Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Category:

В памяти. Цыренжаб Согшигбоевич Соктоев. (Запись живого голоса)

В Памяти: Доржи Гомбоев, Самбо Дугаржапов, Батомунко Цырендоржиев, Бадма Цыренов,

___________________________________________________________________________

Мы беседовали с ним весной 2010 года. Выслушав его историю, я написал очерк не только о нём самом, но и его родителях.
В жизни любого человека должна быть высшая справедливость…



Путёвка

Давным-давно старая бурятка рассказывала мне о том, как отправляли в ссылку тех, кто жил лучше других, то есть работал и кормил семью. Буряты, до совсем недавнего времени, были народом неприхотливым, капризов не ведали, к государству претензий не имели. О каких-то комфортах и льготах не ведали. Старуха даже удивлялась, что государство ей ещё и деньги дает – пенсию. За что? Она ведь просто работала, кормила детей, себя. Так должен поступать каждый человек…
Слова ссылка она не знала и, смеясь, вспоминала:
– Почему-то мы попали в кулаки. Отправляли нас по путевке, этапами. В Иркутские, Красноярские, Томские края, многие попадали на Колыму.
– Трудно было?
– Да что ты заладил – трудно, трудно. Это же жизнь! Какая может быть трудность, когда конь откормленный и годы молодые, везде можно жить…
Так, образно, она вспоминала о прошедших годах. Умерла бабушка Долгор на 92-ом году жизни. Голос её зазвучал во мне снова,  когда Цыренжаб Сокшигбоевич Соктоев начал рассказывать об отце и матери, отправленных в ссылку по такой же «путевке».

Миллионы неграмотных и малограмотных крестьян и животноводов, сосланных по «путевке» и работавших на «воле», ушли в землю, став могучим фундаментом великого Советского Союза. Но рухнула только надстройка, фундамент остался. Такой памятник напрашивается всей нашей историей! Вот о чем я думаю и кого вспоминаю, когда слышу рассказы о раскулаченных и репрессированных.

Прошли годы. Какими были они? И какими стали их потомки, как прожили они все последующие годы? Это же часть судьбы страны и края.

_________________________________________________________

Балгар Лыгдынова и Сокшигбо Соктоев – муж и жена, жили в своем Челутае, ничем не выделяясь от других. Как и многие в 1930-ом году вступили в колхоз, сдали в общественное стадо скот. До колхоза у Сокшигбо было крепкое хозяйство, отлаженный быт и порядок во всем. Земляки его уважали и выбрали заведующим всем колхозным животноводством. Радовалась за мужа и Балгар, но оказалось, что радость была преждевременной. Не зря буряты говорят, что никогда не надо спешить.

В колхозе все было общее и ничего своего, времена наступали непонятные. Неожиданно все стали обвинять друг друга во всех бедах, люди становились замкнутыми, боялись шутить и даже громко разговаривать. Все реже и реже можно было услышать смех или шутку. А в один из дней Сокшигбо арестовали. И в чем только его не обвиняли: он и скот колхозный намеренно волкам скормил, и стельных коров забивал на мясо… Балгар онемела. Мужа судили, приговорили к десяти годам лагерей и отправили в Верхнеудинск. Балгар осталась с пятью детьми и разоренным хозяйством. Что же теперь будет с ними? Десять лет они будут жить без мужа и отца.

Через год стали поговаривать, что многих будут отправлять в другие места, особенно тех, кто жил лучше других. Так оно и вышло, в список попала и Балгар. Но она волновалась не за то, что придется куда-то ехать или оставить хозяйство: трое детей были совсем маленькими. Отправиться с ними в далекие края – это же верная смерть.

Пока еще не было поздно, она обошла родственников и знакомых. Всех трех малышей она пристроила к людям. Осталась с двумя старшими. Теперь можно отправляться. Она была готова, слышала и знала, что много, очень много земляков увозят в красных вагонах куда-то на запад, где и бурят-то нет. Как там жить?..

А Сокшигбо повезло: ему не пришлось сидеть десять лет. В каких-то конторах, где неведомо кто решает судьбы людей, видимо, решили, что он не виноват. Может быть, кто-то посчитал предъявленные обвинения доносом, каковых в те годы было множество. Сокшигбо отпустили. Верхнеудинск уже был переименован в Улан-Удэ. Выйдя из ворот тюрьмы, ничего не понимающий и растерянный Сокшигбо отправился по пыльным улицам столицы Бурят-Монголии на железнодорожный вокзал. Надо было ехать домой, искать семью. Вестей о своих он давно не получал, слухи тоже не доходили, и Сокшигбо очень волновался за Балгар и детей.

Вокзальная толчея, сутолока и шум оглушили. Все куда-то спешили, кого-то и куда-то вели солдаты. Сколько вокруг бурятских лиц, бурятской одежды, узлов, мешков! И вдруг он услышал свое имя, оглянулся и увидел земляков. Это была встреча, которая и определила во многом судьбу детей Сокшигбо и Балгар.

Взволнованный Сокшигбо разговорился с земляками. И те поведали ему, что многих и многих людей из агинской степи увезли и увозят на запад. Все перемешалось, мужья и жены, братья и сестры, отцы и дети разбросаны. Найти друг друга очень трудно. Недавно партию агинских бурят, а вместе с ними и Балгар с детьми, отправили в Иркутск, может быть и дальше. Куда? Где они сейчас могут быть? Кто-то сказал, что Иркутская область большая, но далеко от железной дороги вряд ли погонят. Хотя, кто знает…

Он нашел свою семью уже за Иркутском, на станции Зима. Но где же остальные дети? Оставила людям. Он выслушал печальный рассказ жены, и перед его мысленным взором предстала вся их судьба, где не было никакого просвета. Что ж, когда-нибудь они вернутся обратно и будут жить дома все вместе. Все вместе! А до этого срока надо было не только выживать, но и жить, как люди, среди чужих людей.

Сокшигбо был умный и крепкий человек, не пил спиртного, не курил, не чурался никакой работы. Уважал во всем чистоту и порядок, считая, что всему голова именно порядок. Так они начали жить в чужом краю, в ожидании дальнейших событий, когда неведомо где и кем будет решена их, а также многих других земляков, дальнейшая судьба.

Через несколько лет начался долгий путь обратно…

Но оказалось, что высланные не могут возвратиться и жить в родных местах. Как быть? Надо поселиться хотя бы поблизости. Соктоевы остановились на прииске Васильевский, который находится рядом с деревней Жимбира, на самой границе округа.

За тридцать два года работы в журналистике у меня было много встреч и бесед, каждая из них была интересной и поучительной. И я знаю, что почти все агинские буряты, родившиеся на приисках вблизи округа, в Жимбире, на Аргалейской пилораме, – это дети тех, кто уцелел в ссылке и, не имея возможности вернуться домой, оседал вблизи родных краев. Они селились в Карымском, Оловяннинском, Борзинском, Чернышевском районах. В зависимости от направления ссылки. В надежде когда-нибудь вернуться в родные края окончательно. Выселив из родного дома, их не пускали даже до порога. И было таких семей очень много…

Здесь, на прииске Васильевский, 7 октября 1937 года и родился Цыренжаб Сокшигбоевич Соктоев, сын осужденного Сокшигбо и гонимой Балгар. Разве могли родители даже подумать о том, кем будут их дети: оставленные в чужих семьях и Цыренжаб, родившийся на этом прииске?

В 1975 году Цыренжаб Сокшигбоевич Соктоев стал председателем окружного исполнительного комитета Агинского Бурятского национального округа, откуда были высланы его родители и где потом не имели права поселиться.
Дважды жители округа избирали Цыренжаба Согшигбоевича Соктоева депутатом Верховного Совета СССР.

Из тринадцати детей, которых родила за свою недолгую жизнь Балгар, все дочери умерли, выжило пятеро сыновей. Может быть, это было предопределением свыше? Как же сложились их судьбы?

Первый брат – Дамдинджап, 1923 года рождения, прожил большую часть жизнь в Монголии. Балгар отдала его своим родителям. Они кочевали со скотом за рекой Ималка, но границу закрыли, семья осталась в Монголии. Как сложилась жизнь Дамдинжапа Лыгдынова? Он был первым секретарем айкома Монгольской народно-революционной партии, Министром связи, Министром транспорта и связи Монголии, Председателем Народного контроля Монголии, послом Монголии во Вьетнаме, Камбодже, Болгарии, последнее место его работы – заведующий отделом кадров Центрального Комитета Монгольской народно-революционной партии. Умер в 2007 году, прожив 84 года.

Второй брат Будожап Сокшигбоевич Соктоев, 1926 года рождения, участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке, много лет проработал военным комиссаром Акшинского района. В 1979 году вышел на пенсию, умер в 2003 году.

Третий брат, один из отданных в дети, когда Балгар отправляли в ссылку, Жимба-Доржи Балданович Балданов, 1928 года рождения. Участник Корейской войны. Живет в Агинском.

Младший брат Цыренжаба Сокшигбоевича – Цыден Сокшигбоевич Соктоев, 1941 года рождения, инженер-механик, работал в передвижной механизированной колонне, долгое время – в системе экологии округа, ныне проживает в селе Амитхаша.

Вот они – люди рода улалзай хубдуд!

Чувствуете, каковы были сила воли и дух гонимых судьбой и режимом Сокшигбо и Балгар? Какую путевку в жизнь дали они своим сыновьям? Какими они были одаренными и крепкими людьми? Нет, нет, не людская молва или суд, не прихоть или каприз режима, но есть, есть на земле рука провидения и высшая справедливость!

Таковы результаты «командировки» Балгар и Сокшигбо. Они умерли. Балгар в 1952 году, прожив всего 56 лет, Сокшигбо – в 1972 году, отпущено ему было 76 лет. Но какую после себя они оставили жизнь!

_________________________________________________

Цыренжаб с малых лет только и слышал разговоры об Агинском округе, который и начинался-то чуть ли не за первым хребтом. Случалось, конечно, родители ездили на Родину, брали в поездку и Цыренжаба. Повзрослев, он сам решил жить и работать только в Агинском округе. На Родине. И родители говорили ему с малых лет, что жизнь без Родины немыслима.

После школы он поступил и окончил Читинский техникум механизации и электрификации сельского хозяйства. Отправился в Агинское. Неизвестно, как дальше сложилась бы судьба Цыренжаба, если бы однажды он не встретился с интереснейшим человеком. Бадмой Цыреновичем Цыреновым. Двадцатишестилетним директором Агинской машинно-тракторной станции. Он и дал Цыренжабу вторую путевку в жизнь. Случилось это в 1957 году. Соктоев, конечно, не мог подумать тогда, что вся его дальнейшая жизненная карьера будет связана с именем Бадмы Цыреновича Цыренова.

В тот год Бадма Цыренович внимательно выслушал симпатичного юношу. К тому времени он успел окончить, тот же, что и Соктоев, техникум механизации и электрификации сельского хозяйства, поработать механиком Хангильской и Зуткулейской МТС, главным инженером Ононской МТС. Инициативные и способные люди ему были нужны. Сам рожден таким и искал таких же. Ведь с юношеских лет мечтал полностью преобразовать жизнь агинских бурят. А как это сделать без молодых и талантливых специалистов? Работы впереди непочатый край! Парень ему понравился, но он не хотел ехать в колхоз. Цыренов подумал и решил, что у Цыренжаба будет еще время поработать в колхозе. И молодой директор предложил парню работу механика… Но механика в тот же год забрали в армию. Вернется ли?

Цыренжаб вернулся и стал работать завгаром, потом специалистом по гостехнадзору. Он уже полностью освоился в Агинском. Все здесь было по душе и сердцу.

Очень скоро его способности оценили и руководители района. В 1960 году он был избран первым секретарем районного комитета ВЛКСМ. Неожиданно для себя он вступил на совершенный иной жизненный путь, чем предполагал. Но способности везде остаются способностями. Где-то бродят в крови невидимые гены, которые переданы отцом и матерью, предками, родом, ведущие к жизненным высотам. В 1962 году Цыренжаба Сокшигбоевича избрали первым секретарем окружкома комсомола. Началась его стремительная номенклатурная карьера.

В 28 лет он был избран председателем колхоза «Мир», где проработал четыре года. Не хотел в юности ехать в колхоз, а вот пришлось… В августе 1968 года его отправили учиться в Высшую партийную школу Хабаровска, которую окончил в 1972 году. Теперь он уже был настоящим советским и партийным работником.

Все тот же Бадма Цыренович Цыренов, работавший уже председателем Агинского Бурятского окружного Совета депутатов трудящихся, предложил ему возглавить управление сельского хозяйства округа. А через год Соктоев был избран председателем колхоза имени В. И. Чапаева.

2 января 1975 года после продолжительной болезни скончался Бадма Цыренович Цыренов. Для округа это была тяжелейшая утрата! Но жизнь продолжалась, и надо было избирать нового председателя. Им стал Цыренжаб Сокшигбоевич Соктоев.

В марте того же года он был избран депутатом Верховного Совета СССР. Через пять лет снова был избран депутатом. Теперь сын Сокшигбо и Балгар, ютившихся когда-то в бараках ссыльнопоселенцев и прииска, открывал двери кабинетов в Москве, участвовал в работе съездов высшего органа государственной власти СССР.

А в 1982 году аукнулось прошлое родителей, а именно их путевка. Среди человеческого муравейника всегда найдутся недоброжелатели, которым не дают покоя способности и таланты сопланетников. В партийные и советские органы поступило заявление, где указывалось, что исполнительный комитет округа возглавляет сын кулака. Как так, почему проглядели, упустили? Москва откликнулась незамедлительно, прибыла комиссия ЦК КПСС, Чита безропотно и виновато соглашалась со всеми обвинениями. Бадмы Цыреновича рядом не было. И при унизительном молчании коммунистов округа и области Соктоев был освобожден от занимаемой должности.

Но если один раз попал в номенклатурную обойму, то выпасть оттуда трудно. Такова система. Назначили его заместителем заведующего отделом по труду областного исполнительного комитета. Переехал в областной центр. А через год возглавил отдел. Через четыре года занял должность заместителя председателя Читинского агропромышленного комитета по переработке сельскохозяйственной продукции, курировал молочную и мясную промышленность области.

К тому времени сменилось руководство, прибыл новый первый секретарь областного комитета партии. На одном из партийных собраний первый секретарь услышал от наушников, что Соктоев сын кулака, изгнан с поста председателя окрисполкома, а теперь снова делает карьеру. Новая метла всегда метет по-новому. Первый секретарь насторожился, а потом дал прямое указание – уволить негодника. Снова проглядели? И опять Соктоева уволили с работы.

Выдержка у нашего героя отменная. Рассказывает о своих взлетах и падениях совершенно спокойно, и только едва заметная ирония проскальзывает в тембре и интонациях. Чувствуется высокая нравственная культура, гармония этики и эстетики человека умственного труда, готового в любой момент заняться и физическим трудом. Это присуще многим бурятам.

Но высшая справедливость наступает независимо от человеческой логики. В чем и убедился Цыренжаб Сокшигбоевич на собственной судьбе... Бывший прокурор округа Петр Андреевич Погребной, выйдя на пенсию, по своей инициативе отправил в Верховный суд России запрос по делу Соктоева Сокшигбо. И в 1989 году пришел ответ: Соктоев Сокшигбо никогда не был кулаком, числился в середняках, никаких правонарушений не совершал, осужден невинно и реабилитирован решением Верховного суда РСФСР, копия коего и прилагается к ответу. На этом и закончились хождения по мукам Цыренжаба Сокшигбоевича Соктоева.

В общем, это скучная, но очень поучительная история, подтверждающая библейскую истину, что рано или поздно все тайное становится явным. Мне кажется, что Соктоев об этом знал всегда.

И никого, ни в чем он не укоряет...

Потом наступили времена альтернативы. Откуда-то у коммунистов появилась смелость. В 1990 году в Агинском округе проходили выборы первого секретаря окружного комитета партии. Конечно, им был избран Цыренжаб Сокшигбоевич Соктоев.

На следующий год партии не стало. Соктоев возглавил новый мебельный комбинат, был начальником окружного управления капитального строительства, работал специалистом-экспертом аппарата Помощника Президента России в родном округе. В 1997 году вышел на пенсию. С 2000 по 2008 годы руководил окружным советом ветеранов. Награды? Орден Трудового Красного Знамени, медаль «За трудовую доблесть», есть и другие медали…

Что еще? В 1997 году Цыренжаб Соктоев стал Почетным гражданином Агинского Бурятского автономного округа, откуда и были высланы Сокшигбо и Балгар. Сегодня Цыренжаб Сокшигбоевич не у дел, но должность помощника домохозяйки, шутит он, никто не отменял.

Вот и все, что получилось из той далекой путевки, которую выдал режим супругам Лыгдыновой Балгар и Соктоеву Сокшигбо, стремясь их уничтожить. Но ведь они живы и поныне: в жестах и речах, в блеске глаз и улыбках своих потомков. Красивых, жизнерадостных и обеспеченных людей. Их сегодня очень много. Будет, естественно, еще больше. И это никогда не кончится. Только бы помнить что:


          * * *

Пыль с копыт в свой след не оседает.
Сколько напылили позади!
Впереди – все время  рассветает,
Солнца нет. Не будет. И не жди.

Не спеши угнаться за судьбою,
Не заменишь вечностью года.
Но восходит солнце над тобою
В этом месте, здесь. И навсегда!

_____________________________________________________________________

Энциклопедическая справка о Цыренжаб Согшигбоевиче Соктоеве для дополнения и включения его в Википедию последователями и потомками:

Цыренжаб Согшигбоевич Соктоев. Родился 7 октября 1937 г. в с. Жимбира Карымского района Читинской области.
В 1957 г. - окончил Читинский техникум механизации и электрификации сельского хозяйства. В 1972 г. - Хабаровскую высшую партийную школу.
С 1960 г. - 1-й секретарь Агинского райкома ВЛКСМ. С 1962 г. - 1-й секретарь Агинского окружкома ВЛКСМ. С 1965 г. - председатель колхоза «Мир» (с. Сахюрта). С 1972 г. - начальник управления сельского хозяйства Агинского окрисполкома. С 1973 г. - председатель колхоза им. В.И. Чапаева (с. У рда-Ага). С 1975 г. - председатель Агинского окрисполкома. С 1982 г. - заместитель, заведующий отдела по труду Читинского облисполкома. С 1986 г. - заместитель председателя Читинского агропромышленного объединения. С 1987 г. - заместитель заведующего отдела по труду Читинского облисполкома. В 1990–1991 гг. - 1-й секретарь Агинского окружкома КПСС . С 1993 г. - начальник Управления капитального строительства. С 1994 г. - председатель Комитета по вопросам архитектуры и строительства администрации АБАО. По совместительству в 1993–1995 гг. - начальник Агинской передвижной механизированной колонны. В 1995–97 гг. - специалист-эксперт Аппарата полномочного представителя Президента РФ в АБАО.
В 2000–2008 - председатель Совета ветеранов округа.
Депутат Верховного Совета ССCР 9-го и 10-го созывов (1975–1984), неоднократно избирался депутатом областного, окружного, районного, сельского Советов.
Умер 29 октября 2015 года. Память о нём жива.

_______________________________________________________________________

Все работы проводятся только за счёт поддержки народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! СПАСИБО– кто сколько может. Перечислить через мобильный банк – 8 924 516 81 19, через приложение на карту 4276 7400 1903 8884 или –







Tags: Агинский округ, Виктор Балдоржиев, Цыренжаб Согшигбоевич Цоктоев, проект В памяти
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments