Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

О времени и о себе-8-9. Родиться и умереть с улыбкой. Оставить потомкам время

О времени и о себе-1, О времени и о себе-2, О времени и о себе-3, О времени и о себе-4-5, О времени и о себе-6-7,

Тему пытаюсь раскрыть для своих земляков и потомков.
Кому-нибудь из них обязательно пригодится этот текст, написанный в 2017 году.

________________________________________________________

Родиться и умереть с улыбкой

Напомню, что это не моя биография, а рассказ о моём фрилансе, то есть вольном творчестве, где я предпочитаю документальную тематику...

Итак, у человека не было ни одного пальца на руках, кроме маленького отросточка большого пальца на правой руке. Тем не менее, человек ездил на белых «Жигулях». 40 км в час. На этой машине мы и поехали к нему домой в горняцкий посёлок «Новоорловский».

Дома он извлёк откуда-то горы рукописи и увлечённо стал рассказывать о своих работах и замыслах, а также об истории бурят-монголов. Оказалось, что до этого момента он, практически, не общался ни с русскими, ни с бурят-монгольскими авторами. Почему? Не считал нужным.
Оставшись ночевать, я углубился в рукописи человека. К утру понял, что наши представления о национальной литературе и языках во многом совпадают. Человек не считал нужным общаться на эту тему с кем-либо, кроме меня. Он обращался именно ко мне. Это было очень важным знаком для меня, предполавшем свою правоту в незримом споре с официальным бурятским обществом и властью по вопросам истории моего народа.


Агинское. Слева направо: Сергей Зырянов (Нерчинский Завод), Виктор Балдоржиев, Намсалма-абгай (жена Батожаб-ахай), Батожаб-ахай Цыбиков. Снимок сделан летом 1998 года. Через два месяца Батожаб-ахай не станет.

Звали человека Батожаб Цыбиков. Он стал моим первым и настоящим гидом, который ввёл и повёл меня по богатейшему миру монгольской культуры, экспонаты которого я очень редко встречал в произведениях известных мне на то время литераторов. К тому времени я уже довольно хорошо читал на бурят-монгольском языке, чувствовал язык, его пульс, его фольклорные глубины и мощь. Но Батожаб Цыбиков окунул меня в такие глубины, откуда я выплыл уже с настоящим фрикативным «г», который, насколько мне известно, присущ бурят-монголам и украинцам.
Мы объездили на его машине весь национальный округ, побывали в Чите, всюду я знакомил его с литераторами, журналистами, а он – со своими знакомыми и познаниями монгольского мира, местности, обычаев, традиций.

Он был дипломированным учителем географии. Много лет преподавал в местной исправительно-трудовой колонии. И я уже не удивлялся, если какой-нибудь человечек со сверкающей коронкой и татуированными руками или лбом («Раб КПСС!»), увидев моего нового заказчика, услужливо просился в носильщики. Иногда Цыбиков не отказывал. Таков был его авторитет… Один из бывших заключенных рассказывал мне: «Когда дядя Батожаб показывал что-нибудь на карте, то весь класс следил не за картой, а за его культей, было круговое и вращательное движение 30 стриженых голов и 60 пытливых глаз…»

Цыбикова не только можно было переводить, но его нужно было переводить. За что я и взялся. Тут же, в «Новоорловском», где его жена, Намсалма-абгай, держала маленький участок с крохотной избушкой. Мне рассказывали, что избушку и участок обиходили и построили бывшие заключенные. Всех заключенных Батожаб Цыбиков называл детьми, которых родители и государство не смогли сделать взрослыми…

Родом он был из села Урдо-Ага, откуда происходил другой Цыбиков – Гомбожаб, великий путешественник и первооткрыватель Тибета для просвещенной Европы.
Повесть Батожаба Цыбикова рассказывала об открытии вольфрама и тантала здесь, в Новоорловском, который раньше назывался рудник Спокойный. Новое название по фамилии геолога Вадима Орлова, который открыл и обосновал необходимость разработки месторождений.
Но Цыбиков уходил вглубь, он рассказывал об истории этой земли, этих вершин, на которых стояли священные табиса (святилища) его народа, которые были взорваны ради добычи полезных ископаемых. Богатства кладовых природы стали служить людям, но вершины, которые исчезли, всё еще излучали свет…
Авторизованный перевод повести «Сокто-улын суурян» (Эхо Сокто-улы) я назвал «Свет родимых вершин». Позже Цыбиков издал свою повесть с этим названием.

Я дружил с этим человеком девять лет,  до самой его кончины. Он умер в октябре 1998 года. В ясном сознании, сказав своей жене: «Я ухожу…».
Батожаб Цыбиков учил меня, несмышленого, глупого, обрусевшего сородича, что человек всегда должен быть готов к смерти, которую он обязан встретить с улыбкой. «Почему?» - кричала моя душа в ночь перед его похоронами. «Потому, что в новую жизнь он тоже должен прийти с улыбкой!» - говорил мне ласково из мглы Цыбиков.

Он укрепил и утвердил во мне мысль, что человеку важен собственный опыт и собственный пример. Без них он – ничто. Теперь я могу сказать, что эти качества более всего нужны фрилансеру. Без них он – ничто, простой переписчик ему самому непонятных фактов и событий, чужого опыта и примера. Зачем Вам в тысячу первый раз рассказывать о каком-нибудь писателе, смутившем невинные умы, или писать о политическом деятеле, деяния которого привели к гибели миллионов? Зачем Вам опыт и пример человека, повинного в крушении судеб страны, регионов, семей?
Тот, у кого нет своего, всегда будет рабом чужих денег и никогда не сможет стать самим собой. Зачем Вам такое «счастье»?
Попробуйте ответить…


Оставить потомкам время

Предыдущую тему закончил на фразе: «Тот, у кого нет своего, всегда будет рабом чужих денег и никогда не сможет стать самим собой. Зачем Вам такое «счастье»? Батожаб Цыбиков был моим другом и заказчиком, хотя денег с него я не брал вообще, ибо считал, что учусь жить заново. Для того, чтобы чего-то достичь человек много раз должен начинать жить заново.
В тот год я перевёл его повесть, а после похорон Б. Цыбикова - первую часть его романа в двух томах.

Он оставил потомкам время. И ещё раз, как и подобает серьёзным и талантливым авторам, показал, что одна из задач современника – сохранить для своих потомков время. Цыбиков не только сохранил своё время, но и углубился в историю настолько, что открыл страницы доселе неизвестной бурят-монгольской жизни в XIX века, когда ещё существовали Степные думы, работавшие согласно обычаям и традициям народа и положениям М. М, Сперанского, которые только дополняли законы предков бурят-монголов.

Шёл 1989 год. В областной молодёжной газете из номера в номер публиковали мой эмоциональный (сегодня немного смешной и наивный) очерк «Дорога к храму». Там я рассказывал о бурят-монгольской интеллигенции, о которой американский политолог и историк Роберт Рупен писал: «Они могли бы составить почётную часть демократической России, но демократической России нет, и судьба бурятской интеллигенции – часть большой трагедии нашего времени».
В этом же очерке я рассказывал о выдающемся тайше забайкальских бурят-монголов Тугулдуре Тобоеве, который оставил потомкам летопись своего народа. Кстати, в этой летописи почти до конкретной даты указано с какого времени большое монгольское племя хори стало называться бурятами.

Батожаб Цыбиков читал очерк и, видимо, вдохновлялся. Да и было с чего и зачем. Впервые, может быть, за последние 60-70 лет, люди читали о своей подлинной истории и открывали для себя имена своих выдающихся сородичей.
В один из моих приездов в Новоорловский Цыбиков сказал мне:
- Знаешь, твой очерк надо расшифровать, раскрыть, дать панорамные картины бурятской и русской жизни 19 века, где главным героем будет Тугулдур-тайша. На бурятском языке. Я уже пишу роман…
И я снова обратил внимание на его руки, на которых не было пальцев, только маленький отросточек большого пальца. Он зажимал этим отростком ручку и, раскрыв, растопырив, ладонь, наклонившись над бумагой, выводил строку за строкой.

Такова вкратце история появления двухтомного романа на бурятском языке «Тугулдур-тайша».  Цыбиков ездил в Улан-Удэ, встречался с коллегами, авторами, пишущими на бурятском языке, подружился с ними. Роман его вышел в журнале «Байкал».
Первый том романа я перевёл на русский язык как только у меня появились время и возможности, в 2000 году.
Переведу ли второй том романа? Не могу сказать уверенно. Нужно, время, финансы. Спонсоры. Надеюсь, что они появятся.
Недавно нашёл в своём архиве файлы 20-летней давности. Оказывается, сразу после первого тома я начинал переводить и второй том книги Батожаба Цыбикова, переведено 7 глав!... Настала пора публиковать эти переводы.
Третий том романа остался недописанным. Можно только предположить замысел Батожаба Цыбикова.

Дальше можно говорить о теме и заказчиках. Можно ли, например, выучиться на фрилансера?


Продолжение следует.

________________________________________________________________

Все работы проводятся только за счёт поддержки народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! СПАСИБО– кто сколько может. Перечислить через мобильный банк – 8 924 516 81 19, через приложение на карту 4276 7400 1903 8884 или –




Tags: Виктор Балдоржиев, биография, документальное произведение, мемуары, фриланс
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments