Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Повесть о стране и её сыне. Вместо пролога

Они знали о смерти и шли на смерть…

Для того, чтобы рассказать об этом человеке и его стране, мне не надо ничего выдумывать, тем более убеждать кого-то силой и талантом художественного воображения или убеждения, то есть преобразовывать на своё усмотрение факты, особенно, если их нет. В обоих случаях всегда получается ложь и, следовательно, умаление человеческого достоинства, его окружения и места их проживания.
Но факты есть, их много, и они никогда не кончатся, а потому я буду строго следовать им и логике. Ведь каждый факт – это только промежуточное звено бесконечности, именуемой Жизнью.


Предисловие или примеры возможностей

Судьба, случай, удача, везение, в общем – жизнь, предоставляют человеку такие возможности, перед которыми меркнет любое художественное воображение, претендующее ещё и на документальность. Примеров предоставления таких возможностей уйма. Вот один из них.

Собираясь на очередной боевой вылет, лётчик, старший лейтенант Николай Павлович Кочетков даже предположить не мог, что с ним может произойти столь невероятный случай, поверить в который совершенно невозможно. Он – заместитель командира эскадрильи, 686 штурмового авиационного полка, летает на ИЛ-2. Немцы сбивают их в невероятно больших количествах, но и они наносят врагу немалый урон. Его могут сбить зенитки, истребители, стрелок-радист немецкого штурмовика или бомбардировщика, он может выпрыгнуть с парашютом, посадить самолёт на оккупированной территории или дотянуть до своих. Многое вероятно. Он может погибнуть при взрыве самолёта в воздухе или на земле, его могут расстрелять при спуске на парашюте, наконец, он может попасть в плен или, выбравшись из горящего самолёта, добраться до своих.
Но получилось совсем по-другому.


Утром 3 сентября 1942 года было холодно, поверх обыкновенной гимнастёрки Кочетков надел кожаный реглан. Привычно сел в свой ИЛ-2, взлетел вместе со своей группой штурмовиков и повёл их в сторону железнодорожного разъезда Конный, находящегося недалеко от Сталинграда, где они должны были уничтожить батарею шестиствольных миномётов, наносивших нашим войскам серьёзный урон. О координатах батареи, естественно, доложила разведка, а командование дало Кочеткову конкретное боевое задание.
Пересечь линию фронта – опасность смертельная. Огонь зенитной артиллерии и малокалиберной зенитной артиллерии, обозначаемых в сводках как ЗА и МЗА, всегда плотный, а немцы – хорошие математики и геометры, что и требуется профессиональным военным. Потери в наших воздушных частях огромные, единицы лётчиков, оставшихся в живых, набираются опыта маневрирования от зенитного огня, а некоторые из них пикируют прямо на зенитные батареи, стремясь уничтожить их.
Эти, пикирующие сознательно на смерть, на особом счету. Запомним это.
Кочетков был уже опытным лётчиком, летал ещё до войны, отличился в боях под Москвой. В то утро он поднял свой самолёт в двадцать третий боевой вылет. Это внушительный счёт. За десять-двенадцать вылетов награждают боевыми орденами. Кочетков воевал с ноября 1941 года, был на Западном и Юго-Западном фронтах, имел уже два ордена Красного Знамени. Здесь, летом 1942 года, на Сталинградском фронте, двадцать два раза со своей группой вылетал на боевые задания. Итоги этих вылетов группы: 127 танков, 366 машин, 8 миномётных батарей, 2 самолёта, один из них он сбил лично.
За неделю до этого полёта его сбивали дважды: 25 августа в его самолёт попали сразу два зенитных снаряда – в крыло и капот, но Кочетков дотянул до своего аэродрома и благополучно посадил самолёт. 1 сентября его снова сбили, но Кочетков будто в рубашке родился. Вернулся и опять посадил изуродованный самолёт на свой аэродром! А через два дня снова повёл свою группу на цель. (Почему группу, когда в звене 3 однотипных самолёта? Дело в том, что в одних источниках пишут: Кочетков вёл 5, в других 6 штурмовиков). И вот 3 сентября 1942 года он ведёт свою группу на разъезд Конный, где возле совхоза «Опытное поле» разведчики засекли батарею шестиствольных миномётов.
Именно над этим совхозом его сбили в третий раз. Сбили окончательно: пробили бензобак. Кабина быстро заполнялась парами бензина. А цель – вот она, уже видна. Кочетков спикировал, запустил в цель реактивные снаряды, но, когда взмывая вверх, он нажал кнопку сброса бомб, самолёт вспыхнул мгновенно. Пиропатрон сработал в густых парах бензина. Самолёт взорвался в воздухе, его огненные обломки рухнули на батарею немецких миномётов.
Всё это произошло на глазах всей группы. Случившееся должны были видеть и немцы, и бойцы наших наземных частей...
На этот раз Кочеткову не повезло...

Неделю назад, 26 августа, самолёт ИЛ-2 военного комиссара 686 ШАП Иосифа Зазулинского, с которым, несомненно, был знаком Кочетков, тоже был сбит зенитным огнём. Это случилось в Сухой Мечётке, что в километрах двадцати от Конного. Иосиф Пинхосович Зазулинский, наверное, был единственным политработником, который лично летал на боевые задания. Он пользовался огромным авторитетом среди лётного состава, солдат, сержантов и офицеров наземной службы. Бесстрашный Иосиф Зазулинский направил свой горящий штурмовик на скопление немецких танков. Посмертно его наградили орденом Отечественной войны I cтепени. Скромная награда за бессмертный подвиг... Военкому Зазулинскому жизнь не оставила других возможностей, кроме тарана, а самолёт Кочеткова взорвался в воздухе и упал на батарею. В одном из рассказов, сам Кочетков сказал, что он не совершал таран. Так сложились обстоятельства.

Товарищи его, вернувшись на базу, доложили о случившемся. Очевидец событий младший лейтенант А. П. Чубаров через много лет рассказывал: «На наших глазах машина при выходе из атаки взорвалась и сгорела. Мы сопровождали падающий костёр до самой земли. Николай был любимцем полка, настоящим асом».
Через день командир 686 штурмового авиационного полка майор Поликарп Иванович Зотов представил старшего лейтенанта Николая Павловича Кочеткова к званию Героя Советского Союза. Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания посмертно вышел 5 ноября 1942 года. Но за неделю до выхода Указа, а именно 28 октября 1942 года на берег Дона, к нашим войскам, вышел исхудавший и заросший щетиной человек. На первом же допросе человек сказал, что он Николай Павлович Кочетков, русский лётчик, который за два месяца, будучи раненным, два раза бежал из немецкого плена. В первый раз был пойман, а на второй раз повезло. Но кто бы ему поверил? Начали проверять. Так: Николай Павлович Кочетков, родился 25 февраля 1918 года в селе Филелеево Рязанской губернии, семья всегда жила в достатке, люди крепкие, хозяйственные, увлекаются техникой. Учился в аэроклубе, в авиашколе. Лётчик, самолёт подбили, не помнит, как оказался в воздухе, сработал инстинкт, дёрнул кольцо парашюта. Что-то невероятное, прямо чудо какое-то, трудно поверить…

Причиной чуда оказался кожаный реглан. Кочеткова выбросило взрывной волной из самолёта. Гимнастёрка, китель, бушлат, загорелись бы сразу, но толстая кожа реглана не загорелась. Руки, конечно, сильно обгорели, взрывная волна сорвала сапоги. В бессознательном состоянии, инстинктивно, он дёрнул вытяжное кольцо парашюта. Очнувшись во время снижения, он увидел бегущих к месту его приземления немцев, заросший бурьяном овраг, а, приземлившись, освободился от лямок парашюта и бросился к спасительному оврагу, сбрасывая на бегу спасший его реглан и успевая отстреливаться из пистолета от преследователей, хотя это казалось бесполезным.
Ему прострелили руку, плечо, одна пуля попала в бок, одна в пах. И всё-таки он ушёл от немцев и скрылся в бурьяне. Ночью он прополз три километра в сторону своих позиций, но обескровел. Утром на израненного и обессилевшего лётчика наткнулся немецкий патруль.

Заметим, что это было 3 сентября 1942 года. В плену он вылечился, выждал момент, и уже 23 сентября 1942 года совершил с напарником первый побег. Их поймали и вернули уже в другой лагерь. Через месяц, 22 октября 1942 года он снова бежал. На этот раз сумел добраться до своих.
Всего за два месяца он прошёл через невероятные происшествия, остался жив, его проверяли больше полугода, потом вернули в строй. Он, наконец-то, узнал, что стал Героем Советского Союза. Об этом ему сказал его родной дядя, когда Кочеткова отпустили на побывку.
Вернувшись в родной 686 штурмовой авиационный полк он воевал в нём до его расформирования в апреле 1945 года, встретил Победу, прожил долгую и счастливую жизнь длиной в 98 (!) лет и умер в окружении родных и близких 27 августа 2016 года в прославленном авиационном городе Жуковский Московской области. Похоронен с воинскими почестями. За всю войну он совершил 101 боевой вылет.
Героическая судьба и долгая жизнь. Преклоняюсь.

Счастлив человек, о котором есть кому помнить. Он – не сирота. О Кочеткове написано много, а потому напоминание о нём только предисловие к повести о стране и её сыне, который осиротел дважды: в 1930 году, когда умерли его родители и после 5 марта 1945 года, когда он не вернулся из боевого задания.
Валентин Тихонович Поздеев. Мой земляк, уроженец станции Бурятская.

_________________________________________________________

Он –однополчанин Николая Павловича Кочеткова и других Героев Советского Союза своих сослуживцев, старший лётчик 686 штурмового авиационного полка. Валентину Тихоновичу Поздееву жизнь предоставила совсем другую возможность, чем его друзьям, прославленным лётчикам-штурмовикам, которых он много раз прикрывал и защищал в боях, пикируя на зенитки и уничтожая их, атакуя немецкие истребители. Он давал своим товарищам возможность работать с целями, подставляя под огонь себя. Ему не суждено было прожить долгую жизнь, он погиб 5 марта 1945 года. Могилы нет. Известно только, что в тот период полк воевал в Курляндии.
Николай Кочетков и Валентин Поздеев служили в одном полку и, конечно, были знакомы, может быть, дружили, знали подробности судьбы друг друга и своих сослуживцев.
Жизнь поставила перед ними одну цель, но предоставила разные возможности.

Вот выписка из приказа Главного управления кадров ВС СССР за №0434 от 28 февраля 1947 года, где в списке офицерского состава, погибшего и пропавшего без вести в боях против немецко-фашистских войск, а потому исключённых из списка ВС СССР (в списке 95 фамилий, все лётчики, штурманы, бортмеханики, техники) под №86 значится старший лейтенант Поздеев Валентин Тихонович – заместитель командира эскадрильи 289 штурмовой авиационной дивизии, который не вернулся с боевого задания 5 марта 1945 года, 1921 года рождения, член ВЛКСМ, в Красной Армии с 1940 года. Уроженец Карымского района, ст. Бурятская.
Список был отправлен в Читинский облвоенкомат.

Достоверная картина слагается из множества пазлов. Для восстановления событий нужно большое количество фактов. Исследование я начал с журнала боевых действий 686 штурмового авиационного полка. Вот выписка из приказа №014 по 686 штурмовому авиационному Севастопольскому полку от 31 марта 1945 года. Это отчёт за март 1945 года в штаб 289 штурмовой авиационной дивизии. На второй странице написано:
«Полк в течение марта месяца имел потерь: лётчиков – 2, воздушных стрелков – 2, самолётов – 2.
Потери произошли от ИА – 1, вследствие недостаточного прикрытия со стороны прикрывающих истребителей. От ЗА – 1, вследствие недостаточного применения противозенитного манёвра».
Значит 5 марта 1945 года самолёт Валентина Тихоновича Поздеева был сбит – либо истребительной авиацией (ИА), либо зенитной артиллерией (ЗА). Он погиб. Самолёт взорвался в воздухе или останки его рухнули на землю, упал или утонул в море? Возможностей выжить жизнь ему не предоставила. Чуда не случилось. Он шёл на смерть и знал о смерти...

Из автобиографии известно, что он родился 23 февраля 1921 года на станции Бурятская Читинской области, рано осиротел, беспризорничал, воспитали его пилоты конца 1930-х и начала 1940-х годов.
Был награждён двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени.
Есть наградной лист на награждение ещё одним орденом Отечественной войны I степени. И, наконец, есть наградной лист на присвоение Валентину Тихоновичу Поздееву звания Героя Советского Союза, подтверждённое командующим 7 штурмовым авиационным корпусом генерал-майором авиации Василием Михайловичем Филиным, а командующий 4-м Украинским фронтом генерал-лейтенант Феодосий Константинович Корженевич и член Военного Совета этого же фронта Никита Егорович Субботин заключили, что достоин ордена Ленина.

Но Валентин Поздеев, погиб, наград и звания не получил. О нём забыли… Документы сохранились. Видно, что над ними размышляли, их мусолили, чертили, на них писали, они переходили из штаба в штаб (6 фронтов. 1 раз в резерве ГК, 1 раз в военном округе). Фотографий нет или пока не найдены. В полку его звали истребителем зениток. Так написали его командиры. Это означает, что он сознательно шёл на смерть. Два года! С 27 марта 1943 года по 11 сентября 1944 года имел 110 боевых вылетов, до 5 марта 1945 боевые вылеты не подсчитаны. При ужасающих потерях штурмовиков, такие показатели имеют только самые опытные лётчики.
Есть конкретные описания его подвигов. Это уже хроника.

Валентин Поздеев мой земляк, он – наш земляк, наш родственник. 24 апреля 1944 года при представлении его к званию Героя Советского Союза в автобиографии написал, что осиротел в девять лет. Теперь мы знаем, что он осиротел и после смерти, а могилы его нет. Мы обязаны найти все факты, касающиеся его судьбы, а потому – эта повесть, долгая работа, о нём. Это хроника пикирующего на смерть штурмовика. Это судьба человека, судьба сироты, которого должна вспомнить и назвать своим Героем страна, его страна.
Продолжение следует.










Живой Журнал работат при поддержке читателей, по принципу - кто сколько может. Перечислить через мобильный банк (Балдоржиев Цырен-Ханда) – 8 924 516 81 19, через приложение на карту 4276 7400 1903 8884 или –




Tags: Бурятская, Герой Советского Союза, Поздеев, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments