Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Писатели Бурят-Монголии. Даширабдан Батожабай

#Писатели_Бурят_Монголии

25 августа 2021 года - 100 лет великому Батожабаю!

Отличие авторов, о которых я пишу, от современных в том, что они жили и творили в период зарождения, становления и расцвета Бурят-Монголии, которая обладала громадным потенциалом непрерывно развивающихся талантов во всех сферах человеческой деятельности только в силу своего названия.
Ярчайшая и немеркнущая звезда этого потенциала – Даширабдан Батожабай. Более того, он сам потенциал для развития всего бурят-монгольского народа.
Звёздное небо-2.jpg

О нём известно больше легенд и мифов, гуляющих с давних времён в обществе, чем его подлинная биография, которая ещё не написана, а имеющиеся в разных энциклопедиях сведения о нём не способны, в силу разных обстоятельств, раскрыть его реальный образ, тем более настоящую тему, цели и задачи, поставленные в его произведениях.
Ведь именно тема произведения – главное в жизни любого автора, а национального – особенно.

Более всего образ Батожабая, а с ним – его творчество, темы, мысли, предстают передо мной по мере чтения его произведений в оригинале, а также – по рассказам его друзей и очевидцев, среди которых есть люди, знавшие его с детства, жившие с ним в юности, работавшие с ним в молодые годы и в зрелости, дружившие и беседовавшие с ним.
Мне повезло, что я был знаком с такими людьми, родился и вырос среди них. Это довольно большая и серьёзная среда, в которой известен реальный Батожабай. Каждый из них составил неизменное представление о своём Батожабае, а все вместе они создали живой и правдивый образ, который совершенно не совпадает с легендами и мифами, всплывающими иногда в обществе. В этом образе предстаёт культурный и высонравственный, дружелюбный и общительный человек, мечтающий о справедливости, просвещении и развитии своего народа. Но, как говорится, о каждом боге – свои легенды…

Обобщая, имеющиеся в моём сознании сведения о нём, более того, читая его произведения в оригинале, я могу утверждать, что Даширабдан Батожабай был гениальным художником бурят-монгольского народа, как никто другой, владевший бурят-монгольским языком и понимавший звучание всех его оттенков. Выражу мысль афоризмом: в звуке – суть, а в слове – смысл.
Для того, чтобы родился такой художник, как Батожабай, должны пройти века испытаний, проб и отбора. К сожалению, мы не всегда понимаем с кем живём и общаемся…

Нашему читателю надо объяснять, что слово художник имеет глобальное значение для общества. В английском языке – это человек искусства и культуры вообще, мастер своего дела, в котором сконцентрировано всё лучшее за всю эволюцию вида. Художник может быть: литератором, музыкантом, живописцем, графиком. С исчезновением художника исчезает и вид, который получает направление развития далёкое от достижений и понятий человека. Следовательно, задача художника – работать в любых условиях для развития своей среды.
Именно таким гениальным художником и был Даширабдан Батожабай.

Тема его главного произведения «Похищенное счастье» не может быть принятой и понятной сразу всем обществом, как это всегда бывает с темами больших художников. То, что понятно сразу, не развивает общество, но опускает его до обыкновенного потребительства.
Конечно, мысль Батожабая бурят-монголы будут понимать во все времена, но поколения за поколениями, так сказать, в порядке очереди, в процессе и, главное, по мере цивилизационного развития. В этом достоинство и ценность любого серьёзного произведения.
До некоторых пор в текстах Батожабая виден только сюжет, где великолепные авантюра и интрига, завораживающие читателя, виртуозный и понятный язык, волшебный порядок слов, задевающий все мыслимые струны души любого бурят-монгола.
Но в сюжете проявлен только талант Батожабая. Тема произведения становится всё отчетливей и очевидней со временем. В теме – мудрость Батожабая, его главная мысль, которая должна сделать из тёмной толпы, обманутого и вечно обманываемого населения, настоящий народ, способный обрести счастье, которое не похищено, а плутает. Счастье – понятие обширное, его может обрести свободный от предрассудков и суеверий человек. Таков буквальный перевод названия произведения Батожабая.

О Батожабае вспоминали и писали много, авторы – самые разные люди из самых разных кругов. Все бурят-монголы справедливо считают Батожабая своим. С воспоминаниями некоторых авторов сегодня может ознакомиться каждый. Официальная биография его сконцентрирована в энциклопедиях.
Вкратце она такова.
Даширабдан Одбоевич Батожабай, родился 25 августа 1921 года в селе Догой Агинского аймака Бурят-Монгольской автономной области Дальневосточной Республики, вошедшей позже в состав РСФСР, умер в 1977 году в городе Москве. Бурятский советский прозаик, драматург, член Союза писателей СССР. (Справка: Дальневосточная Республика существовала с 6 апреля 1920 года по 14 ноября 1922 года).
Запомним административно-территориальные деления, существовавшие на период рождения Даширабдана Батожабая. Такое знание необходимо для понимания личности Батожабая, сюжетов и тем его произведений. Дух времени и общества определяют судьбу человека, вмещающиеся только в даты его рождения и смерти, но Батожабай уже вне времени, благодаря потенциалу, который заложил в свои творения.
Переходя в наше время, скажем, что он родился в селе Догой Могойтуйского района Агинского Бурятского округа Забайкальского края. Как и принято писать, в семье скотовода. Учился в Зугалайской семилетней школе, после окончания которой поступил в Улан-Удэнский театрально-музыкальный техникум. Работал актёром Бурят-монгольского драматического театра. До войны успел написать несколько одноактных пьес.

phoca_thumb_l_mlad_leyt.jpgС началом Великой Отечественной войны Батожабая, как и многих других парней его поколения, призвали в армию. Добавлю, что по документам того времени, может быть, и в последующем, он – Даширабдан Батожапов. В общей базе данных и на различных сайтах можно найти его военные данные под этой фамилией. Батожабаем он стал позже, в Литературном институте.
В 1941 году он окончил Новосибирскую краткосрочную лётную школу. Служил пилотом, некоторые биографы пишут штурманом, бомбардировщика дальней авиации. Фронтовые награды, кроме медали «За победу над Германий в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», нигде не указаны. О его военной судьбе есть материалы на разных сайтах. Насколько они достоверны не знаю. Мне более интересна его литературная судьба, которая сказалась и долго будет сказываться на судьбе всего бурят-монгольского народа. Хотя надеюсь, что краеведы найдут и напишут наиболее реальную предвоенную и военную судьбу Даширабдана Батожабая, опираясь на подлинные документальные факты и неизвестные пока нам воспоминания очевидцев.

В официальных источниках утверждается что с 1945 по 1952 год он работал в редакции газеты «Бурят-Монголой Унэн», редактором литературной редакции в радиокомитете Республики, ездил по сёлам Агинского Бурятского национального округа, зарабатывая деньги художественным оформлением учреждений и клубов. Как и многие бурят-монголы своего времени, он был хорошим художником-оформителем.
Естественно, он всё время размышлял, то есть увеличивал объём мировоззрения, фиксировал достижения мысли. Это и означает непрерывный литературный труд, результатом которого становятся тексты изданных или неизданных произведений. Рождённая автором мысль, даже будучи, не оформленной в книжные форматы, уже живёт в суете среды, чем сильнее потенциал мысли, тем дольше она будет жить, влияя на общество. Это очевидно, и Батожабай это понимал задолго до научных открытий, готовясь писать своё главное произведение.

В 1945 году у Батожабая появилась поэма-сказание «Юный богатырь Сэнгэ и его друг Сунды Мэргэн», потом он написал пьесу «Плоды победы». Так он становился признанным драматургом. В послевоенные годы один за другим появились его пьесы; 1948 год – «Животноводы» («Малшад»), 1949 год – «Ошибка Дагбы» («Дагбын алдуу»), 1952 год – «Буду агрономом» («Агроном болохоб»), 1952 год – «Выигрыш» («Шүүбэри»).
Талант требует мастерства, а мастерство непрерывной работы и учёбы. Не мастер делает дело, а дело – мастера. В 1952 году Батожабай поступил в литературный институт имени А. М. Горького. С этого времени начинается плодотворное время его прозы и даже поэзии. Эпическая поэма «Мудрый Сэнгэ» появилась на русском языке в 1954 году, в тот же год он написал одноактную пьесу «Шобдог», а потом – и многоактные пьесы «Огни на реке», «Ход конём».
В Москве в эти годы были изданы его книги: 1954 год – «Бесхвостый чёрт», 1958 год – «Невскрытые конверты». На сцене Бурят-монгольского драматического театра была поставлена пьеса «Огни на реке», затем – комедия «Ход конём».
В процессе непрерывных размышлений рождалась большая проза Батожабая. В 1955 году он написал свою первую повесть «Песня табунщика». Драматург – это особое видение, строго соблюдающее законы жанра.
Повесть Батожабая была замечена кинематографистами. 1957 год в судьбе Батожабая отмечен кинокартиной «Песня табунщика». Сценарий Батожабай написал при содействии К. Б. Минца и Е. М. Помещикова. В 1960 году был снят художественный фильм «Золотой дом» по сценарию– Д. О. Батожабая, В. И. Ежова, Г. Ц. Цыдынжапова.

Работу над своим главным произведением – трилогией «Похищенное счастье» Батожабай начал в 1959 году. Я читал, вернее, изучал, это произведение на бурятском языке с первых его публикаций в журналах «Свет над Байкалом» и «Байкал», внимательно проследил изменения в тексте и убедился, что замысел этой эпопеи зрел и жил в мыслях автора, довлел над ним с давних, может быть, даже с юношеских лет.
Трилогию он написал за шесть лет – с 1959 по 1965 год. Батожабай был очень плодовитым автором, завершающий сюжеты и темы с завидной для многих быстротой. Можно сказать, что он следовал заветам Чингисхана: «Боишься – не делай, делаешь – не бойся, сделал – не сожалей!».
Известны его книги «Где же ты, моя судьба», изданная в Улан-Удэ в 1962 году, роман «Горные орлы», который был издан в Москве уже после смерти автора в 1978 году.
В 1959 году Батожабай был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
В Улан-Удэ на доме, где жил и работал Даширабдан Батожабай можно увидеть мемориальную доску, в 1992 году одна из улиц Советского района города названа его именем, в 1996 году издан сборник «Воспоминания о Батожабае», его имя носит Государственная юношеская библиотека Республики Бурятия. Нет сомнения, что когда-нибудь Батожабаю будет поставлен памятник.

Батожабай-2.jpegНесколько слов о потенциале главного произведения Батожабая, которая заложена автором в оригинал. Потенциал оригинала велик не тем, что громаден, а тем, что таит в себе большую движущую силу, которая должна быть высвобождена. Как показать этот потенциал читателю, который уже не может понимать текст на бурят-монгольском языке, а имеющийся перевод непременно уведёт в далёкие от него политические лабиринты ХХ века?
Возможно ли сделать буквальный перевод, не теряя литературных достоинств? Уже в наши я встречался с намерениями некоторых бурят-монголов сделать такой перевод. Все великие произведения имеют несколько переводов на разные языки, при этом ни одно из них не умаляет другое. Это естественный процесс, говорящий об отсутствии шаблонов и непреходящем интересе к автору и его творениям. Более того, такой процесс говорит о развитом обществе.
Помните момент, когда бездомные и нищие, обездоленные и несчастные, Аламжа и Жалма с детьми собираются покидать тайгу, пешком, неся на себе весь свой скарб? Вот этот отрывок, который я перевёл на русский язык, не отступая от текста:
«…Собираться в пешую дорогу до селения людей начали после полудня. Ближе остальных, конечно, Зугалай. Туда, от места их жилища в лесу, полдня пути на бычьей телеге. Сколько ехать на коне, семья Аламжи не знала. Ведь они ещё не испытали счастья иметь резвого рысака и ездить на нём.
Утварь и одежду разделили на три части. Лёгкие пожитки Аламжи уложил в котёл, связал в круглый узел и поручил жене. Жалма ещё должна была нести на руках малолетнего Балбара. Следующий, меньший, чем первый, тугой узел он приготовил для сына Булата.
Вся остальная утварь и пожитки достались на его долю. Собралась солидная поклажа большого веса, которую нагружают на жилистого яка. Можно, конечно, часть вещей оставить здесь, бросить, но всё время кажется, что они нужны, пригодятся, хотя там ничего ценного нет. Перед подобным выбором, конечно, пребывает не одна семья Аламжи, как правило, такие смятенные чувства испытывают все бурятские семьи, собираясь кочевать на новое место.
Аламжи снял с мускулистой шеи затёртую медную ладанку с глиняным божком, повесил её на выпиравшую жердь шалаша, опустился перед божком на колени и погрузился в молитву. Сколько раз, сколько дней и ночей он молился перед этим маленьким глиняным божком!.. Сделанного давным-давно из глины человечка Наван Чингиз купил когда-то в Богдын хурёо за один рубль. Теперь, перед этим ничтожным глиняным изображением меньше мизинца, подобно слабому младенцу, склонился на коленях, шепча молитвы, сильный и перевитый мускулами, как настоящий барс, Аламжи:
- Направь наши судьбы по верной дороге, направь и не оставь нас…
Жалма, стоя на коленях, повторяет за мужем молитвы и просьбы.
После того, как совершили обряд, первым, возглавив семейную процессию, вышел на дорогу Булат. Радуясь встрече с людьми, он легко устремился вперёд, и ноги его будто не касаются земли. За ним степенно зашагал Аламжи. Водрузив на спину поклажу и взяв на руки малолетнего сына, Жалма ещё раз поклонилась, укрепляя прежние молитвы и просьбы, но оказалось, что Аламжи снял с жерди ладанку. Тем не менее, Жалма, склоняясь до земли, ещё раз прошептала молитву:
- Направь наши судьбы, не оставляй, не оставляй нас, помоги моему мужу победить на предстоящих состязаниях обоо!
С каждым её поклоном нагибался и трясся вместе с ней старый деревянный черпак, выпиравший из поклажи на её спине, и был похож на иссохшую руку нищего, напрасно выпрашивающего подаяние.
Порывистый ветер между тем крепчал и свистел в кронах деревьев. По небу плыли мрачные рваные тучи.
- Торопись, Жалма-аа! – голос Аламжи, разрываемый сильными порывами ветра, гудел и раздавался будто из-под земли.
Губы Жалмы продолжают шептать молитвы. Женщине будто некогда поднять уставшую голову, чёрный ветер треплет и развевает её волосы».

В этом отрывке великая правда и боль, которую всю жизнь носил в своей душе Даширабдан Батожабай, с начала своего осознанного творчества поставивший цель – правда и справедливость, образование и просвещение своей среды, силой данного ему таланта он должен вывести соплеменников из мрака и мракобесия, заложив в текст мысль об освобождении от всяких предрассудков и суеверий.
Заметим, что имена Аламжа и Жалма состоят из одних и тех же букв, они как бы неотделимы друг от друга, составляют один звукоряд. Звучание этих слов уже говорит о таланте и глубоком знании автора возможностей и гибкости, тембров и оттенков родного языка…

Должен заметить, что я много лет изучал главное произведение Батожабая, предварительно ознакомившись с имеющимися суждениями о его текстах только в переводе. Почему-то об оригиналах не говорят. Но моей целью было изучение текста в оригинале. Предложение за предложением. Естественно, в моей голове шёл одновременный перевод на русский язык. Это была большая исследовательская работа, для которой я взял публикации трилогии на бурят-монгольском языке разных годов: альманах «Байгалай толон» 1958 года, книги 1966 и 1985 годов, выпущенные Бурятским государственным книжным издательством.
БТ-3-85.jpgОдновременно с чтением и тщательным исследованием произведения, уже в наше время, я делал компьютерный набор текста. Изучение 1000 страниц книжного текста позволяют сделать серьёзные выводы о самом авторе и потенциале, заложенном им в произведение. К тому же именно во время набора текста, расстановок абзацев, знаков препинания и других, акцентирующих внимание действий, оживают образ самого автора, его литературная «кухня», намерения и работа. Повторю: любое литературное произведения, прежде всего, – это сам автор, его мировоззрение, мироощущение. Правота и правдивость автора определяются временем.
Работа мысли Батожабая проявляется по мере изучения его текста, углубления в сюжет и в тему. Общепринятое шаблонное восприятие литературных произведений при чтении и изучении текстов Батожабая в оригинале исчезают сразу. Все недочёты, связанные с историческими событиями и датами жизнедеятельности прототипов оправданы тем, что трилогия Батожабая – классическое литературное произведение большого исторического масштаба и литературного мастерства, в котором многие события и люди вымышлены и обобщены в описаниях и образах. Любые предположения здесь излишни. Как говорится, надо читать и чувствовать.
Исследование и чтение текстов Батожабая в оригинале позволяет приблизить современника к его истории, взглянуть на себя и свою жизнь сегодня. Персонажи и события трилогии при чтении оригинала оживают вплоть до мельчайших деталей на великолепных картинах, созданных лучшим литературным мастером бурят-монгольского языка, моим земляком и духовным учителем Даширабданом Батожабаем.

На мой взгляд, он был и остаётся драгоценным достоянием бурят-монгольского народа, чтение и изучение трилогии которого необходимо для дальнейшего осмысления своего места в истории, а также развития мировоззрения и мироощущения. Время показывает и ещё долго будет показывать правоту и правдивость каждого его абзаца, ибо главное произведение Даширабдана Батожабая имеет не бытовой, исторический или приключенческий, а сверхбытийный характер и задачу. Ведь именно это произведение оказывало и может оказывать решающее влияние на развитие бурятского народа. Теперь уже в нашем времени.

Батожабай был интеллигентный и очень человечный человек, обладающий сильнейшей мозговой системой и культурой. Такого автора в нашем народе не было и, возможно, ещё долго не будет. Тем более, ситуация в образовательной системе страны, особенно в Байкальском регионе, говорит о ничтожных шансах для серьёзного развития современников. И всё же талантливый человек может родиться в любом месте планеты. Но какая от него польза, если его мысли и темы не работают на среду?

Не пора ли взглянуть на творчество лучших писателей Бурят-Монголии, особенно Даширабдана Батожабая с высоты нашей современности. Не пора ли создать такую ситуацию, при которой чтение и изучение произведений писателей Бурят-Монголии в оригинале станет обязательным для каждого бурят-монгола? При положительном решении этого вопроса на первом месте, естественно, будет главное произведение Даширабдана Батожабая.
Во-первых, прошло достаточно много времени для того, чтобы увидеть в деталях столь большое явление в бурятской литературе, как «Похищенное счастье», а большое, как известно из опыта, видится на расстоянии. Во-вторых, изменились время, социально-политический строй и экономика, а с ними – и читатель. В-третьих – трилогия Даширабдана Батожабая неизменно продолжает волновать сердца и чувства людей, призывая всё время переосмысливать свою жизнь и мировоззрение в поисках подлинного смысла и подлинного счастья. Последние слова, на мой взгляд, тождественны.
Мы обязаны изучать творчество наших предшественников с тем, чтобы решать наши сегодняшние проблемы. Произведения писателей Бурят-Монголии – ступени, фиксирующие наши достижения, и ориентиры, направляющие наше движение. Невозможно представить достижения без ступеней, движение без ориентиров.

Наряду с устоявшимися биографиями писателей, неплохо бы знать и реальные, поскольку бурят-монгольская жизнь имеет много спецефических особенностей, которые также говорят о менталитете и формируют менталитет.
Известно, что Даширабдан Батожабай, как некоторые бурят-монголы его времени, был отдан в дети. Тот, кто читал повесть Батожабая «Рассказы беспокойного Рабдана» знает, что главный герой произведения – сам автор. В этом произведении Батожабай отобразил свою реальную автобиографию, родословную по крови и по отданной линии, а также школу, в которой он учился и своих друзей, то есть он рассказал о самом себе.

Повторюсь, что о нём написано очень много материалов и воспоминаний, жизнь его показана чуть ли не по дням, а по годам уж точно. Есть много забавных и мифических случаев и анекдотов, связанных с его именем, большинство из которых не имеют ничего общего с реальным Батожабаем. Человек, пишущий книги и занимающийся, по большому счёту, просвещением своей среды, может быть, в своей среде, находиться в гуще этой среды, но он никогда не потеряет своего достоинства, ибо он сам – лучшее достояние среды. Уместно ли в нашем случае говорить о том, что дирижёр не только обладает абсолютным музыкальным слухом и управляет оркестром, но чувствует вместе со всеми звуками каждый звук и малейшее изменение звучания? У Батожабая был такой слух: он понимал и чувствовал бурят-монгольский народ как никто другой!

Читатель без труда найдёт подробный каталог его произведений, книги его издавались большими тиражами и, думаю, будут издаваться дальше. Некоторые, недалёкие, бурятские авторы нашего времени писали о нём, как принято в среде таких авторов, бездумно сравнивая с какими-то другими, российскими и зарубежными, величинами. Полагаю, что вообще любое сравнение говорит только об отсутствии или размытости идентичности, неразвитости среды, очень часто сравнение не может быть в пользу какого-любо народа, а иногда оно просто вредно. А потому скажу, что Батожабай не был бурятским Хемингуэем, Экзюпери или кем-либо ещё. Великого человека не сравнивают с другими величинами, это низводит его достоверность и умаляет достоинство его  народа. Боги могут жить среди людей, но никто их не сравнивает.
Даширабдан Батожабай был Даширабданом Батожабаем – гениальным писателем Бурят-Монголии и всего бурят-монгольского народа, для просвещения и развития которого был рождён, жил и продолжает жить в своих текстах, мудро и дальновидно заложив в них колоссальный и неумирающий потенциал правды и справедливости.

Иллюстрации: фотографии Д. Батожабая разных лет; одна из рисунков в журнале "Свет над Байкалом" к трилогии "Потерянное счастье", более известное, как "Похищенное счастье".




Ресурс работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! ЧТОБЫ Я РАБОТАЛ ДЛЯ ВАС! Мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс-карта – 5106 2180 3400 4697 (Балдоржиев Цырен-Ханда)

Цифровые варианты моих книг или материалов можно купить у меня: baldorzhieff@yandex.ru или вайбер - 8-924-516-81-19





Tags: #Писатели_Бурят_Монголии, Даширабдан Батожабай, Похищенное счастье, писатели Бурят-Монголии
Subscribe

  • Розовые варежки

    Раньше был лозунг: «Всем классом на ферму!» А сейчас? «Всем классом в Союз писателей?» У кого и какие достижения? Сколько…

  • Трагедия

    Однажды меня попросили выступить в старшем классе сельской школы. Для меня такие выступления всегда были занятием утомительным и немного постыдным:…

  • Догой. Школа жизни-6

    #Догой Полный текст и фото здесь: Школа жизни-1, Школа жизни-2, Школа жизни-3, Школа жизни-4, Школа жизни-5, Продолжение публикации 2017…

  • Догой. Школа жизни-5

    #Догой Полный текст и фото здесь: Школа жизни-1, Школа жизни-2, Школа жизни-3, Школа жизни-4, Продолжение публикации 2017 года. (Данные на…

  • Догой. Школа жизни-4

    Полный текст и фото здесь: Школа жизни-1, Школа жизни-2, Школа жизни-3, Продолжение публикации 2017 года. (Данные на 2017 год). Публикации…

  • Догой. Школа жизни-3

    #Догой Полный текст и фото здесь: Школа жизни-1, Школа жизни-2, Продолжение публикации 2017 года. (Данные на 2017 год). Публикации строго по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments