Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Укороченные пропастью

С юных лет меня беспокоит мысль, что образование наше разделено исторической и культурной пропастью; основная часть развития мысли человечества осталась, после 1917 года, на той стороне. Естественное и плодотворное развитие возможно только после исчезновения такой пропасти. Без этого всякое развитие становится неполным, лживым, не настоящим, а гуманизм человека - обеднённым и куцым... Среда на этой стороне пропасти не пропитана аурой, которая осталась на той, уже недосягаемой, стороне пропасти. Кровоснабжение мысли оборвалось, анализ и логика стали невозможными...

Чувство отсутствия чего-то, а отсюда и беспокойство чувств усиливается, когда я, по давней своей привычке, начинаю переводить на современную транскрипцию (заново набирать), старинные книги, которые много лет, разными путями, собираются в моём рабочем кабинете. Юсы большие и малые, еры, яти, титло и прочие буквы и знаки старославянского, древнерусского алфавита, а также транскрипция до 1918 года, как бы сохраняют культуру и дух времени, но для современного читателя представляют неудобства, а для кого-то и непроходимую преграду.

Вяземский.jpg

Также имеются книги, которые по разным причинам могут просто исчезнуть, а вместе с ними станут недосягаемыми для людей бесценные сведения и информация, собранные подвижниками своего времени.

Каждая такая работа – обогащение объёма мировоззрения.

Перевод этих книг на современную транскрипцию или «перебор» редких изданий полезно ещё и тем, что память фиксирует уникальные факты и, как бы, заново сопереживает творческий процесс вместе с авторами, которые давным-давно покинули мир живых.

Начиная с апреля 2017 года, я занят набором биобиблиографического указателя Евгения Дмитриевича Петряева «Краеведы и литераторы Забайкалья. Дореволюционный период», издание 1981 года. Книга была выпущена тиражом в 1000 экземпляров. Сегодня – редкость.

Ценность книги в том, что автор собрал сведения о 768 авторах, которые когда-либо жили, работали, занимались краеведческой и исследовательской деятельностью в Забайкалье до революции 1917 года. От протопопа Аввакума и декабристов до журналистов и литераторов, рассеявшихся после революции от Шанхая до Парижа или же сумевших адаптироваться к условиям нового режима.

Итак, что же полезного извлёк я из этого набора?

1. Чем далее я углублялся в текст, тем сильнее беспокоила мысль о том, что мы и не могли хорошо знать свою историю, которая зачастую становилась информацией из «испорченного телефона». Мысль изучали, но она становилась частью партийной литературы и агитпропа.

2. Так называемая творческая интеллигенция социалистического Забайкалья не могла преодолеть культурную бездну, отделявшую её от личностей, изучавших край до революции 1917 года. Они были люди разных социальных слоёв, имели разное воспитание, образование, мировоззрение. Естественно, ничего общего у них и не могло быть.

3. Если до революции некоторая часть населения имела возможность овладевать и пользоваться наследием веков, то другая часть – была лишена этого, что, возможно, не было губительным для естественного развития сословий. Но они не способны передать более высокий уровень знаний и культуры своим потомкам, то есть нам.

4. Отсталая часть населения никаким образом не может сохранить и развивать мысль более культурной и образованной части населения. Но именно такой работой и занималась новая интеллигенция после революции. А других людей не было. Оттуда вышли мы с имеющейся на сегодня экономической и культурной ситуацией.

5. Изучение биобиблиографических сведений дореволюционных исследователей Забайкалья наводит на мысль, что для познания истории желательно не смешивать труды людей разных социальных слоёв, а также исторических эпох. Без этого разделения трудно проследить эволюцию мысли, в также её отклонения от естественной эволюции.

6. Думается, что такие задачи должен ставить всякий мыслящий человек, хотя решение зависит от интеллекта и индивидуума. Сегодня, возможно, мысль о решении задачи возникнет не сразу, но будет хуже, если она не появится вообще.

7. Без возврата к текстам чистой от идеологии и социалистического реализма нормальное развитие общества невозможно. В нашем веке такой возврат может осуществить каждый…

Примерно такие чувства и мысли возникают в процессе перенабора исторических книг. Конечно, никто не вправе судить прошлое с высоты современности. Неотвязчив только один вопрос: может быть, общество миновало точку, после которой уже невозможно соединение разорванных связей между прошлым и настоящим, то есть уничтожение пропасти, разделяющей развитие мысли? Ведь подлинное развитие возможно только при естественном состоянии, где нет разрывов, исчезает враньё и появляется культура.

Существующая пропасть разрезает живую мысль, укорачивает развитие человека и обедняет его культуру, низводя порой до биологического существования, не выходящего из рамок действующего режима. Для такого существа пища падает только сверху. А какие при таком существовании могу быть аналитика и логика?




Живой Журнал работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! СПАСИБО – кто сколько может. мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс – 5106 2110 1003 7815 или –







Tags: культура, образование, пропасть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments