной степи, между сопками и скалами, видны пасущиеся отары овец и чабанские стоянки, прилепившиеся к склонам сопок и гор. Трава здесь высокая, зелень разных оттенков – от светлого, в сухих местах, до насыщенно тёмного, ближе к долине речки Борзя. Из травы повсюду выглядывают красные и белые, фиолетовые и синие цветы.
Цыдыпка бегает по этому разнотравью целую версту: от своей стоянки до стоянки Ракшаевых, где веселятся аж четверо ребятишек, старший из которых Батошка. Целыми днями дети играют в небольшом ручье, иногда, лёжа в высокой траве, наблюдают за ревущими краснозвёздными самолётами, вылетающими из-за ближней сопки и делающими развороты в далёком синем небе. Перестроившись, самолёты пикируют уже за дальнюю синюю сопку, и оттуда слышатся глухие взрывы.
Там полигон, который все называют бомбодромом.
И туда ребятишкам нельзя ходить.

Суровый дедушка Ракша, высокий и худощавый старик с загнутым, как клюв хищной птицы, носом, не любит, когда ребятишки наблюдают за самолётами. Свист и ветер гнут траву. В эти минуты дедушка Ракша стоит в степи в расстёгнутом коричневом халате, полы которого треплет ветер, отчаянно машет суковатой палкой и сурово кричит:
- Идите в юрту!
У Ракшаевых три юрты, две средние и одна большая. На стоянке живёт много народа: три сына старика Ракша, один из которых женат, сам старик, невестка его и трое внуков, о которых отец Цыдыпки сказал, что они похожи на гири. Толстощёкие, плотные, маленькие, они носятся повсюду, а взрослые всё время ищут их в стайках или лебеде, крича на всю степь.
Цыдыпка часто остаётся у них ночевать, хотя в большой юрте Ракшаевых скучно. Вокруг печурки – кровати, шкафы и сундуки. У северной стены – застеклённая божница, оттуда смотрят бронзовые божки, а перед ними – красивые конфеты и печенья, уложенные в фарфоровые тарелки. Перед божницей днём и ночью горят три лампады.
Детям устраивают замечательную постель: на кошму укладывают матрацы, а сверху бросают одеяла, в которых ребятишки сооружают балаганы и болтают между собой до тех пор, пока не уснут.
Хорошо, что строгий старик Ракша спит в средней юрте. Иногда в большой юрте собираются соседи-чабаны, приезжают и родители Цыдыпки. Взрослые тоже могут до рассвета беседовать, чаевать и играть в карты. А что делать, когда нет радио? В это время детям раздолье, никто на них не обращает внимания…
А ещё у Ракшаевых несколько амбаров на колёсах, много загонов, уйма овец, коров и коней, которых охраняют четыре большие, лохматые, собаки. Ребятишки Ракшаевых и Цыдыпка часто катаются на них.

У Дашиевых только две собаки, но и загонов, и скота у них меньше. И божницы нет, на сундуке два божка, кучка печений и конфет в блюдечке и маленькая лампадка. Но зато у Дашиевых есть большое радио с полированными, светло-коричневыми стенками и планками. В них, как картина в раме, натянута жёлтая материя с круглыми узорами. Оттуда раздаются звуки. Рядом с радио стоят квадратные батареи в твёрдом картоне.
У всех чабанов есть радио. Только у Ракшаевых нет…
Родители Цыдыпки включают радио с раннего утра. Сначала что-то слегка трещит, потом раздается удивительно красивая музыка, затем звучные и бодрые голоса женщины и мужчины.
И сразу в юрте становится радостно и светло. Радио – это радость!
Цыдыпка просыпается вместе с родителями, но ещё некоторое время нежится под меховым одеялом, прислушиваясь к весёлой музыке и бодрым голосам, которые зовут в какие-то сказочные миры и города, где есть огромные дома, даже больше, чем в Икарале. Потом папа с мамой уходят к овцам и коровам, которых выгоняют пастись в степи.
Папа седлает коня и тоже отправляется в степь, мама, отбиваясь от комаров и мошкары, доит коров. И так каждый день.
Радио молчит. Цыдыпка отправляется к Ракшаевым, у которых нет радио. Но у них – большая и красивая божница с молчащими божками, которые только смотрят на людей и ничего не едят. Цыдыпка давно заметил, что конфеты и печенья божки вообще не едят.

В этом году Цыдыпка узнал почему у Ракшаевых нет радио.
Друг Цыдыпки Батошка Ракшаев, с которым они вместе собираются в школу, под большим секретом сообщил, что покупать радио запрещает сам дедушка Ракша.
- Он говорит, что это пустой звук! – Шепнул, оглядываясь, Батошка, когда мальчики лежали в траве, собираясь наблюдать за самолётами, которые вылетали всегда в одно и то же время.
Жаль, что Батошка будет учиться не в Икарале, а в Первом Чинданте. Ракшаевы относятся к первому отделению колхоза, а Дашиевы – ко второму.
- Разве бывает пустой звук?
- Наверное, бывает, - поскучнев, говорит Батошка. – Дедушка же не может врать.
- Неинтересно без радио! – Упрямо выпаливает Цыдыпка.
- Конечно, неинтересно. И папа, и мама, и дяди – все-все говорили дедушке, что надо купить радио. Родина называется радио. А дедушка, как закричит на них! Они все испугались и замолчали.
- Ещё раз надо сказать! – Упорствует Цыдыпка.
- Много раз говорили, - отмахивается Батошка, - но дедушка всё равно говорит, что радио – пустой звук.
- Сейчас полетят! – Вдруг восторженно прерывает друга Цыдыпка. – Тарбаганы уже попрятались.
И в это время со стремительным рёвом, раскалывающим синеву неба, показываются три краснозвёздных самолета. Это так красиво и страшно, что всё внимание устремленно только на эти чудесные машины. Цыдыпка с Батошкой вскакивают и ликующе приветствуют проносящиеся над ними грозные самолёты. Они мечтают, что выучатся в Икарале и Первом Чинданте, поедут в большие города и вернутся оттуда лётчиками!
От рёва моторов волнами ходят густые травы с блестящими и завивающимися лохмотьями верхушек. В эти мгновенья кажется, что колышется вся степь, где все тарбаганы точно знают время учебных стрельб и бомбометаний и скрываются в своих норах ровно за три минуты до появления штурмовиков.
- Идите в юрту! – Грозно кричит и машет палкой дедушка Ракша, полы его коричневого халата треплет ветер. И весь он похож на старую хищную степную птицу.
Но уже поздно, за дальней сопкой слышны глухие взрывы…

Вечером Цыдыпка слушает в своей юрте радио и смотрит на одухотворенные лица папы и мамы: звучит красивая мелодия, уносящая в сказочные края, где живут нежные создания, не знающие тяжелого труда.
На другой день, в полдень, когда ребятишки играли у ручья, Батошка опять по секрету сообщил, что дедушка Ракша снова ругал его родителей и дядьёв из-за того, что они собирались купить радио.
- Он чуть не бил их палкой, кричал, что это пустой звук и обман.
- Разве может звук обманывать? – Очень удивился Цыдыпка.
- Наверное, может, - скучно сказал Батошка, собираюсь строить на песке юрты и загоны. – Сегодня самолёты не летают. На песке будем играть.
- Плохо без радио! – Сказал Цыдыпка.
- Очень плохо! – Согласился Батошка.
Дома Цыдыпка спросил у родителей о звуке, который может обманывать. Родители его переглянулись и засмеялись.
- Зачем песня будет обманывать? – Удивилась мама.
- Дедушка Ракша лучше знает! – Сказал, белозубо смеясь, папа.

На другой день Цыдыпка отпросился к Ракшаевым с ночёвкой. Но обычного веселья не получилось: почему-то в большой юрте на кровати лежал дедушка Ракша. Теперь он был совсем не страшный, но какой-то чужой. Мама Батошки наливала ему чай, смотрела на него не так, как раньше, а жалостливо. И говорил дедушка не так, как раньше, а тихо-тихо.
Взрослые сказали детям, чтобы они не шумели.
Приехали родственники Ракшаевых, мужчины и женщины.
Все на стоянке разговаривали тревожно и шёпотом.
Ребятишки скучно играли на ручье. Спать легли рано.
Пламя лампад перед божками колыхалось сильнее, чем обычно.
Цыдыпка проснулся от страха. Рядом сопели Батошка и два его братика. Юрту освещало таинственное, синеватое, сияние рассвета, плывущее из верхнего дымохода и оконца двери. Цыдыпка опасливо выглянул из-под мехового одеяла, прислушался. Было тихо.
На подушке противоположной кровати отчётливо виднелась, будто вылепленная из коричневой глины, голова с хищно загнутым носом. Глаза дедушка Ракши были закрыты.  Цыдыпке стало страшно, но тут в юрту быстро и неслышно вошла мама Батошки, подошла к дедушке. Неожиданно, она негромко вскрикнула и, всплеснув руками, выбежала из юрты.
Тотчас на стоянке поднялся гомон. Послышался топот копыт. Кто-то поскакал на центральную усадьбу колхоза.
Цыдыпка понял, что людям не до него. Он молча оделся и, выскочив из юрты, побежал сквозь редеющий туман по мокрым травам на свою стоянку.

Услышав радостный лай собак, навстречу Цыдыпке вышли его родители. В первых лучах солнца лица их были взволнованные и тревожные.
- Ты почему так рано? Что случилось? – Быстро спросил папа, ощупывая взглядом фигурку запыхавшегося сына.
- У Ракшаевых будет радио! – Выпалил Цыдыпка, уклоняясь от своих лохматых собак, бросившихся играть и облизывать его…

25 июля 2018 года.

__________________________________________________________

Даже 1 рубль - бесценная поддержка благого дела. СПАСИБО– кто сколько может. Перечислить через мобильный банк – 8 924 516 81 19, через приложение на карту 4276 7400 1903 8884 или –




Tags: миг-17, радио родина, степь, чабанская стоянка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment