Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Катюша особого назначения

(Дополнения к заметке 1965 года)

Катюша – подлинное имя, радистка разведуправления Генштаба Красной Армии. «Север» («Север-бис») или ласковое наименование «Северок», его ещё называли «Сундучок Победы» – малогабаритная радиостанция времён Второй Мировой войны, применяемая в разведгруппах особого назначения, забрасываемых в тыл врага, на оккупированные территории, в партизанские отряды. К работе на этих радиостанциях допускались только специалисты высшей квалификации. Роль этой радиостанции сравнима с ролью реактивных «Катюш». Также зовут и героиню этого поискового, если возможно такое определение, очерка. В предлагаемом исследовании всё сошлось. Можно быть фантастически везучим и отважным, но ничто не поможет в разведке, если нет средств связи и связиста.
По мнению исследователей: радистки разведуправления и «Северок», работавшие в тылу врага, спасли тысячи жизней солдат, офицеров Красной Армии и мирного населения.

Ошибка останется ошибкой до тех пор, пока не будет исправлена. Некоторые ошибки до некоторых сроков не исправляют специально. Но теперь можно, и я исправил намеренные и не намеренные ошибки, до сих пор бытующие в биографии моей героини. Картина стала намного яснее и отчётливее, чем была до этого. Кстати, 78 лет тому назад моя героиня была поставлена в такие условия, где малейшая ошибка могла привести к смерти как её самой, так и тысяч людей. Она осталась жива, и это явное свидетельство того, что она не ошибалась.


Неизвестное фото военных лет...
____________________________________________________________


Екатерина Васильевна Намжилова, Екатерина Васильевна Нефедова, Екатерина Михайловна Вольнова – один и тот же человек, стоявший на особом учёте Главного разведывательного управления Генштаба Красной Армии. Утверждение о том, что она партизанка – тоже ошибка, которую совершают и будут совершать все авторы, не могущие выйти за рамки шаблонов социалистического реализма. Но ведь ради ошибок и создавался социалистический реализм, на котором основывается весь идеологический текст, где возможны любые, причём не намеренные, отклонения от реальности. Думать по шаблону становится естественным, вникать не надо, вместо науки или анализа – идеологические установки, отупляющие ум.

Человек, числящийся в специальном подразделении особого назначения, тем более, действовавший в группе с кодовым названием и выполнявший секретные задания, а потому обязанный не раскрывать своего истинного назначения, не может быть партизаном даже по воле обстоятельств. Он – дисциплинированная личность, выполняет особое задание, он на особом счету и о нём помнят всегда в Центре, его обязательно найдут через десятилетия, как нашли в 1953 году мою героиню и вручили ей ордена Красного Знамени и Красной Звезды, представления на которые были написаны на Екатерину Михайловну Вольнову. В 1955 году в городе Станислав Ивано-Франковской области она вышла замуж и записана, как Екатерина Васильевна Намжилова, а в свидетельстве о рождении значилось – Екатерина Васильевна Нефедова. Полагаю, что на время прохождения службы в разведуправлении ей записали отчество и фамилию отчима – Михаила Вольнова, таким образом затушевав истинный образ. Вполне вероятно, что это намеренная ошибка, устроители ошибки знали о реальных данных Намжиловой-Нефедовой-Вольновой. Какой разведчик в тылу врага будет находиться под собственной фамилией, где отражена его настоящая биография, связанная с группой и разведывательной сетью, собирающей сведения?
Непростые награды и непростая судьба. Выдержанность и сдержанность становятся второй натурой такого человека. Эмоции не только неуместны, но и недопустимы.

* * *

Она совсем не боится бездны, куда однажды ночью должна прыгнуть из боковой двери военного самолёта. Это называется – слепой прыжок. Внизу – враги. Но она – храбрый солдат! Мысль эту внушали ей долгих четыре месяца в школе радистов, где обучали всему – прыжкам с парашютом, стрельбе из различных видов оружия, маскировке, выдержанности, не говоря об устройстве рации «Север» или «Север-бис», работе с ключом, шифрами, и даже работе с паяльником. Она отобрана в отдельный взвод этой школы специальной комиссией потому, что хорошо училась, обладает музыкальным слухом, чувством ритма, а главное – дисциплинированная и обучаемая, прошла особый тест. В этой школе все курсанты – вчерашние школьницы, отличницы, готовые однажды совершить прыжок с любой высоты в любую бездну и отдать жизни за Родину. Страшно? Конечно, страшно. Но кто же скажет…
И это однажды наступило.
Сентябрь 1942 года. Тёплая белорусская ночь, ревут моторы самолёта, вот-вот откроется боковая дверь и группа осназа должна совершить прыжок в заданном квадрате, куда лётчик ведёт самолёт. Первая – Маша Тотолдина. Катюша – вторая, Они – храбрые солдаты!

Отбор таких храбрых солдат, радисток особого назначения, проходит по специальной схеме, их распределяют по группам: эти будут обслуживать правительственные и международные мероприятия, этих – на корабли, в штабы армий, фронтов. (Опережая события скажем, что радистки этой школы обслуживали Тегеранскую конференцию «большой тройки»). Также радисток подготовят и отправят на территории других стран, этих – в глубокий тыл противника, эти – спрыгнут с диверсионно-разведывательными группами армейских подразделений, а эти – попадут в партизанские отряды и будут координировать их действия, связывая с центром, эти – внедрятся в массы людей на оккупированных территориях для сбора и передачи сведений. Навыки и умения оттачивают для конкретных целей и задач.
Приём информации – на слух, передача – ключом, 110-120 знаков в минуту. Всячески маскироваться и максимально избегать пеленга. Это уже особая наука. Биографические данные разведчиц изменены, имена и фамилии закодированы. Первый прыжок может оказаться и последним. Сколько таких храбрых девчат не вернётся…
До прыжка – непрерывная учёба, перед прыжком – подготовка. Ещё зимой 1942 года разведгруппы особого назначения пробирались, а то и пробивались в тыл врага через линию фронта наземными маршрутами, но к лету этот манёвр заменили на выброс разведчиков с парашютом. Екатерина Нефедова-Вольнова-Намжилова окончила Горьковскую школу радистов, то есть 40-й отдельный радиобатальон Главного разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии, именно в этот период. Это школа радисток особого назначения, где каждая на учёте в Центральном радиоузле специальной радиослужбы разведуправления Генштаба, там знают их позывные, стиль работы, коды, пароли…

* * *

Она ждёт, прислушиваясь к рёву моторов самолёта, момента, когда откроется дверь в бездну. Обвешанная со всех сторон снаряжениями: по бокам – рация («Северок») и батареи, впереди – вещевой мешок, сзади – парашют, Катюша внушает себе, что она – храбрый солдат.
Ей всего двадцать лет…

Подготовка к боевым операциям началась с постановки задач. Первым делом сообщают, что группе поручаются ответственные задания в тылу немецко-фашистских войск. Конкретно:
- Согласно указанному маршруту выброситься в заданном квадрате за линией фронта в районе города Полоцк;
- Основная цель пребывания в тылу – организация силами группы и партизанских отрядов систематической диверсионной работы на коммуникациях противника в районе Витебск – Полоцк – Невель, что включает в себя минирование, взрывы мостов, крушение воинских эшелонов;
- Уничтожение складов горючего, боеприпасов, продовольствия, снаряжения врага, вывод из строя узлов связи, предприятий, которые работают на оккупантов;
- Одновременно с этим вести разведку в пунктах сосредоточения войск и техники противника, подготовки врага к химической войне, дислокации разведшкол и органов, уничтожение предателей и изменников Родины, выяснение рода и характера строящихся и имеющихся укреплений, установление точного расположения аэродромов, количества и типа самолётов, зенитных батарей, площадок, могущих быть использованными под аэродромы для высадки наших десантных соединений, уточнение численности войск противника вблизи таких площадок, наличие и расположение радиостанций, складов, электростанций, порядок передвижения населения по шоссе, водным артериям и другим путям, система учёта населения, прописки, выдачи пропусков и т. д. и т. п…
- Выяснение пунктов проверки документов и типов документов, необходимых для передвижения по территории, занятой противником.
- По возможности захватывать планы, шифры, коды, штабные документы противника. Захваченные данные доставлять через выделенного связника.
- Для группы установлен пароль, который известен членам группы и в Центре.

Поставленные задачи Катюша, как и все члены группы осназа, знает назубок и наизусть. Она и Маша Тотолдина – главные в группе. Без радиостанции и связи выполнение никаких задач немыслимо. В Москве, в Центре разведуправления, радистки, сидящие на приёме передач групп осназа, работающих в тылу противника и в партизанских отрядах, всё время будут ждать их позывные. В Центре их знают на слух.
Самолёт приближается к заданному маршруту, штурман, сквозь рёв моторов, перекрикивается с командиром группы, инструктор и Маша Тотолдина поднимаются с места.
Катюша ждёт. Надо сделать всё правильно при отделении от самолёта, как и учили.


Прыжок с военно-транспортного самолёта ЛИ-2, на котором выбрасывали разведгруппы в тыл противника в годы войны.

* * *

Откуда у меня такие картины и сведения? Я ничего здесь не выдумывал: но, следуя логике, многолетнему опыту работы с подобными материалами, а также имеющейся на наше время информации, исправлял ошибки, сделанные согласно шаблонам мышления середины прошлого века. К тому же я служил в частях осназ, в системе радиоэлектронной разведки ГРУ Генштаба МО ВС СССР. И ещё: интеллектуальный вид деятельности обязательно предусматривает интеллектуальный поиск и стиль жизни.
При написании данного очерка-исследования я дотошно анализировал скупые и бесценные факты, которые поведала корреспонденту газеты «Забайкальский рабочий» Дмитрию Кореневу Екатерина Васильевна Намжилова в 1965 году. Сегодня эти факты возможно проверить и анализировать, опираясь на имеющиеся базы данных.

В 1965 году корреспондент приехал к ней в совхоз «Красная Ималка», где она работала в бухгалтерии. Первым делом заметил, что его героиня невысокого роста и вряд ли кто-нибудь в этой степной окраине СССР может предположить, что рядом живёт бесстрашная разведчица, родом из села Араповка Ульяновской области, что он тоже отметил в своих записях, думая, вероятно, про себя о несовместимости географических регионов и климатических условий огромной страны.

Полагаю, что Екатерина Васильевна была немногословна (должна быть такой), потому и заметка получилась неконкретной и общей. Но строка «А в мае 1942 года Катю вызвали в Горьковский горвоенкомат и послали учиться в школу радистов» дала первую зацепку: в Горьком располагался 40-й Отдельный запасной радиобатальон осназ, который был приписан разведуправлению Генштаба Красной Армии. Именно там готовили радисток особого назначения для отправки в партизанские отряды. Интересны слова «вызвали, послали». Так, вероятно, сказала Екатерина Васильевна. Не сама напросилась, а вызвали и послали. Призывают всех, вызывают по отдельности. На учёбу и ответственную работу, особенно в интеллектуальную разведку, посылают отличников, спортсменов, людей, обладающих большим кругозором, ясным мышлением, твёрдой выдержкой, прошедших особые тесты…

Уже через час я извлёк из паутины интернета книги двух выпускниц этой школы. Автор первой книги «Мечта за горизонтом» Эдда Меньшенина, после выпуска работала в Москве, на Центральном радиоузле специальной радиослужбы разведуправления Генштаба Красной Армии, это она и её подруги принимали донесения радисток, работавших в тылу противника; автор второй книги «На короткой волне» Александра Анисимова, тоже выпускница этой же школы радисток, работавшая непосредственно в тылу врага. Можно сказать, что эти книги о Екатерине Васильевне Намжиловой.
Эдда Меньшенина училась на полгода раньше Екатерины Васильевны, а Александра Анисимова – на полгода позже нашей героини. Но расхождения в сроках несущественны: главное – сохранены дух и обстановка того времени, все подробности подготовки радисток особого назначения, среди которых вдумчивый читатель может увидеть и нашу героиню.

Следующая строка, написанная корреспондентом Дмитрием Кореневым: «Связной Михаил Лукашов устроил Катю в деревню Кохановку, что недалеко от Полоцка» привела уже к более долгим поискам.
Во-первых, имя Михаил Лукашов, конечно, ненастоящее или не совсем настоящее имя, как и Екатерина Вольнова. Во-вторых, Полоцк – древний город, стоит на белорусской земле, все населённые пункты вблизи Полоцка тоже древние. Кохановок во всем СССР не менее пятнадцати, ни одна из них не находится вблизи Полоцка. Самая ближняя Кохановка в 400 километрах от Полоцка, но в километрах 50-60 от него есть деревня Кохановичи.

Строка о донесениях, что в них «…были победные рапорты о том, что белорусские партизаны помогают Советской Армии громить врага», убедила меня в том, что Катюша со своим «Северком» выбрасывалась из самолёта именно на белорусскую землю вблизи деревни Кохановичи. И эта же строка побудила к тщательному исследованию всего текста заметки, а также скудных документов и наградных листов, что и привело к написанию такого подробного повествования о военной судьбе Екатерины Васильевны Намжиловой. Тем более, что заметка 1965 года «с победными рапортами» из тыла врага начала уже копироваться и распространяться в сети. Пришлось изучать детально постановку задач таким разведывательно-диверсионным группам, в составе которых были радистки особого назначения. Естественно, в их бесценных донесениях не могло быть никакой лишней информации – только конкретные факты и цифры. Тем более, в любую минуту могут запеленговать и уничтожить радистку, радиостанцию и всё, что находится в месте их расположения.

Ещё более о нахождении Екатерины Васильевны вблизи Полоцка и Кохановичей убедили меня строки о том, что позднее, влившись в ряды бойцов 1 Прибалтийского фронта, она встретила свою сестру вблизи Риги. Полоцк и Кохановичи находятся недалеко от Прибалтики, наступление советских войск на Прибалтику проходило именно в тех местах, вблизи Полоцка, где летом 1944 года скрывались разведывательно-диверсионная группа и партизаны, где и находилась Екатерина Васильевна.
Вот абзац из заметки Дмитрия Коренева: «Группа, в которой была Катя, попала в непроходимые болота. Несколько суток сидели партизаны по пояс в воде. Потом послали разведку в ближайшую деревню. На окраине прочли обращённое к ним объявление: «Выходите из леса, партизаны. В селе Красная Армия!».
Далее автор, со слов Екатерины Васильевны, пишет, что в село действительно вступили части Красной Армии. Давайте рассуждать. Непроходимые болота - это Белоруссия. Если по пояс в воде, значит, дело происходит летом. Известно, что войска 1 Прибалтийского фронта вышли на подступы Полоцка 23 июня 1944 года, Полоцкая наступательная операция длилась с 29 июня по 4 июля 1944 года. В наградном листе написано, что младший сержант Екатерина Вольнова отправляла донесения до июля 1944 года.
(Замечу, что Кохановку, которая находится в 400 километрах от Полоцка освобождали войска 1-го Белорусского фронта, это ещё раз доказывает, что Екатерина Васильевна находилась вблизи Полоцка и Кохановичей и была зачислена в одно из подразделений 1-го Прибалтийского фронта).

Так медленно, абзац за абзацем, раскрывается реальная картина и судьба человека. Заметим, что никто не виноват в шаблонных заметках и общих, затёртых, рассуждениях о героизме, храбрости, страданиях и прочих эмоциональных, но мало о чём говорящих, описаниях. Таков уровень развития и мышления, у каждого времени свой уровень и своё мышление.
Нам нужны реальные события и факты в реальном времени, в котором жил конкретный человек.

В сентябре 1942 года в районе Витебск – Полоцк – Невель выбрасывалась группа «Смельчаки». Была ли в этой группе Екатерина Васильевна или она находилась в другой группе неизвестно, хотя найденные в сети информация и координаты очень близки к тем, которые назвала корреспонденту газеты в 1965 году Екатерина Васильевна.
(Изучение истории группы "Смельчаки" показывает, что Екатерина Васильевна в этой группе не числилась, вполне возможно, что её группа пересекалась с группой "Смельчаки").

Теперь обратим внимание на награды и наградные листы. То, что ордена Красного Знамени Красной Звезды имелись у Екатерины Васильевны и ныне они хранятся в районном музее села Нижний Цасучей, общеизвестно и несомненно. Наградные листы обнаружил Юрий Константинович Товпегин, работавший директором музея. О том, что Екатерина Васильевна некоторое время значилась под отчеством и фамилией отчима Михаила Вольнова, известно родственникам и детям самой Екатерины Васильевны, сёстры и братья которой Вольновы. (Внизу очерка – список родственников).

В наградных документах (таблице) буквально написано следующее: «Список офицерского, сержантского и рядового состава, состоящего в распоряжении Разведуправления Генштаба Красной Армии – награждённого орденами и медалями Указом Президиума Верховного Совета СССР (не для опубликования), от 25 сентября 1943 года за образцовое выполнение специальных заданий».
Заметим слова в скобке – «не для опубликования». Это означает секретность. Миллионы людей будут знать о награждённых из газет и радио, но о награждённых Разведуправления будут знать только их командиры и в наградном отделе, даже сами награждённые могут быть извещены через определённый Центром срок.
Таблица разделена на графы: военное звание, фамилия, имя и отчество; год рождения, занимаемая должность в период награждения; занимаемая должность в данное время; кому вручено. В графе занимаемая должность у всех одна и та же надпись: состоит в распоряжении Управ. (Разведуправления).
В списке – 54 человека. Из них 21 награждены орденом Красного Знамени, 9 – орденом Отечественной войны I степени, 2 – орденом Отечественной войны II степени, 17 орденом Красной Звезды, 1 орденом Знак Почёта, 2 медалью «За Отвагу», 1 медалью «За Боевые Заслуги», 1 – медалью «Партизану Отечественной войны I степени».
Вывод: все эти люди были на учёте разведуправления Генштаба Красной Армии и входили в разведывательно-диверсионные группы особого назначения, работавшие в тылу врага, координируя действия партизанских отрядов. Может быть, среди них – командиры, связные, друзья Екатерины Васильевны.
Младший сержант разведуправления Генштаба Красной Армии Вольнова Екатерина Михайловна, 1922 года рождения, по этому Указу была награждена орденом Красного Знамени. Именно этот орден и орден Красной Звезды, которые были переданы в районный музей, имела при жизни Екатерина Васильевна Намжилова. Добавим к этому, что кроме орденов она была награждена медалями «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».
Во время поисков я нашёл Приказ войскам 1-го Прибалтийского фронта за №01215 от 28 декабря 1944 года, где перечислены командиры, радистки и спецработники спецгрупп разведотдела 1 Прибалтийского фронта, действовавшие в тылу врага. В списке награждённых орденом Красной Звезды младший сержант Екатерина Михайловна Вольнова, записана как спецработник 2-го отделения разведотдела фронта.

Вряд ли её беспокоили перипетии с отчествами и фамилиями, биографиями и наградами. Она была человеком другой школы и другой выдержки, нежели наши, о чём и написано в наградном листе: «…с октября 1942 года беспрерывно до июля 1944 года работала в тылу противника, выполняя специальное задание командования фронта. В трудных условиях, при неоднократных карательных действиях противника, она сумела маскировать свою работу и сохранять рацию, обеспечивать регулярную связь с центром. За время своей работы она передала более 400 важных донесений».
Невероятный результат: почти за два года работы не быть ни разу пойманной. Конечно, её работу пеленговали, обнаруживали, но она маскировалась и уходила от преследования вместе со своим «Северком». Она была «слухачом» и разведчицей экстра-класса. Вся в расчётах, наблюдениях, мыслях. Год и восемь месяцев радистки Центрального радиоузла специальной радиослужбы Разведуправления Генштаба принимали в эфире её позывные. Они знали, что означает обрыв связи и надо представить их радость, когда снова и снова принимали донесения Катюши. Жива! И все же интересно бы знать, какой у неё был позывной?

* * *

Всё и всегда происходит неожиданно. Боковая дверь распахнулась, рёв моторов и ветер мгновенно ударили порывами в лицо, и Маша Тотолдина шагнула в чёрную бездну. Катюша вздрогнула, не успела прийти в себя и, почувствовав на плече руку командира, шагнула вслед за подругой в мрак, резко понёсший её куда-то в сторону и вниз, потом – треск, стропы и купол парашюта зацепились за кроны высоких сосен. Но внизу уже ждали партизаны.
Так началась боевая работа.

Теперь мы уже можем полагаться на данные заметки Дмитрия Коренева, опубликованные в газете «Забайкальский рабочий» 23 февраля 1965 года. С данными наших исследований картина будет наиболее полной.
Из заметки следует, что на фронт из семьи Нефедовых-Вольновых ушла сводная сестра Катюши Нина Вольнова. В тыл противника Катюшу отправили в сентябре 1942 года, после четырёх месяцев обучения в 40-м ОЗРБ. Получается, что призвана она была в мае 1942 года.

В ту сентябрьскую ночь случилась трагедия. Первый прыжок Маши Тотолдиной оказался для неё последним. Корреспондент писал: «Её парашют тоже зацепился за деревья, девушка повисла вниз головой с перехлёстнутой через шею лямкой от рации». Несчастная девушка!
В заметке ничего не написано о командире группы, но часто упоминается, что связным был Михаил Лукашов. Вероятно, легенда была сложена заранее. Катю поселили в семье Сидоровых, живших в селе Кохановичи. Надо полагать, что такое внедрение готовилось основательно: ведь по легенде Катя значилась близкой родственницей деда и бабки Сидоровых, с которыми жила их дочь Мария, сельская учительница. Быстро такие «родства» не совершаются, ведь в деревне все знают друг друга. Вероятно, вся семья были на учёте разведуправления Генштаба.

В заметке 1965 года Дмитрий Коренев записал воспоминания Екатерины Васильевны: «В один из февральских дней Михаил Лукашов пришёл в необычное время, перед обедом, и доложил:
- В соседней деревне немцы. Они отступают, жгут всё подряд, убивают.
Дед запряг лошадь, и Катя с Марией, погрузив рацию, едва успели скрыться за околицей. Отряд карателей открыл бешеный огонь по убегающим в лес жителям. Радистке удалось скрыться в лесу. Позднее Катя видела сожжённую дотла Кохановку, трупы стариков».
Вот только один абзац из воспоминаний свидетелей о зверствах фашистов в феврале 1943 года, найденных мной в интернете: «…В деревню Кохановичи вошли партизаны и онемели - грудных детей каратели распяли на заборах». Известно, что Белоруссия больше других стран в мире пострадала в годы войны, но самым великомученическим регионом была Освейщина, расположенная в Верхнедвинском районе Витебской области, где и находились Кохановичи. Оттуда и передавала донесения Катюша особого назначения…
(И снова одна строка старой заметки "Позднее Катя видела сожжённую дотла Кохановку" даёт мне основание утверждать, что она видела Кохановичи, которые значатся в списке уничтоженных деревень Беларуси, но Кохановки в этом списке нет. Кохановичи были сожжены во время карательной операции фашистов "Зимнее волшебство", которую они проводили с 14 февраля по 20 марта 1943 года. Михаил Лукашов пришёл на связь "В один из февральских дней". Вероятно это было 14 февраля 1943 года, то есть день начала карательной операции фашистов.)


Освейская трагедия 1943 года. Каратели жгут деревни с людьми...


Освейская трагедия 1943 года. Такие ужасы видела Екатерина Васильевна в Освейском районе Витебщины.

Кто знает настоящие имя и фамилию Михаила Лукашова, кем он был, сведения какого характера он приносил Катюше, которая передавала их в центр? Надо полагать, что это были чрезвычайно важные данные, если уже в 1943 году она была награждена орденом Красного Знамени, который по значимости был вторым после ордена Ленина.
В каком году исчезли или были схвачены Михаил Лукашов и две девушки-связные корреспондент не уточнил. Написал просто: не вернулись с задания. Вероятно, это был уже 1944 год.

Как мы уже знаем, с регулярными частями Красной Армии разведгруппа и партизаны, с которыми была Катя, встретились в конце июня 1944 года. Известно, что осенью 1944 года, под Ригой, Катя неожиданно встретилась со своей сестрой Ниной Вольновой. Встретиться с родным человеком во фронтовом столпотворении, где непрерывно передвигаются миллионы людей, невероятная удача. Но тем не менее, такая встреча случилась. Нина была в звании лейтенанта, служила в авиационном полку, имела награды ордена Отечественной войны I степени и Красной Звезды. Можно только представить переполох в семье Нефедовых-Вольновых, когда там получили совместное письмо от сестёр…

Корреспондент пишет, что в течение месяца Катя шла вместе с войсками на запад. Но её не допускали к рации: выясняли, действительно ли она радистка. Скорее всего, она просто не могла и не должна была раскрывать себя даже в среде советских офицеров и солдат. Позднее она была включена в состав разведотдела 1-го Прибалтийского фронта, о чём говорится в Приказе по фронту о награждениях.
Младший сержант Екатерина Нефедова участвовала в операции при взятии Кёнигсберга, в сражениях за город Пиллау, ныне Балтийск.

Есть одна запись в старой заметке, которую почти невозможно проверить и проследить: «Вместе с войсками в мае 1945 года Катя переехала в Монголию». Что это было, да ещё в мае 1945 года? Нет также точной даты демобилизации. Написано, что после демобилизации она вернулась в родной Горький, где снова стала работать бухгалтером в торговой сети, после чего её направили в Закарпатье, в город Станислав, где она устроилась вольнонаёмной в воинскую часть? Может быть, по специальности.

Известно, что основные боевые награды она получила в 1953 году для чего её специально приглашали в горвоенкомат. Там и выяснилось, что орденом Красного Знамени она была награждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1943 года, а орденом Красной Звезды – Указом от 28 декабря 1944 года (Приказ по 1-му Прибалтийскому фронту). Значит, пока она выполняла задания разведотдела 1-го Прибалтийского фронта, в разведуправлении Генштаба оценивали ценность переданных ею донесений и представляли к награде. ГРУ не забывает своих людей.
В 1955 году в городе Станислав Западной Украины Екатерина Васильевна сочеталась законным браком со старшим лейтенантом Борисом Доржиевичем Намжиловым, с которым прожила до конца своих дней в селе Нижний Цасучей Ононского района Читинской области. Но это уже отдельная тема, как и тема большого рода Намжиловых, оказавшего огромное влияние на жизнь людей торейской степи и Ононского района. Тема, может быть, когда-нибудь будет исследована, раскрыта и описана.


Вид на город Станислав. Западная Украина. Начало ХХ века.

Екатерина Васильевна Намжилова умерла 18 апреля 1978 года в селе Нижний Цасучей, где прожила много лет, вырастила детей, была любима и уважаема земляками. На похоронах играл военный оркестр, был салют, приезжали чины, вероятно, из органов госбезопасности или ГРУ Генштаба МО ВС СССР. Есть достоверные свидетельства, что во время похорон высокопоставленный военный начальник сказал: «Об этой женщине будет написана книга…»

* * *

Много лет образ этой скромной и мужественной женщины был овеян какой-то неуловимой тайной с домыслами знавших и не знавших её людей, которых она одухотворяла и обогащала одним своим присутствием рядом с ними.
Напоминая о ней её потомкам и своим землякам, я возвращаюсь к страницам книги Александры Анисимовой «На короткой волне» и снова вижу Катюшу особого назначения, работающую на своём «Северке»: «Представьте себе радиста, находящегося в районе дислокации вражеских частей. Он сообщает своему командованию точные координаты расположения войск, их численность, вооружение, — каким отличным радистом нужно быть, чтобы в этих условиях справиться с заданием! И вот уже наши танки, наши бойцы идут в нужном направлении. Летят самолёты. Наши части окружают и уничтожают противника.
Или возьмите случай из партизанской жизни. За линией фронта, во вражеском тылу, действует партизанский отряд. И единственная связь с Большой землёй — это радист. Чтобы враги не успели запеленговать его, он обязан быстро и чётко передать короткую, но точную радиограмму!»

О тех, кто работал в тылу Илья Эренбург написал: «Каждый боец в тылу у немцев стоит десяти. Он расчищает путь победы нашей армии. Он первый разведчик грядущей победы. Когда его спросят после войны: «Ты где воевал?», он только махнёт рукой — он воевал впереди всех, в тылу врага!»

Углубляюсь в дебри интернета и читаю, что за годы войны в тылу противника работали более двух тысяч оперативных групп, которые отправили более четырёх тысяч донесений. В срыве летом 1943 года операции «Цитадель» разведчики сыграли особую роль, собрав и отправив в Центр сведения о скапливании танковых сил врага в районе Белгорода, Орла, Курска.  Всего за годы войны в тыл врага было заброшено более 15 тысяч бойцов НКВД и спецподразделений, из которых погибли 12 тысяч человек.

О разных людях довелось мне читать и писать за свою жизнь. Среди них – Бадма Жапович Жабон, Герой России, командир партизанской роты, родившийся в предгорьях Алханая, Алексей Канидиевич Флегонтов, Герой Советского Союза, организатор партизанского движения, командир партизанского соединения, уроженец села Олочи…
Они – мужчины, обязанные воевать и защищать. Но в эти дни я вижу маленькую Катюшу особого назначения, выбрасывающуюся с парашютом и тяжёлой радиостанцией из самолёта в бездну ночи на территорию, занятую врагами… Снова и снова передо мной возникает образ хрупкой девчушки в наушниках, склонившейся над «Северком» на оккупированной территории. Почти два года передавала важнейшие донесения! Более 400!
Почему она не Герой России?
Думая об этом, перечитываю стихотворение Эдды Меньшениной, принимавшей вместе с подругами-радистками донесения от многих Катюш особого назначения, находящихся со своими «Северками» в тылу врага:

* * *

Я в атаку не ходила
И не ползала в снегу,
У приёмника следила
За ударами врагу.

Ночь насквозь одна в кабине,
Пересиливая сон,
Тупо брежу позывными
Сквозь эфирный лай и звон.

Чуть дыша, веду настройку,
За волной слежу волну…
Хоть на час прилечь на койку,
Хоть на миг отдаться сну.

А в тылу немецком звонко
Коченеющей рукой
Моя сверстница-девчонка
Отбивает позывной.

На кустах висит антенна,
Скрыта рация в снегу,
Ключ на согнутых коленях
И граната на боку.

Просыпаюсь понемножку,
Сон стряхнула: «Начинай!»
Вдруг сигналит: «Здесь бомбёжка,
Окружение, прощай!»

Читаю, пишу, думаю. И никак не могу проститься с образом Катюши особого назначения, образом Екатерины Васильевны Нефедовой-Вольновой-Намжиловой, которая много лет молчаливо жила рядом с нами, ничем не выдавая своих выдающихся заслуг и качеств. Вспоминайте иногда этот образ, и у вас будет меньше ошибок в жизни.

_____________________________________________________

P. S. В заключение предоставляю полный список родных и детей Екатерины Васильевны Нефедовой-Вольновой-Намжиловой, предоставленный её дочерью Людмилой Борисовной Намжиловой:
брат – Пётр Васильевич Нефедов,
сводный брат – Виктор Михайлович Вольнов,
сводные сёстры – Павла Михайловна, Рая Михайловна, Нина Михайловна Вольновы.
Родные сёстры по матери – Таисия Михайловна Вольнова, 86 лет, живёт в п. Октябрьский Горьковской области, Вера Михайловна Вольнова, Валентина Михайловна Вольнова, 82 года, живёт в городе Волжский Волгоградской области.
Дети Екатерины Васильевны и Бориса Доржиевича Намжиловых:
сын – Николай Борисович Намжилов 07. 01. 1946 года рождения,
дочь – Людмила Борисовна Намжилова 03. 10. 1958 года рождения,
сын Виктор Борисович Намжилов 25. 02. 1966 года рождения.

_________________________________________________________


Борис Доржиевич и Екатерина Васильевна Намжиловы. Снимок, вероятно, сделан на Западной  Украине в середине 1950-х годов.


Екатерина Васильевна и Борис Доржиевич с племянницей Бутид.


Екатерина Васильевна Намжилова.


В полном снаряжении, с батареями, радиостанция весит 16 кг.

___________________________________________________________________________________________________________________



Tags: ВОВ, Намжилова, Намжиловы, история, к 75-летию Победы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments