Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Category:

Писатели Бурят-Монголии. Жамсо Тумунов

#Писатели_Бурят_Монголии

5 февраля 2021 года писателю Жамсо Тумунову 105 лет.

Перед тем, как начать рассказ о Жамсо Тумунове, скажу, что никто не знает о настоящем времени: пока размышляю и пишу, слова и строки остаются в прошлом, сразу за ними начинается будущее, которое тут же, без переходов, становится прошлым. Ничто, никто, нигде не задерживается. Жамсо Тумунов прожил среди своих современников всего 39 лет. Мне иногда кажется, что он был убеждён в том, что жизнь – состояние бессмертное, ибо вся она – история, в которой мы остаёмся навсегда. Там настоящее время.
Не там ли мы ищем примеры, которые подают настоящие люди? Не подавали, а именно подают, то есть их примеры живут всегда. Следовательно, живы и носители таких примеров, ведь они настоящие. Не абстрактно, не в каких-то псевдолитературных выдумках и шаблонах, которыми мучают учащихся всех возрастов, но оживая в бесконечном отсчёте времени, где живут настоящие люди настоящего искусства.

Звёздное небо-2.jpg

Например, художники-импрессионисты задолго до науки поняли тайны человеческого видения и зрения, что, кстати, не одно и то же. В этом месте я хотел бы сказать, что литературная ДНК всегда скрыта в поступках и фактах человека и общества, реальные образы которых в любое время могут оживить и показать талантливые авторы, даже если они пожелают изобразить совсем другую картину. Например, Достоевский всю жизнь пытался убедить (в мировом масштабе!) читателя в какой-то умилённой богоносности русского народа, но талант не позволил ему наврать и показал тёмный и дикий люд, который не верит в бога, но одолеваем бесами.
Дело даже не в таланте или видении авторов, а в том, что вечно только настоящее, там действующее вещество, именно поэтому оно всегда живо. В придуманном, то есть во лжи, действующего вещества нет и не может быть.
Биографию Тумунова писали много раз, она известна читателям, любой желающий всегда может найти и прочитать сведения о нём. В этой биографии нет ничего вдогонку. Там ничего нельзя добавить или убавить, она вся на виду. В обстановке чудовищных инсинуаций и фантастической лжи, когда правда становится для большинства насмешкой, настоящее проявляется более отчётливо и зримо. Надо только видеть и не терять видения. О художниках и Достоевском я упомянул совсем не зря. Жамсо Тумунов оценил бы.

Теперь – о нём…

Никому не в укор, но когда мои современники говорят об орденах Отечественной войны I и II степеней, то считают, что люди получили эти ордена в 1985 году, когда было массовое награждение в честь 40-летия Победы, что, конечно, не умаляет подвигов ветеранов и всего советского народа. Но привкус чего-то не настоящего, эмалированного и обновлённого, всё-таки присутствует…
Жамсо Тумунов умер 12 января 1955 года, через десять с лишним лет после Победы. Естественно, ни одной награды он не мог получить задним числом, тем более – иконостас юбилейных медалей, которые смотрятся чешуёй на парадных мундирах, вызывая смешанные чувства у современников.
Разным был при жизни Жамсо Тумунов. Но более всего характеризуют его фронтовые записи и награды. Вот их короткий перечень и даты получений. Представления были написаны раньше:
12.03.1945 года. Орден Отечественной войны I степени,
09.05.1945 года. Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг»,
09.06.1945 года. Медаль «За взятие Кенигсберга»,
09.06.1945 года. Медаль «За взятие Берлина»,
23.06. 1945 года. Орден Отечественной войны II степени.
Даты конкретные и объяснимые: призванный в армию 2 июня 1941 года, на фронт, в действующую армию, Жамсо Тумунов попал 10 ноября 1944 года. Через два месяца был тяжело ранен, выжил, вылечился, а через три с лишним месяца представлен к награждению одним из самых значимых орденов – Отечественной войны. И сразу – I степени! Вот такие штрихи биографии, отмеченные во фронтовых документах, в частности, в наградном листе, объясняют всю предыдущую и последующую жизнь человека, раскрывая его реальный образ.

Передо мной наградной лист (по нумерациям строк), где уже ничего не исправить, как и в жизни, которая не имеет черновиков:
1. Фамилия, имя, отчество – Тумунов Жамсо Тумунович.
2. Звание – гвардии старший лейтенант.
3. Должность, часть – заместитель командира батальона по политчасти 162 гвардейского стрелкового Краснознамённого полка, 54-й гвардейской, стрелковой, Макеевской, ордена Ленина, Краснознамённой ордена Суворова дивизии.
Представляется к награде – ордену Отечественной войны I степени.
4. Год рождения – 1916.
5. Национальность – бурят-монгол.
6. Партийность – член ВКП (б) с 7.07.1939 г.
7. Участие в гражданской войне, последующих боевых действиях по защите СССР и отечественной войне (где, когда) – в гражданской войне не участвовал. Отечественная – с 10.11.1944 г. 3-й Белорусский фронт.
8. Имеет ли ранения и контузии в отечественной войне – ранен (тяжело) 26.01.1945 г.
9. С какого времени в Красной Армии – с 2.06.1941 г.
10. Каким РВК призван – Агинским РВК Читинской области.
11. Чем ранее награждён, за какие отличия – ранее не награждался.
12. Постоянный домашний адрес представляемого к награждению и адрес его семьи – (прочерк).

I. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг.
26.01.1945 года в бою за населённый пункт Адамсвальде на территории Германии (Восточная Пруссия), в период наступления наших подразделений, после ранения командира батальона, командование батальоном принял на себя, решительной атакой выбил противника из Адамсвальде, прочно закрепил достигнутый рубеж, в течение трёх часов отразил с успехом 4 яростные контратаки противника. Разорвавшимся снарядом был тяжело ранен. Противнику были нанесены потери: 120 человек убитыми, 7 пленных, захвачено 9 станковых пулеметов, 4 пушки.
За самоинициативу, проявленную в бою и умелое командование батальоном, в результате чего противнику были нанесены большие потери и выполнена боевая задача, достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени.

Командир 162 гв. Краснознамённого полка гвардии майор: Артеменко.
Зам. Командира полка по п/части гвардии майор: Сергеев.
10 февраля 1945 года. Печать.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени. Начальник политотдела дивизии, гвардии полковник: Митрофанов.
13 февраля 1945 года. Печать.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени. Командир 54 гв. стр. Макеевской, орд. Ленина, Краснознамённой, орд. Суворова дивизии, гвардии генерал-майор: Данилов.
14 февраля 1945 года. Печать.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени. Начальник политотдела 3 гв. СКК, гвардии полковник: Свирин.
16 февраля 1945 года. Печать.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени. Командир 3 гв. стрел. Краснозн. корпуса, гвардии генерал-майор: Александров.
19 февраля 1945 года. Печать.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени. Начальник политотдела 28 армии, (звание неразличимо): Артемьев.
23 февраля 1945 года. Печать.
Последним поставлен штамп с надписью от руки: Приказом войскам 28 армии № 121 от 12 марта 1945 года награждён орденом Отечественной войны I степени.



Он совершил подвиг, тяжело ранен 26 января 1945 года, находится в госпитале, к награде представлен 10 февраля, представление идёт по инстанциям, награда утверждается приказом 12 марта 1945 года.
Переписав данные наградного листа, я специально показываю долгую и упорную бюрократию армейского делопроизводства, в которой вмещена фиксация действительности из жизни одного из миллионов офицеров Красной Армии. Вместе с тем, инстанции, по которым проходит наградной лист, говорит о значимости и степени награды.
Конечно, в этом наградном листе, как и в любом документе российской бюрократии, есть неточность, которая исправлена во втором наградном, где Жамсо Тумунов был представлен к ордену Отечественной войны II степени. Неточность в указании РВК, откуда он был призван. В первом случае написали – Агинским, во-втором – Улан-Удэнским РВК, что верно.
Согласно сведениям из второго наградного листа, Жамсо Тумунов совершил подвиг 29 апреля 1945 года, представлен к ордену был 31 мая 1945 года, бумаги по инстанциям гуляли до 23 июня 1945 года. Всего за полгода пребывания на фронте – с 10 ноября 1944 года по 9 мая 1945 года – он был тяжело ранен, дважды заменял раненных командиров и дважды был награждён очень значимыми боевыми орденами – Отечественной войны. Две его медали – за взятие. Кенигсберга и Берлина. Третья – за Победу. Ничего не конкретного!

Что же случилось 29 апреля 1945 года?
Вот выписка из второго наградного листа Жамсо Тумунова:
«Тов. Тумунов в боях по ликвидации окружённой группировки немецких войск, окружённых южнее Берлина, умело проводил партийно-воспитательную работу с личным составом, сам в период боёв всё время находился в боевых порядках и на самых ответственных участках, воодушевляя личный состав на выполнение поставленных задач командования, в результате чего батальон на всём этапе боёв имел успех по выполнению поставленных боевых задач.
29 апреля 1945 года в бою за высоту 57,8 тов. Тумунов, лично, находясь в роте при выбытии из строя командира рота, умело организовал отражение вражеской контратаки, удержав с малыми силами со своей стороны, обороняемый рубеж, показав при этом образцы личной отваги и мужества, уничтожив лично 7 немецких солдат.
Достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны II степени». Далее – бумаги отправились в долгое путешествие по инстанциям, а награда была получена в июне 1945 года.

Представляя время и события, в которых жили и участвовали наши предки, при кропотливой работе можно с большой долей реальности, вычленить и показать не только жизнь наших предшественников, но даже один день этой жизни. Я вижу 26 января 1945 года, бой за Адамсвальде, бойцов батальона, политруком которого был Жамсо Тумунов. Наверняка он знал всех своих подчинённых, был знаком со всеми их личными делами, дружил с ними и всю жизнь помнил о них. Скажем, как он мог не знать Алексея Семёновича Шубнякова, который 26 января 1945 года, может быть на его глазах, в бою за Адамсвальде подбил из своей пушки прямой наводкой немецкий танк, а потом и бронетранспортёр за что был награждён орденом Отечественной войны II степени?
Гвардии старший лейтенант Тумунов мог кричать ему в пылу и грохоте боя:
- Справа танк, Шубняков, бей прямой наводкой! Бей, Лёша!
Жамсо Тумунов был мужественным и доверчивым человеком, который уважал каждую личность. Особенно ценил простых людей из народа, каким и был красноармеец, артиллерист, повар Алексей Шубняков. Мне известна его биография, я читал о нём, именно о бое 26 января 1945 года за Адамсвальде.

После войны, работая на министерской должности, поднимая и развивая культуру бурят-монгольского общества, имея возможности пользоваться большими привилегиями, Жамсо Тумунов часто общался с людьми рабочей профессии, заходил в кочегарки и подолгу беседовал с обыкновенными мужиками, благодаря которым страна вышла победителем из страшной войны, потеряв в ней умопомрачительное число своих жителей. Перед глазами автора первого бурят-монгольского романа, писателя, начальника Управления по делам искусств при Совете Министров Бурят-Монгольской АСССР, гвардии капитана Жамсо Тумунова, смертельно задетого войной, вставали жилистые труженики военных невзгод, простые мужики со всех концов России.
Кстати, в Адамсвальде, где был тяжело ранен, Жамсо Тумунов, есть большое кладбище советских воинов. Он мог остаться там со многими своими товарищами. Но выжил, чтобы прожить ещё десять счастливых лет, наполненных неутомимым литературным трудом, который он начал будучи подростком. Сначала старомонгольским письмом, потом латинским, далее и до конца жизни – кириллицей. Азбука менялась по мере его взросления, как и вся Бурят-Монголия.

Когда понятен характер человека, можно рассказать его биографию, которая будет только оттенять уже известные качества. В первом своём повествовании о Жамсо Тумунове я напоминал читателям о том, что «Сложив вместе Талант и Жамсо, мы получаем – океан дара, море способностей. Следующая задача – приумножить. Вы представляете, что это будет?»  Сегодня, с высоты своего времени, мы можем сказать, что Жамсо Тумунов задачу свою выполнил.
Повторю известное: Жамсо Тумунов родился 5 февраля 1916 года в местности Таптанай. Обычно пишут в улусе, хотя на самом деле общее название имеет местность, на которой находится несколько улусов. Кстати, в романе «Степь проснулась» Жамсо Тумунов пишет о нескольких таптанайских улусах. Учёбу, конечно, он начинал дома. Среда, где родился и вырос, была образованной. Его родственники – Пётр Бадмаев и Гомбожаб Цыбиков, выдающиеся бурят-монголы начала и первой четверти ХХ. За любым талантом – скрыта родословная. Просто так ничего в мире не случается. Этот закон в истории ни разу не нарушался. Известно, что с малых лет Жамсо Тумунова воспитывала его бабушка Сэжэ, знавшая множество улигеров, сказаний, историю своего народа.
В 11 лет он поступил в Таптанайскую школу крестьянской молодёжи. Вполне вероятно, что в школу он поступил уже зная грамоту и счёт. После 7 лет учёбы в школе получил направление в Бурятский педагогический институт. Следовательно, с ним занимались домашние, а также он упорно самообразовывался. Лидером был с детства, таланты его раскрывались по мере учёбы. Главная особенность времени: фундаментальное изменение общества, повсеместный порыв и стремление к знаниям. Естественно, Жамсо Тумунов, как и многие его сверстники, был пионером, комсомольцем, активным общественным деятелем. Важно отметить: редактировал и выпускал школьную газету, то есть сам писал, сам выпускал. Как один из первых журналистов Сибири Иван Васильевич Багашёв, если такое сравнение уместно.
В 1934 году, когда ему исполнилось 18 лет, он должен был отправиться на учёбу в педагогический институт, но его направили учителем в Зуткулейскую начальную школу. В национальных школах не хватало учителей, кадры подбирали из активных и талантливых выпускников школ.

Через год, в 1935 году, в его жизни случилось очень интересное событие: его направили заведующим отделом Еравнинского райкома комсомола. Современники должны знать, что в те годы существовала Бурят-Монгольская АССР, куда входили нынешние национальные округа и многие места проживания бурят-монголов, республика была в составе огромного Восточно-Сибирского края. Люди того времени мыслили этими географическими категориями, масштабы и представления у них были совершенно другими нежели сегодня. Национальность писалась как – бурят-монгол, республика называлась Бурят-Монголия. Перечитайте наградной лист Жамсо Тумунова, где написана его национальность: бурят-монгол. Замечу, что многие активные люди первых десятилетий Бурят-Монголии были очень талантливыми и плодовитыми писателями. Каждый из них ощущал свою принадлежность к республике с таким историческим и точным названием, а сами они чувствовали себя частью монгольской истории и культуры, познающими и входящими в русскую культуру.

В Еравнинский район пригласил его Цокто Номтоев, известный впоследствии как писатель, Герой Социалистического Труда. И не одного. Вместе с Жамьяном Балданжабоном. Отправиться, пусть и на редких попутных машинах или телегах, в Еравнинский район, скажем, из Дульдурги, расстояние между которыми 400 километров, для молодых людей того времени никаких трудностей не представляло. Всё зависит от сознания и жизненных целей.
В Еравне 19-летний Жамсо Тумунов работал заведующим отделом пионерской и комсомольской работы. Видимо, он был увлечён своей работой настолько, что был отправлен на семинар в Москву, где встретился с Н. К. Крупской и в беседе с ней обосновал необходимость строительства Дома пионеров в Сосново-Озерске. Дом пионеров в Еравне построили за четыре месяца, руководил работами, конечно, Жамсо Тумунов.
Он всю жизнь учился, изучал культуру и литературу народов России и мира. Эти направления были его основными приоритетами для развития самого себя и просвещения всего бурят-монгольского народа. Нет сомнения, что все молодые и образованные бурят-монголы того времени ставили перед собой именно такую задачу.
В 1937 году Жамсо Тумунов поступил в Улан-Удэнскую коммунистическую сельскохозяйственную школу. И там он редактировал газету школы, был непременным участником художественной самодеятельности.
В 1939 году, в 23 года, он стал членом КПСС и Союза писателей СССР. Основным местом работы стало Бурятское книжное издательство.

В армию его призвали 2 июня 1941 года, за двадцать дней до начала войны. Служил в редакции газеты 17-ой армии.  В периодике и сети можно найти интересный период из биографии Константина Седых, Георгия Маркова и Жамсо Тумунова, когда они вместе работали в редакции армейской газеты. И в это же время каждый из них писал свой роман, который впоследствии стал определяющим в судьбе автора. Жамсо Тумунов – «Степь проснулась», Георгий Марков – «Строговы», Константин Седых – «Отчий край». Дружба этих людей стала пожизненной.
Он продолжал писать на войне. В землянках, может быть, в окопах. «Я теперь от вас далеко, часто во сне вижу тебя и Батора, - сообщал он домой. – Сегодня прошагали 10 км по грязи, сильно устал и так каждый день. Меняются названия сел, городов, которые мы освобождаем. Многие из них фашисты сильно разрушили и надо их за это бить без жалости. Впереди у нас большие дела. В редкие свободные часы пишу, отправил в Буриздательство небольшой сборник … Особым геройством похвастаться не могу, воюю как и все. Постарайся, чтобы Батор рос настоящим человеком. Если судьба будет благосклонна ко мне, я вернусь к вам. Идут жестокие бои. Крепко целую. Сынок, целую тебя в лоб. Твой отец». Вот его строки из госпиталя: «Многих дорогих товарищей я потерял. От 300 осталось нас только 70. В атаке я шел впереди и удивляюсь, как остался жив. Подлечусь и снова пойду в бой…». Ещё одна запись из дневника: «Самый краткий путь домой только через Берлин. Вижу нашу природу. Вот степь Аги, озера Еравны, полноводье Селенги, осенний Байкал». Солдат, поэт Сергей Аракчеев писал в 1945 году о безымянном болоте: «Там не хотели рваться даже мины, и шли ко дну, пуская пузыри, и если б не было за ним Берлина, Мы б ни за что, туда не забрели!» Как схожи мысли настоящих творческих людей...

Творчество довлело над ним, как и над каждым талантливым человеком всё время. Вообще, самый ответственный человек – талантливый человек, художник в большом смысле этого смысла. Несмотря ни на что, он встаёт и каждый день занимается своим делом. Добавим к сказанному, что такой человек – большая редкость в обществе. Но эта редкость, за которым, вольно или невольно, понимая или не понимая его, следуют люди.
Поражает литературная плодовитость фронтового офицера, новизна в прозе. Исследователи подчёркивают, что в бурятской литературе такой прозы ещё не было, что это синтез публицистики и художественной прозы. Это было новое эстетическое качество.
После войны Жамсо Тумунов работал ответственным секретарем правления Союза писателей Бурятии. Четыре года, с 1947 по 1951 год, жил и учился в Высшей партийной школе при ЦК КПСС в Москве. Вернувшись в Улан-Удэ, работал в должности начальника Управления по делам искусств при Совете Министров Бурятской АССР.

Здесь только основные вехи яркой судьбы Жамсо Тумунова, которая закончилась 12 января 1955 года. Он прожил неполных 39 лет. И оставил богатейшее наследие, которое живо и продолжает оказывать сильнейшее влияние на развитие бурят-монгольского народа и в наши дни.
Думаю, что рукописи, военные дневники и, вообще, биография Жамсо Тумунова, как и многих других писателей бурят-монголов ХХ века, ещё не изучены и не написаны в той мере, в какой требуется знать современникам. Это было бы очень полезно школьникам, студентам, взрослым…
Будучи ещё подростком, Жамсо Тумунов писал пьесы «Хилэ дээрэ», «Шоолой», «Шиидхэгдэһэн асуудал», «Мартагдашаүгэй удэрнууд», «Бата Барас хоёр», «Басаган-трактористка». Писатели того времени особо выделили пьесу «Сэсэгма». Тема – борьба бурят-монгольских женщин за свои права. Какие у них были права до советской власти? Кто-нибудь знает о них? Бурят-Монгольский драматический театр поставил пьесу в 1937 году. Через три года, в 1940 году, был издан сборник пьес Жамсо Тумунова. Ему было 24 года!
В 1949 году в Улан-Удэ был опубликован его роман «Степь проснулась», ставший первым бурят-монгольским романом, который перевели на многие языки – русский, чешский, венгерский, словацкий, немецкий, монгольский и другие. Обычно пишут и «другие»? А какие именно? Попробуем найти эти произведения, но уже названных переводов достаточно для того, чтобы сказать – роман стал самым значительным явлением в истории бурят-монгольской литературы. На мой взгляд, произведение до сих пор не оценено в полной мере. Скажу по поводу разных споров на эту тему: в романе всё правильно и достоверно. С нарастанием неравенства и эксплуатации человека человеком вместе с фальшивой героизацией невежественных авантюристов и пройдох, правда жизни и достоверность фактов прошлого будет проявляться всё очевидней и отчётливей.

В 1980-е годы я был свидетелем строительства в родном селе Жамсо Тумунова литературно-краеведческого музея его имени. В 2016 году библиотеке Дульдургинского района присвоено имя первого бурятского романиста Жамсо Тумунова.
Приведу перечень произведений писателя, имеющихся в открытом доступе:
Сухэ Батор: Поэма / Перевод С. Шервинского. — М.; Л.: Детгиз, 1950.
Незабываемые дни. — Улан-Удэ, 1952.
Золотой дождь: Роман / Перевод Инн. Луговского. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1958.
Из произведений военных лет. — Улан-Удэ, 1960.
Степь проснулась/ Авториз. пер. А. Митрофанова и С. Родова. — Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1972.
Утро на Байкале: Стихи. — М.: Мол. гвардия, 1949.

«Благодаря отцу, - писал мне в 2019 году сын писателя Батор Жамсоевич  Тумунов, - я был с детства знаком с такими мэтрами, как Мухтар Ауэзов, Александр Фадеев, Константин Симонов, Александр Твардовский, Георгий Марков…
Мне посчастливилось очень близко знать Сергея Шервинского – переводчика «Илиады и Одиссея». Благодаря этому человеку, поэтические произведения моего отца впервые появились на русском языке и стали известны широкому кругу читателей. Например, поэма «Сухэ Батор».
Став взрослым, я долгие годы поддерживал связь с друзьями своего отца – Сергеем Владимировичем Михалковым, Константином Фёдоровичем Седых, Василием Ивановичем Балябиным и другими известными людьми, а также дружил с Валентином Георгиевичем Распутиным. Эти люди помогали мне в издательском деле. Это были, по-настоящему, большие мастера слова, добрые и отзывчивые люди, готовые в любую минуту оказать поддержку».

Добавлю и повторю: вместе с тем, как будут увеличиваться фейки и симулякры современности, начнёт проявляться интерес людей к настоящему, которое присутствует в истории всегда. Там живёт, работает, смеётся в квартире на улице Шмидта в Улан-Удэ или в квартире в Третьем Неглинном переулке Москвы неутомимый и человечный Жамсо Тумунов вместе со своими друзьями и побратимами. Назову только несколько имён – автор китайского «Интернационала» Эми Сяо, Сергей Шервинский, Наталья Кончаловская и Сергей Михалков, Александр Фадеев, Александр Твардовский, Николай Тихонов, Кайсын Кулиев, Давид Кугультинов, Константин Седых, Георгий Марков и многие другие прозаики и поэты. Иногда к нему заходит из соседнего подъезда земляк, старый революционер и герой гражданской войны Дмитрий Шилов. И ещё не знает, что его именем будет названа улица в Чите, а Жамсо Тумунов даже не предполагает, что построят музей его имени. Многие не знают будущего, больших и странных перемен в жизни, катастрофического изменения сознания большинства населения. Но ведь и мы не знаем, как дальше изменится это сознание… Нам только известно: настоящее всегда будет жить в истории. Надо только его видеть и показывать.
Настоящее время – это история, это Человек со всеми своими человеческими качествами, которые трудно уместить в одном очерке, но они проступают из каждого факта его жизни.

Необходимо добавить, что 15 июля 2021 года исполнится 100 лет супруге Жамсо Тумунова, Ханде Лубсановне Намсараевой. Они были одногодками. Вот краткие сведения о ней из открытых источников:
Ханда Лубсановна Намсараева родилась 15 июля 1916 года. В 1939 году окончила Улан-Удэнский техникум искусств и затем работала (с перерывом с 1948 по 1956 годы) ведущей артисткой хора театра.
До прихода в оперный театр Х.Л. Намсараева была одной из ведущих исполнительниц бурятских народных песен. Как одна из лучших и популярных исполнительниц бурятских народных песен в 1936 году выезжала в Москву в составе большой делегации передовиков сельского хозяйства и творческой интеллигенции, успешно выступала в концертах перед москвичами.
Ханда Намсараева была участницей первой и второй декад бурятского искусства и литературы в Москве, неоднократно награждалась почётными грамотами Президиума Верховного Совета Бурятской АССР, горкома КПСС, исполкомов городского и районного Советов депутатов трудящихся.
За заслуги в развитии бурятского искусства награждена орденом Знак Почёта.

На снимках: наградной лист на орден Отечественной войны I степени (1 стр); Жамсо Тумунов со своим фронтовым товарищем, видимо, в Берлине; роман Жамсо Тумунова; вместе с женой Хандой и сыном Батором.




Ресурс работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! ЧТОБЫ Я РАБОТАЛ ДЛЯ ВАС! Мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс-карта – 5106 2180 3400 4697 (Балдоржиев Цырен-Ханда)

Цифровые варианты моих книг или материалов можно купить у меня: baldorzhieff@yandex.ru или вайбер - 8-924-516-81-19




Tags: #Писатели_Бурят, #Писатели_Бурят_Монголии, #Писатели_Бурятии, Жамсо Тумунов, Степь проснулась, орден Отечественной войны, первый бурятский роман
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments