Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Выживай, моя провинция!

Прогулка по степи 26 апреля 2020 года. 10 километров.
______________________________________________

Известный любителям ютуба Максим Шевченко пишет: «Я переболел коронавирусной пневмонией, хотя все тесты показали отрицательный результат. Это было тяжело, но, благодаря врачам, я выкарабкался. И теперь выводы мои однозначны – врачи в России прекрасны, система организации здравоохранения – чудовищна».
20200426_154719.jpg
Торейская степь. 26 апреля 2020 года. На 1 кв. км приходится 1, 65 чел. В Забайкальском крае - 2, 45 чел, в Чите - 655,4 - чел, в Москве - 4950,43 чел. в Нью-Йорке - 10654,00 чел.
__________________________________________________________________________



Выводы можно делать, исходя только из собственного опыта. Какой опыт у других авторов мне неизвестно, но думаю, что этому товарищу, в этом случае, можно верить. Его высказывания заставляют вспомнить о своём опыте и медицинских учреждениях, обязанных оказывать услуги тем, кто живёт на «их» территориях. Слушая рассказ Шевченко о московских больницах, я представил состояние больниц Забайкальского края, которые, как правило, находятся в районных центрах. Сейчас, возможно, уже не в каждом районном центре. О деревнях, сёлах и говорить нечего: в некоторых и ФАПов нет. Например, на ст. Бурятская собираются только строить. Может быть, там никогда и не построили бы какой-нибудь медицинский пункт, но на станции проживает несколько активных женщин, которые добиваются от властей, казалось бы, невозможного. Например, заставили строить дорогу…

Итак, о чём же рассказывает Максим Шевченко?
Заболел 30 марта, в понедельник. Позвонил, как и полагается, в Роспотребнадзор, и попросил сделать тест на короновирус. Казалось бы, реакция должна быть немедленной. Вся страна президента видела в жёлтом скафандре. Значит, болезнь нешуточная. На деле же всё оказалось гораздо прозаичнее, если не сказать – по-нашему.
Далее по порядку.
1. Шевченко дозвонился до Роспотребнадзора.
2. Потом в течение часа слушал, как и принято в России, красивые мелодии в телефоне, мелодичные голоса, уверения в том, что ситуация под контролем и клиент может рассчитывать на всё, что угодно.
3. Наконец, приятный женский голос сказал, что Роспотребнадзор занимается только психологической помощью и никаких бригад на тесты не присылает.
Это – первое «Здравствуйте!» от страны, её медицины и президента в скафандре. После красивых мелодий и «психологической помощи» Роспотребнадзор рекомендовал Шевченко звонить в «скорую», по номеру 112.
4. До «скорой» Шевченко дозвонился через полтора часа, тоже после долгой красивой музыки, автоматического уверения мужским голосом в том, что всё под контролем, что его обязательно соединят с кем нужно. В конце концов, соединили. А Шевченко в это время думал: хорошо, что у него не инфаркт и не инсульт. Чтобы могло произойти в случае инсульта за полтора часа, которые означают не конкретную помощь, а только соединение с конкретным человеком?
5. Соединили Шевченко с простым врачом, которая выяснила (по телефону!) симптомы больного, затем пообещала соединить с главным врачом.
6. Этого соединения больной ждал 40 минут, сопровождаемые автоматическими обещаниями и предупреждениями, что его никто не оставит в беде. Пока он слушал эти уверения, связь оборвалась.
Это второе «Здравствуйте!» от страны, её медицины и президента в скафандре. И таких пожеланий здоровья в этой истории будет множество, как и во всей нашей сегодняшней медицине. Так, что далее о них можно не упоминать, всё равно эти приветствия ощущаются…
7. Далее. Этот самый главный врач перезвонил Шевченко через два с половиной часа. Если читатель засекал, то Шевченко этого «спасительного» мгновения ждал почти 6 часов. Главный врач, естественно, спросил в трубку: «Что с вами?» Больной начал рассказывать о своём состоянии. Выслушав его по телефону, главный врач заявил, что, скорее всего, у больного грипп, ОРВИ или что-нибудь в этом роде, что тесты эти ничего не дают, да и нужны ли они вообще больному. К тому же, можно заразиться во время сдачи теста. Так сказал главный врач. И посоветовал позвонить участковому врачу.
День, между тем, заканчивался. Был понедельник.
8. Во вторник больной снова начал действовать, хотя чувствовал себя уже лучше, чем вчера. Вызвал участкового врача, который явился и сообщил, что участковые врачи не уполномочены вызывать бригады на тест. После чего прослушал стетоскопом лёгкие, сказал, что они чистые, дыхание хорошее. Вероятно, грипп. Прописал антибиотики. Больному же в это время казалось, что его тело разрывают на части раскалёнными, стальными, тисками.
9. Наступила среда. Больной отправился в аптеку. А к вечеру температура его подскочила за 39,8. По его словам, начался «ад адский», который продолжался 7 дней. Были и участковый, и «скорая», и тест, наконец, он сдал. И в больницу, не настойчиво, предлагали лечь, но оставили всё-таки дома. Лёгкие снова оказались чистыми. По его рассказу, в общей сложности он сдал 5 тестов. О результатах всех тестов он тоже ничего не знает, предполагает, что они ничего не показали.
Заметим, что он, больной короновирусом, неделю с лишним находился дома и общался с домашними, врачами. Сбивал температуру парацетамолом и нурофеном.
10. Потеряв счёт времени, измождённый, больной решил сделать общий анализ крови и, по совету знакомого, КТ (компьютерную томографию). Оказалось, что на КТ с температурой не пускают, но у больного в этот момент не было температуры, и КТ ему сделали. И тут началась суматоха: набежали врачи, начали вызывать «скорую», у человека двусторонняя пневмония, лёгкие повреждены. По протоколу учреждения тут же прибыла «скорая» и больного увезли в больницу.
11. Далее начались другие мытарства и страшилки, без которых Россия – не Россия. Пересказывать рассказ Шевченко об одной ужасной и следующей не такой ужасной больницах не буду. Скажу только, что согласен с его оценкой врачей и медперсонала – они у нас, в отличие от тех, кто занимается организацией медицины, замечательные.


Москва. Апрель 2020 года. Фото пресс-службы и правительства Москвы.

Теперь о возможной ситуации в нашей местности, то есть в провинциальной России. Опыт моего наблюдения за время нахождения в местных «здравницах» говорит, что, многие смертельные исходы случаются здесь без всякого короновируса, ибо ничего того, о чём рассказал Максим Шевченко здесь нет и не может быть даже в мечтах. Если такие кошмарные ожидания и испытания выпали на долю известного человека в Москве, то что ожидает нас, простых людей, в провинции? Что мы имеем?

Например, в селе, где я живу была прекрасная больница на 40, если не ошибаюсь, мест. Но она давным-давно «оптимизирована», работает дневной стационар, 1 врач, 1 медсестра. О каких-то ИВЛ, МРТ, КТ даже не слышали. По всем вопросам надо ехать в районный центр, а это 80 километров пыльной дороги и 500 рублей за проезд туда и обратно. В районной больнице ситуация не лучше, оттуда отправляют в краевую больницу, долго согласовывают, долго ждут согласия. К тому же в районной больнице катастрофически не хватает врачей, о чём говорят уже несколько лет.
«Скорую» в селе не вызывают, хотя есть машина, надеются на личный транспорт. Меня лично возили друзья из районного центра. Но не у каждого жителя села есть личный транспорт и друзья в райцентре.

Симптомы и состояния, о которых рассказывает Максим Шевченко, были у многих из нас задолго до всякого коронавируса, у меня, например, несколько раз. Многих наших земляков, которые уже давно на погостах, просто не довезли до больницы, не смогли им оказать обычную, своевременную, помощь. Повторюсь: врачи и медперсонал замечательные, состояние медицины ужасное. С тем, что есть в медицинских учреждениях Москвы даже сравнивать не приходится.
Думаю, что такая же ситуация, если не хуже, почти во всех населённых пунктах, больницах и медицинских учреждениях Восточной окраины России. Однажды опытный врач краевой больницы, смеясь, сказал, что у всех больных провинций кардиограммы одинаковые. О чём это говорит?

И ещё: после двухгодичной болезни и периодических лечений в разных медицинских учреждениях края, однажды, почувствовав, что очень скоро меня вылечат навсегда, я написал официальный отказ от всякого медицинского вмешательства, немедленно покинул больницу, взялся за изучение организма человека, начал лечение, за 10 месяцев сбросил 55 килограммов веса, занялся спортом, изменил образ жизни. Забыл о ежедневном приёме 7 таблеток. Не скажу, что вылечился, но чувствую себя молодым и здоровым, хотя всё ещё ни в чем не уверен. Это годы... При этом не отрекаюсь от врачей. Мне идёт 66 год. Возрост ещё бодрый, но уже - не жалею, не зову, не плачу, хотя далеко не всё прошло.
Разве мой поступок не говорит об организации медицины в стране?

Короновирус… Он уже близок. Буквально за рекой, в Агинском округе, куда завезли его военные или проезжие. Но там всегда отличались мобильностью, отменным волонтёрством, законопослушным населением и отлаженной медициной. Но мы – не национальный округ, не пригреты выборочно государством и олигархами. Мы – обыкновенная провинция обыкновенной России. Какие нас ждут испытания с ужасающей медициной, не идущей ни в какое сравнение даже с той, о которой рассказал Максим Шевченко? Многие, наверное, неизвестные нам болезни мы перенесли дома, на ногах. Сможем ли мы переболеть и выздороветь на этот раз?
Всё в руках самого человека. Так думаю я, делая многокилометровые прогулки по необъятной степи, где на 1 квадратный километр приходится 1,65 человека. Надеюсь, что тут не встречу какого-нибудь кашляющего путника, бегущего от пандемии.
Мысленно желаю всем здоровья. Выживи, Россия!
Будь сильной, становись сильной, набирайся духа и - выживай, моя провинция!

20200325_182658.jpg
Станция Бурятская. Март 2020 года. 6348 километров от Москвы. Здесь только собираются строить ФАП.

______________________________________________________________________

Провинциальная больница в моих рассказах 2018 года: КОЛЯ И ЛЮБА, ХИТРЫЕ.

_______________________________________________________________________

Все работы проводятся только за счёт поддержки народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! СПАСИБО– кто сколько может. Перечислить через мобильный банк – 8 924 516 81 19, через приложение на карту 4276 7400 1903 8884 или –



Максим Шевченко: Будьте бдительны и ничего не бойтесь. Как я переболел пневмонией и какие выводы из этого сделал.




Tags: коровирус на селе, провинция, районная больница, сельская больница
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments