Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Category:

Источник гуманизма. Первое десятилетие: 1930-1940 гг. «А теперь вспомним молодость…»

Светоч гуманизма-1, Светоч гуманизма-2, Светоч гуманизма-3, Светоч гуманизма-4, Светоч гуманизма-5, Светоч гуманизма-6,



Воспоминания Галины Васильевны Утюжниковой, учившейся в Агинском педагогическом училище с 1934 по 1937 год, написанные к 50-летнему юбилею родного училища.
Полагаю, что для дальнейшего повествования не обязательно использовать много раз изученные и повторяющиеся друг друга материалы разных исследователей, когда есть конкретные воспоминания участников и очевидцев тех далёких событий, где сохранены живые картины, пульс и дух довоенного десятилетия. Одна из таких авторов Галина Васильевна Утюжникова, написавшая свои воспоминания 26 июля 1979 года. Бесценный материал должен быть сохранён и опубликован слово в слово с оригинала, который папечатан на пишущей машинке второй половины XX века на серых листах бумаги того времени.
1936 год.  Учительницы с ученицами.jpg
15 марта 1936 года. Зугалайская школа. Учительницы с ученицами.

«К пятидесятилетию Агинского педагогического училища.
Не знаю, удастся ли побывать на празднике, посвящённом пятидесятилетию нашего педучилища, поэтому хочу передать сердечный привет всем, кто прибудет на этот праздник, пожелать всем крепкого здоровья, большого человеческого счастья, бодрого настроения.
А теперь вспомним молодость.
Педтехникум. Педучилище. Не ВУЗ, а какую огромную роль оно играло в Забайкалье! Край сплошной неграмотности при царизме стал центром национальной культуры. Во многом этому способствовало педучилище.
Через сорок два года я с благодарностью вспоминаю наших учителей Алсаева Николая Афанасьевича, Хамаганову Марию Тимофеевну, Долгополова Виктора Николаевича, Носырева Прокопия Алексеевича, Баранникову Ольгу Михайловну, Хамаганова Виктора Николаевича, которые сумели дать нам прочные  знания по своим предметам, закалить нас физически и духовно, научили любить Родину, свой народ, научили любить книгу, подготовили нас к тем испытаниям и трудностям, которые пришлось пережить в годы Великой Отечественной войны.
Я не сумела попасть на фронт, но делала всё возможное, и, как кажется теперь, невозможное: по 7-8 уроков в день, работа в колхозе, общественная работа, чтобы приблизить победу над врагом.
Жива в моём сердце светлая память о тех товарищах, которые пали смертью храбрых, защищая Родину от фашистских захватчиков. Среди них мой однокурсник Жалсанов Цыбен, мои двоюродные братья Александр Николаевич и Дмитрий Фёдорович Утюжниковы.
Я училась в педучилище с 1934 по 1937 годы.
Нас было немного: всего по одному курсу. Не было разных отделений для русских и бурятских учащихся. Все мы учились вместе, отдыхали, работали в колхозах. Не было, между нами, ни ссор, ни драк. Спорили по-дружески, не обижая друг друга. Отсев был большой. Многих взяли в Красную Армию, другие поняли, что не смогут работать в школе и вовремя оставили учёбу, но те, кто окончили педучилища, отдали всю свою жизнь школе, любимому делу.  В институте учились заочно.
Проработала в школе 40 лет: 17 в Читинской области и 23 года в школе №11 г. Ангарска. Наград и почётных званий не имею. Вела я русский язык и литературу и всегда вспоминала своего учителя Н. А. Алсаева, которого мы слушали, как заворожённые, а после уроков читали, читали. Сам Николай Афанасьевич много читал и нас научил читать.
У него была особая методика преподавания литературы, без скучных разборов и анализов.
Хамаганова Мария Алексеевна увлекла нас математикой. Заходя в класс, она говорила: «Ну-ка, давайте-ка решимте-ка задачку», и мы решали. Если сразу не получалось, то задача сидела в голове, как гвоздь. Думалось о ней и по дороге домой, и дома, пока не приходило разумное решение.
Я одинаково увлекалась и литературой, и математикой, и долго колебалась, чему из них посвятить свою жизнь.
П. П. Носырев и В. Н. Долгополов вели у нас военное дело.
Считаю, что физическая и патриотическая подготовка была поставлена у нас хорошо. В обстановке того времени мы особенно остро чувствовали необходимость быть патриотами своей Родины не на словах, а на деле.
Понимать и любить природу научила нас Широкова Мария Алексеевна. Её преподавание было живым, интересным и наглядным. Она приносила на уроки живых змей, лягушек и других животных и анатомировала их. Помню, как мы с Петей Архипенко боялись заходить в кабинет биологии без учителя, потому что товарищи делали вид, что бросают на нас лягушек.
В. Н. Хамаганов (за точность инициалов не ручаюсь) учил нас химии.
Не помню сейчас имени и отчества преподавателя рисования, но хорошо помню его первый урок. Придя в класс, он сказал: «Вот вы скажете детям, чтоб нарисовали хфабрику». Так мы его и прозвали «хвабрика». Не потому, что не уважали, а потому что он был молод, но хотел казаться очень серьёзным, но это ему плохо удавалось.
Не помню учителя пения, но помню, что пение велось на бурятском языке, а мы, не знавшие бурятского языка, подбирали свои слова на мотив бурятских песен.
Историю вела Баранникова Ольга Николаевна, которая хорошо знала предмет, но не умела преподнести людям нашего возраста. Позднее, в годы войны, мне пришлось поработать в педучилище со своими бывшими учителями, и я на многое посмотрела другими глазами.
Жизнь студентов
1936 год. Члены профкома.jpgХорошо работал в техникуме профком, на заседаниях которого обсуждали не только проступки студентов, но решались вопросы быта и отдыха.(На фото: 1936 год. Члены профкома училища).
Мы каждую субботу танцевали «до упаду», и всегда с нами были преподаватель Носырев Прокопий Алексеевич.
Душою таких вечером был наш товарищ Архипенко Пётр, который играл на баяне. Он же организовал струнный оркестр и кружок художественной самодеятельности.
На всю жизнь запомнила пьесу Островского в исполнении наших преподавателей. Главную роль в пьесе «Не всё коту масленицы» исполняла Хамаганова Мария Тимофеевна.
Добросовестно выполняли мы и общественные поручения. Я учили неграмотных, помогала в работе с неуспевающими в нашей базовой школе.
Одевались мы просто: носили ситцевые и сатиновые платья, вязаные из простых белых ниток береты, белые резиновые тапочки, зимою – валенки.
После окончания весь наш выпуск возили на экскурсию в Москву.

Поездка в Москву
14. Командировки в Москву на экскурсию, ВДНХ в 30-40 годах были большим событием для преподавателей и студентов.jpgНа средства, полученные от постановок спектаклей и на заработанные в колхозах деньги, после окончания педучилища мы всем курсом ездили на экскурсию в Москву. С нами были преподаватели Алсаев Николай Афанасьевич, Долгополов Виктор Николаевич, молодой учитель бурятского языка Назаров.
В Москве посетили музеи, театры, Третьяковскую галерею, парки культуры и отдыха, достопримечательные места. Меньше всего привлекали нас магазины, хотя деньги у нас были. Поспешили чуть-чуть приодеться. Всё время посвятили тому, что осмотреть сердце нашей Родины – Москву.
После этой поездки особенно трудным было расставание, так мы сдружились. Жили в общежитии пединститута на улице Кропоткина.
Хороша Москва днём, но ещё краше ночью. Однажды мы с Токмаковой Манефой специально отстали от своих и всю ночь пробродили по Москве пешком со студентами пединститута, в котором мы жили.
Очень хотелось учиться дальше, но нам не выдали свидетельств об окончании сразу, а выдали только через год и то не с теми оценками, какие у нас были, так как классных журналов у нас не было, точнее, преподаватели не приносили их в класс, а ставили оценки «за глаза», за знания в целом, хотя спрашивали каждый день. (На снимке: 1937 год. Командировочное удостоверение для поездки на экскурсию в Москву).
После училища
По распределению мы с Леонтьевой Марией поехали работать в Хоринский район БМАССР. Очень дружелюбно и приветливо отнеслись к нам в Министерстве просвещения и в районо. В Улан-Удэ поместили нас в гостинцу, дали нам возможность ознакомиться с городом.
Я работали в начальных классах Додо-Анинской начальной школы. Справлялась со своими обязанностями прекрасно, так как была ненамного старше своих учеников. На переменах и после уроков играла с ними на равных.
Через год осталась работать в Агинском округе. Проработала четыре года в Табтанайской образцовой Министерства просвещения средней школе преподавателем русского языка и литературного чтения. Знаний было мало, но помогали более знающие товарищи – Макаров Арсений Миронович, Шагдаров Батор Шагдарович и завуч школы Базаров. Все дети, кроме местных, жили в общежитиях от своих колхозов, и мы, учителя, расставались с ними только на ночь. Школа работала в одну смену, уроки домашние дети готовили тоже в школе под руководством учителей. В общежитиях работалли воспитателями бесплатно.
Один год проработала в Судунтуйской средней школе. За весь 1942-1943 учебный год дети не съели и ломтя хлеба (муку подмешивали только в арцу), но никто из учащихся не оставил учёбу.
Полтора года работал в Агинской средней школе и полтора года в Агинском педучилище со своими бывшими учителями.
В 1946 году Облоно направило на работу в семилетнюю Оловяннинского района, где, кроме детей военнослужащих, учились воспитанники полков, прошедшие войну, и дети белогвардейцев, которых вывезли из Маньчжурии. Соединение было не из удачных, и девочек (из Маньчжурии были только девочки) увезли в Читу, где они жили в детдоме и учились в женских школах. Так я попала в Читу, где проработала в Женской средней школе №1 пять лет. Конечно, работать было легко.
Иногда приходилось замещать учителей из мужской семилетней школы, и было ясно, что раздельно учить девочек и мальчиков нельзя.
В 1953 году перевелась в Иркутскую область и проработала в Ангарской средней школе №11 последние двадцать три года.
Школа расположена в посёлке Китой, небольшая, все родители знакомы. Китой стал второй родиной.
С 1976 года на пенсии, живу в Иркутске с сыном и его семьёй. Отдельной квартиры за сорок лет так и не заработала, хотя сейчас, по состоянию здоровья, я в ней очень нуждаюсь.
Мой адрес: Иркутск-49, 6-й посёлок ГЭС, дом 2, квартира 25, Утюжниковой Галине Васильевне.
Ещё раз всем большой привет и пожелания всего наилучшего в жизни, а главное – здоровья. Оказывается, очень плохо быть больным. Поэтому пожелаю всем присутствующим беречь себя. Это нам в войну некогда было думать о себе. Страшно вспоминать, что приходилось проводить по 8-10 уроков ежедневно, в выходные работать с детьми в колхозах и учиться заочно в институте.
С приветом – Г. В. Утюжникова.
26 июля 1979 года.




Живой Журнал работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! СПАСИБО – кто сколько может. мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс – 5106 2180 3400 4697 или –

Tags: 1930-е годы, Агинское педагогическое училище, жизнь в СССР, экскурсия в Москву
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment