Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Улан-Одон и Намсарай Линхобоев (текст и 22 фотографии)

Ортуй – родина моих предков по отцу. Род Худанса Шарайд, наш родоначальник – Мирсан, далее идут Сэсэг, Енхо (Сэхир), Тэжээбэри, Паду, Базар. От Базара же – Бадмадоржи, Цымпил, Базар. Мы от Паду. Если наш род Худанса Шарайд, то Падуутан – наше сообщество, в котором очень много фамилий, настоящий библейский перечень. До чего близки века!

В царское время – все золотых и серебряных дел мастера с личными клеймами. Они кочевали по обеим берегам Онона, смешивались со многими другими бурятскими родами и сообществами, естественно, были скотоводами, в советское время создавали артели и колхозы, становились механизаторами, шофёрами, комбайнёрами, токарями, уходя на войны легко переквалифицировались в кавалеристов, танкистов, водителей. Каждый из них обладал умением не просто работать, а делать что-то конкретное и нужное людям своего времени. (Думаю, что и сегодня любая женщина нашего сообщества легко поймёт принцип работы двигателя внутреннего сгорания).
Ортуй - родина и место проживания многих и многих людей, породненных кровными и трудовыми узами. Мои родственники - только часть ортуйского сообщества.

Цыбенов Ж., Аюшиев А., механизаторы, Улан Одон.jpg
Механизаторы Ж. Цыбенов и А. Аюшиев. (Просьба: если в подписях фотографий есть ошибки, уточняйте.)

В этом спонтанном повествовании речь пойдёт о колхозе. Не знаю, кто и что получился за период коллективизации и коллективного хозяйствования в деревнях и сёлах всей России, но бурятские колхозы, возможно, – лучшее, что было в истории бурятского народа. И это лучшее, сконцентрированное из прошлых времён, закрепилось в менталитете наших колхозников второй половины ХХ века, перейдя к их потомкам. В каждом хозяйстве – особый менталитет. Рассказать и полностью раскрыть такое явление практически невозможно. Для этого надо быть частью этого явления. Можно только повторить запомнившиеся случаи и факты…
Амаголонов Б., Абидуева Д., Улан Одон.jpg
Б. Амаголонов и Д. Абидуева.

___________________________________________

Ортуйский колхоз – «Улан Одон».
Вот случай, а может быть и легенда, семидесятых годов прошлого столетия, очень метко подмечающий характер ортуйцев, особенно их председателя Намсарая Линхобоева.
Итак, идет заседание бюро Могойтуйского райкома партии. «На ковре» в засаленном пиджаке (этот пиджак уже легенда!) председатель колхоза «Улан Одон» Намсарай Линхобоев. Кажется, его там прописали. Больно часто чистят. Говорят, занижает показатели, не слушается указаний. Все делает по-своему, посоветовавшись с колхозниками. Ему грозят выговором, строгим выговором, строгим выговором с занесением. Он терпеливо слушает и мнёт в руках старенькую кепку. И вот грозят уже тем, что выгонят из рядов партии. Вы знаете, Намсарай, как это опасно и чем это грозит для вас лично? Намсарай молчит, но теперь он все чаще и чаще поглядывает на часы, в раскрытое окно, за которым буйствует лето. Терпение членов бюро на пределе, они уже готовы привлечь Намсарая к уголовной ответственности. А тот молчит, думает что-то своё и с беспокойством смотрит на часы. И вдруг, неожиданно сорвавшись с «ковра», не слушая угроз грозных начальников, забыв о них, подбегает к раскрытому окну и, перевесившись через подоконник, кричит на бурятском языке к ожидающему его внизу водителю:
- Баир, далеко не отъезжай. Эти тут скоро закончат, а до двенадцати часов нам надо быть в банке. Банк опозданий не терпит. Понял?
В этом случае весь Ортуй: думать только и только о работе и делах. Остальное неважно и второстепенно. Все преходяще, кроме работы. Ведь любая работа это непрерывный, планируемый на каждой стадии, процесс, длящийся до той поры пока жив человек.

Цыдыповы.jpg
Известная семья чабанов Цыдыповых. 1980-ые годы. Мои ближайшие родственники: их сын Бадма, Цырендаши-ахай, Цыремжит-абгай.

__________________________________________

Помню ортуйскую степь и колхоз «Улан Одон» с малых лет. Мальчишкой играл на склонах сопок, потом скакал на конях и пас овец со сверстниками и братьями. Здесь всегда были одни из лучших показателей, как в округе, так и в области. Думаю, что ортуйцы, действительно, занижали их сознательно. Ибо было, что скрывать от бдительного ока государственного надзора, где все было общим.
Будь моя воля, я бы составил и издал Белую Книгу, где были бы отражены показатели всех колхозов, скажем, на конец 1985 года. И поставил бы известную рубрику «Чтобы помнили». Чтобы помнили потомки, что наработали и что имели их предки в прошедшем веки. Столько-то тракторов, комбайнов, автомашин, поголовья животных. Из такого количества сельчан работало столько-то. И как работали люди! Чтобы при сравнении наши потомки осознали, что хорошо живёт только работающий человек, что его величество Труд – основа основ существования любого сообщества, а распродажа природных ресурсов приводит к тому, что общество становится отбросом мирового сообщества. Чтобы свои принципы, деятельность, культуру потомки сравнили с тем, которые были у их предков. Уникальная книга получилась бы. Ортуйцы здесь стояли бы на первом месте!
Важность труда понимали в «Улан-Одоне» всегда. На этих принципах воспитаны поколения. И работают здесь при любой политической и социальной ситуации. Ибо все преходяще, кроме работы!
Естественно, у колхоза, как и положено забайкальскому колхозу, животноводческое направление. Но в конце семидесятых и начале восьмидесятых годов прошлого столетия ортуйцы уверенно обратили внимание на полеводство, стали выращивать зерно. В Забайкалье, где резко-континентальный климат, в зоне рискованного земледелия! Сегодняшние земледельцы и представить не могут, что на наших полях можно получать от 25 и более центнеров зерна с каждого гектара. В Улан Одоне получали по 28-30 центнеров! А в 1982 году взяли по 33 центнера… Как писали корреспонденты районных газет того времени: за всю историю Агинского округа ещё ни одно хозяйство не добивалось такого яркого результата. В том же году колхоз сдал государству более пяти тысяч тонн зерна. Специалисты подсчитали: один колхоз сдал больше, чем два соседних района национального округа!
При таких урожаях зерновых и кормовых культур, естественно, укрепляется и животноводческая отрасль хозяйства. Сегодняшним журналистам и бизнесменам чужды и непонятны мои слова, доводы, факты, но специалисты поймут меня хорошо и оценят цифры. Так вот, в те годы настриг шерсти по колхозу доходил до 3,7 килограммов шерсти с каждой овцы. В один год в колхозе получили от каждой сотни овцематок по сто ягнят. По колхозу, а не на отдельных отарах! Такое и во сне не снилось многим руководителям даже в то время… Тогда же известный чабан Цырендаши Цыдыпов принял и сохранил от сотни овцематок более 130 ягнят. Это также один из лучших результатов округа и области.
Многих тружеников, достигавших в своё время впечатляющих результатов, сегодня нет. Немногие на заслуженном отдыхе. Некоторые остались без работы. Их жизнь круто изменилась.
Российское общество, особенно ее, так называемая, элитная часть, от прикрытого цинизма перешла к цинизму не прикрытому, от, может быть, несовершенной коммунистической морали к абсолютной аморальности, которое, видимо, всегда дремало в этой категории людей. На мой взгляд, государства, в доминирующем населении которого преобладают такие качества, на карте мира не было и никогда не будет. Естественно, такая страна, при таком менталитете доминирующего населения, неминуемо распадётся…

Бурят-монголы и, естественно, ортуйцы являют совсем другой менталитет, основа которого – собственное производство, труд. Вместе с тем, они только малая часть этого умирающего государства, которая в силу своей численности не может оказать решающего влияния на развитие государства. Одно несомненно: при любом раскладе ситуации они будут работать и стараться создать собственное производство и хозяйство. Главное, не перенимать ужасающие потребительские свойства, присущие доминирующему населению страны.

Память о ветеранах бурятских сёл и колхозов – глубинная, оставшаяся, живая совесть народа. И эта совесть еще будет востребована обществом и страной, если они хотят стать настоящей страной и остаться настоящими людьми...

Буянтуев Мунко, верблюдовод. Ортуй.jpg
Буянтуев Мунко. Верблюдовод.

Кукурузовод из Улан-Одон Степан Хуриганов в 1960 году.jpg
Степан Хуриганов в 1960-м году. Механизатор.

Мункуев Галсан, зав. зернотоком, Улан Одон.jpg
Галсан Мункуев, работал заведующим зернотоком колхоза "Улан-Одон"

Жамбалов Ж., Улан Одон.jpg
Ж. Жамбалов.

Абарзадиев Б-М., Улан-Одон, чемпион округа, комбайнер.jpg
Б-М. Абарзадиев, механизатор.

Архипов В.В., глав. ветврач, Улан Одон.jpg
В. Архипов, ветеринарный врач.

Тагаров Виктор, звеньевой, Улан-Одон.jpg
Виктор Тагаров, звеньевой комбайнеров.

Самдиянова Х., к-з Улан-Одон, доярка.jpg
Х. Самдиянова, доярка.

Эрдынеев Бато, механизатор, Улан Одон.jpg
Бато Эрдынеев, механизатор.

Эрдынеев Шираб, шофер, Улан Одон.jpg
Ш. Эрдынеев, шофёр.

Цыренов Б., Дашиев Ц-Д., Санданов Д., Улан Одон.jpg
Б. Цыренов, Ц-Д. Дашиев, Д. Санданов.

Цыдып Жамбалов, скотник Улан-Одон.jpg
Ц. Жамбалов.

Гончиков Цыжип, Хархев Андрей, операторы, Улан Одон.jpg
Ц. Гончиков и А. Хархев.

Амаголонов Б., Улан Одон.jpg
Б. Амаголонов в молодости.

Аюшиев Амгалан, Димчиков Болот, Улан Одон.jpg
А. Аюшиев и Б. Димчиков.

Коллектив музея с. Ортуй.jpg
Культработники у здания администрации и правления колхоза.

Ортуйская 8-летняя школа.jpg
1960-е или 1970-е годы. Ортуйская 8-летняя школа. В памяти многих.

Цыдыпов Ц-Д.ст.чабан.jpg
Цыренаши Цыдыпов в молодые годы.

Намсарай Ленхобоев и Цырендаши Батоев.jpg
Намсарай Линхобоев и Цырендаши Батоев. Цырендаши Батоев, для нас - Ехэ (старший) Цырендаши-ахай, мой ближайший родственник, старший брат Цырендаши Цыдыпова, которого мы зовём Бага (младший) Цырендаши-ахай.




Намсарай Линхобоевич Линхобоев

Пожизненный председатель правления колхоза "Улан-Одон". Расскажем о нём.

1928 года рождения. Родился  в селе Цаган Челутай Могойтуйского района Читинской области. Родители его Янжима Доржиева и Линхобо Базаров. Не прививать сыновьям любовь к труду в те годы было просто невозможно. С шести лет Намсарай работал на сенокосе, присматривал за животными. Учиться отправили в Цаган-Ольскую школу. Позже семья обратно перекочевала в Цаган Челутай.

После войны Намсарай поступил на ветеринарные курсы в славном городе Нерчинске. Окончил курсы в 1949 году. Тогда же его призвали в армию. Три с половиной года она прослужил в Даурском кавалерийском полку… Взрослую трудовую деятельность начал участковым ветеринаром в Цаган-Оле.

Основное событие в его жизни произошло в 1953 году. Вряд ли, когда его перевели в Ортуй заведующим ветеринарным пунктом, он думал, что именно 1953 год станет в его жизни основным. Но своё призвание и вторую родину он обрёл в Ортуе. Тут прошли основные годы его жизни. Тут окреп и проявился его железный и никогда неунывающий характер, о котором ходят легенды.

Через четыре года после приезда в Ортуй его назначили заместителем председателя колхоза Цыденжаба Санжиева. Потом колхоз возглавил Бадмацырен Жапов. В 1960 году Линхобоева отправили на учебу – в трехгодичную партийную школу в Чите. Вернувшись с учёбы, он был избран председателем правления колхоза. Можно сказать пожизненно.

Когда Намсарай Линхобоевич принял хозяйство, то здесь насчитывалось 22 тысячи овец, 700 голов КРС и около трёх тысяч гектаров зерновых площадей. В те годы по округу шло движение за развитие соцкультбыта, строительство новых производственных помещений, за привлечение молодых людей к колхозному труду. Именно тогда в Ортуе начали строить школу, клуб, больницу.

Но село жило не одним строительством. Необходимо было увеличивать колхозное производство. А урожаи в Ортуе получали довольно низкие – до пяти центнеров с гектара. Слабая зерновая база сказывалась и на развитии животноводства. Колхоз прочно сидел в долговой яме, заработки сельчан не удовлетворяли. Каких только действий не предпринимали, чтобы избавиться от них. Когда есть долги, то трудно даже дышать. Писали письма в Москву, просили реорганизовать в совхоз. Не разрешали.

Думали всем правлением колхоза, думали и додумались. Надо развивать земледелие. Казалось бы, невероятное и глупое решение для сурового забайкальского климата. Но Линхобоев был неумолим. Только и только земледелие! Ветеринар взялся пахать землю…

Начали с паров, тщательно изучали качество семян, обновляли технику. Не сразу, но год от года урожаи становились выше. В 1973 году получили по 18 центнеров зерна с гектара, через два года – по 20 центнеров. Лучший результат в округе.

Вот когда пришлось занижать реальные показатели. Иначе шиш с маслом получили бы, а не урожаи. Партия требовала максимальной сдачи зерна государству. Сдать можно, но что останется людям, скоту? Линхобоев и его соратники не бойкотировали государственные планы, но любую ситуацию оценивали трезво. При любой продразвёрстке просыпается глубинная крестьянская смекалка. Не будь ее, Россия давно бы обезлюдела.

Фураж в Ортуе умели беречь. Множились отары, увеличились надои, привесы животных. Конечно, пополнялась и колхозная касса. Но о результатах крестьянской смекалки Линхобоева прознали в верхах. В Ортуй зачастили комиссии.

Было и такое: площадь зерновых колхоза замеряли фотосъемками из самолета. Сверяли! Выговоров Линхобоев получил немало. Наград ему просто не полагалась. Слишком уж народный председатель, не по государственному мыслит. Он уже наизусть изучил узоры ковров в окружном и районном комитетах партии. Но от своего не отступал... Награды пришли позже. Да и не в них суть крестьянской жизни. По большому счету не в них!

В 1987 году Намсарай Линхобоевич получил свою первую высокую награду – орден Трудового Красного Знамени. Орденом Ленина он был награждён уже в 1991 году. Он просто и скромно сказал, что награды эти принадлежат всем ортуйцам…

В 1990 году Намсарай Линхобоевич Линхобоев оставил председательскую должность. Он ушёл, но оставил на текущем сводном счету хозяйства миллион рублей и ни копейки долгов, в том числе и по кредитами. Миллион по курсу советского рубля!

Тогда ему было всего 62 года. Какой может быть отдых! Снова стал заместителем председателя правления колхоза. Четырёх или пять председателей сменил… В середине труднейших 90-ых годов ортуйское хозяйство вместе с Ясногорским энергостроителями, которые рядом за Ононом, создало совместное предприятие по выращиванию овощей. Одно из первых в Читинской области! Заключили договор с китайскими рабочими. 17 наименований овощей выращивали. Деньги солидные, иногда даже больше чем от продажи шерсти и зерна.  Прибыль ортуйцы и энергостроители делили поровну. И все это «проворачивал» неугомонный Намсарай Линхобоевич. Снова колхозники стали покупать машины. Теперь уже иностранные.

Намсарай-ахай всегда был и остаётся в моей памяти. Ведь мы с ним, как и все мои ортуйские родственники, многолетние друзья.

Вот он сидит за столом, постаревший, но по-прежнему весёлый, смеётся. Но за его смехом, улыбкой, нашей беседой я вижу золотящиеся ортуйские поля, грохот комбайнов и льющееся из бункеров зерно.
Неожиданно он настораживается и говорит:
- Слушай, писатель, как дальше будем жить? Работать или торговать? Но чтобы торговать и веселиться, надо опять же работать, что-то производить. Не могут же все быть спекулянтами, которым даром достались такие просторы, где вся кладовая планеты. Как думаешь, а? Как будем жить дальше?

Самый насущный вопрос! Отвечать на него надо всегда, каждым поступком...

* * *

Далёкое детство над синей рекой,
Где овцы бегут по долине проворно,
Мне смуглая бабушка машет рукой
И пальцем грозит, и смеется задорно.

Я птенчик её, и отрада ее…
Мне ведом триумф и печальная тризна.
Вы знаете степь? Здесь не быт – бытие,
Когда здесь очаг, то повсюду – Отчизна.

И память мою посещает родня.
Дядья, как крутые и черные скалы.
Сняв белые дохи, сидят у огня,
Беседуют громко, смеются же мало.

И вся родословная в этих речах,
Где каждый дархан от природы и Бога!
Четыре войны пронесли на плечах.
Какая еще ожидает дорога,

Какую готовят судьбу для детей
Какие-то люди в далекой столице?
Но память глубинна. И в злате полей
Смеются родные, знакомые лица.

Сгорают поля от идей и огня.
Ортуйская степь в испареньях мороза!
Земля молодеет. Седеет родня…
А сам Намсарай – председатель колхоза:

«Ушедшие люди великой страны
Какие просторы вам отдали даром…
Горит ли очаг? Что за речи слышны?
И что там опять полыхает пожаром?

Ты вырос, созрел. Твои братья давно
На этих полях урожаи не брали…
Ты знал бы (писатель, тебе все равно?)
Какие хлеба с ними мы собирали!»

Далёкое детство над синей рекой,
Где овцы бегут по долине проворно,
Мне смуглая бабушка машет рукой
И пальцем грозит, и смеётся задорно…

Текст написан в 2009 году.

P. S Нам необходимо публиковать именно такие фотографии. Не бандитов и воров, олигархов и спекулянтов, не голые задницы проституток и не дикий разврат, а благородные образы наших предков, людей труда, живой пример настоящего Человека нужен современникам... Следовательно, необходимы рассказы о таких примерах, написанные не в традициях какой-то чуждой нам журналистики, "технологии" которой следуют современные СМИ, а следуя собстенному, живому, опыту, выработанному за наши непростые, но прекрасные, годы...

Найти и поместить фотографии всех невозможно. Такая работа будет проводиться по мере возможностей. Кстати, не могу найти фотографии многих известных мне сёл и людей. Например, мало фотографий Чиндалея. Может быть, заинтересованные читатели будут отправлять на мой электронный имеющиеся у них снимки для публикации? Впереди, как и всегда, непочатый край работы: надо создавать блоги, сайти, покупать места на ресурсах, публиковать и публиковать фотографии современников, писать и писать о них.
Укоротим высокопарные фразы до короткой правды: это нужно живым!

___________________________________________________

Ради справедливости.
Это  подрубрика моего Живого Журнала, где будут дополнения и уточнения.
Этот материал дополняет читатель Алла Жамсуевна из мессенджера Вайбер.
"Здравствуйте Виктор, простите не знаю отчества.
Нисколько не умаляя всех достоинств, достижений и многолетнего труда Намсарая Линхобоевича хочется сделать маленькую поправку в текст в очерке об Ортуе.
Совместное предприятие с китайской компанией было организовано в бытность председательства Намжилова Цыденжап Намжиловича, также как и узаконение аренды земли под ТЭЦ Ясногорский и оплата ими колхозу, если не ошибаюсь 500 тысяч рублей по тем временам немалая сумма, а также укрепление берега и сделана ПСД на постройку школы, но она вроде так и осталась на уровне котлована и это все за чуть больше календарного года вроде. Ну вот, что Хотела вам разъяснить"

Полагаю, что такая подрубрика нисколько не умаляет и не умалит в будущем текст и фото Живого Журнала, более того - привнесёт большую достоверность материалам и привлечёт читателей к совместной работе над ними.




Живой Журнал работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! СПАСИБО – кто сколько может. мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс – 5106 2110 1003 7815 или –







Tags: Забайкальский край, Могойтуйский район, Намсарай Линхобоев., Ортуй, Улан-Одон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments