Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Из жизни Романа Озонова. Через минное поле...

#Пост_признания

Один только случай может рассказать о человеке всё: традиции его родословной, на которых он вырос и воспитывался, менталитет, характер, прошлое, будущее. В общем, всю судьбу. В тусклой картине вряд ли что-нибудь можно увидеть, но чем необычнее случай, тем ярче картина, высвечивающая человека.
Жизнь Романа Родионовича Озонова вся состоит из таких картин.
Перед тем, как рассказать о нескольких из них, скажем, что за годы Второй мировой войны он был пять раз ранен, два раза контужен, дважды побывал в штрафном батальоне. Вернулся домой живым и прожил много счастливых лет. Матёрый зэк Волков, ходивший в атаки вместе с Озоновым в штрафном батальоне, после страшного боя признался ему: «Я всё время шёл за тобой, ты – фартовый, ни одна пуля тебя не тронула».
Р. Озонов, С. Дугарон, Е. Жигмитов, Кириченко, 246 стрелковый полк.jpg
Слева направо: Р. Озонов, С. Дугарон, Е. Жигмитов, И. Кириченко. 246 гвардейский стрелковый полк. 1943 год.

Роман Озонов ни за кем не шёл, он был первым, люди шли за ним… Изучив его дело, а жизнь его – настоящее дело, я понял, что Роман Озонов по всем законам высшей справедливости должен был стать Героем Советского Союза, может быть, даже не один раз. Но режим никогда не руководствуется высшей справедливостью, напротив, режим опасается такой справедливости, которой следовал Роман Озонов. Кто бы представил и присвоил такое высокое звание майору, в родословной которого были репрессированные, а сам он совершал столь необыкновенные поступки, которые были недоступны пониманию обыкновенных людей, более того – этот храбрый офицер два раза побывал в штрафном батальоне.
Это моё личное мнение, подтверждённое документальными свидетельствами из жизни Романа Родионовича Озонова, которые предоставили мне его родственники и приведены в этом очерке. Это выдержки из книг и писем.

1944 г. Молдавия. Озонов Роман Родионович.jpegБлагодаря только высшей справедливости, которой он следовал всю жизнь, ибо она у него была врождённой, пройдя через ад войны, Озонов остался жив и вернулся домой. Иначе, как объяснить случай, когда во время атаки штрафного батальона, Озонов, шедший впереди под огнём, остался жив, а зэк Волков, следовавший за его спиной, признался в этом и сказал: «Ты – фартовый…» Следующий случай, вообще, необъясним здравым рассудком: «…В ту памятную ночь, я был ранен пулей в голову, - писал Озонову после войны начальник штаба его батальона Ю. Кирцев, - Она была уже на излёте, иначе судьба не подарила бы мне ещё столько жизни. И, помнится, как вы ругались, что не уберегли меня. А ведь на войне невозможно всего предусмотреть. Все эти годы вспоминая нашу службу, а вас – молодым, энергичным, требовательным, опытным комбатом-1, я всегда поражался, как в той суровой обстановке, в которой действовала матушка пехота – «царица полей», вы находили время и для шутки, доброго юмора. И как под селом Григорьевка у Запорожья наш батальон вёл разведку боем, и как вы, сгоряча, пробежали через всё немецкое минное поле…».
Запомнили последнее предложение? Человек, сгоряча, весь в делах и заботах, планируя на ходу предстоящие события, думая о возможных результатах этих событий, пробежал через всё минное поле, успевая командовать батальоном, который вёл не просто бой, а разведку боем. Ему некогда было обращать внимание и отвлекаться на другие явления, ему надо было выполнить только то, что было необходимо. В этом случае – весь Озонов, если я правильно угадал его характер и судьбу.

Надо сказать, что на войну, то есть для того, чтобы попасть в смертельные обстоятельства, быть пять раз раненным, два раза контуженным, два раз побывать в аду штрафных батальонов, пробежать, сгоряча, через минное поле и совершить ещё множество невероятных поступков, за которые полагаются самые высокие награды, не получить их, и, необъяснимым образом, остаться живым и вернуться домой, для всего этого – он семь раз подавал начальству рапорты с просьбой отправить его на фронт.
Познакомимся с его довоенной биографией.

Озоновы происходят из улуса Дархат Эхирит-Булагатского района. В семье было пять братьев и пять сестёр, Роман Озонов был девятым ребёнком. Много детей способны иметь только очень работящие и целеустремлённые люди, обладающие активными умственными способностями. Таковы биологические законы, и так было во все времена. Следовательно, качества и правила, заложенные некогда в родословной Озоновых, распространялись и распространяются на всех потомков. Замечу, что умных и работящих людей всегда меньше остальных, но они выделяются на общем фоне. В некоторых случаях большинство такая заметность не устраивает.
В 1930 году Родион Озонов и его старшие сыновья были арестованы. Сегодня их имена и фамилию можно обнаружить на сайтах «Мемориала», «Бессмертный барак» и других ресурсах народной памяти. Так в «Открытом списке» можно прочитать о Логине Родионовиче Озонове 1901 года рождения, уроженце Дархатского улуса Эхирит-Булагатского аймака Восточно-Сибирского края. Кстати, может ли наш современник представить эти места и столь обширные площади Восточной Сибири вместе с их населением, национальным составом, устоявшимся историческим укладом?
Итак, Логин Озонов – бурят, социальное происхождение – лишенец, образование – низшее, беспартийный, крестьянин-единоличник. Арестован 22 сентября 1930 года, обвинён по ст. 58-10, 11 УК РСФСР. Осужден 31 мая 1932 года. Приговор – 5 лет ИТЛ. Находился в городе Ачинске.
Что же означают эти статьи? 58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст. 58-2 — 58-9), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев. Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении: наказание аналогично статье 58-2. 58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе контрреволюционных преступлений, приравнивается к совершению таковых и преследуется уголовным кодексом по соответствующим статьям.

По такому же шаблону «сшиты» многие дела неграмотных крестьян (какая у них могла быть литература?), срок приговора всегда может меняться в сторону увеличения. Таким образом власть очищает общество и создаёт «нового человека».
На этих же ресурсах можно обнаружить дело Павла Родионовича Озонова 1912 года рождения, обвинённого по такому же шаблону. Несомненно, примерно такие же дела других, сильных, умных и целеустремлённых, жителей Дархата и многих бурятских и русских сёл.

Роман Родионович Озонов родился 25 мая 1918 года. На момент ареста отца и братьев ему шёл тринадцатый год. Ещё несколько лет и он уже будет годен либо для армии, либо для ареста. Что делать? Он уже отмечен. Думай, умная голова. Озоновы – не преступники, ничего плохого людям не сделали и не способны сделать в силу врождённых человеческих качеств. Но они очень умные, целеустремлённые и работящие люди, заметные в обществе. Естественно, такие люди полезны государству. Но кто бы это признал? Скорее, арестуют и упекут в ссылку или на зону. Как быть?
Можно раствориться в массе народа, находясь среди людей постараться быть поближе к отцу и братьям. Так Роман Озонов оказался в Красноярске. Устроился работать в Енисейское речное пароходство. И всё время учился. В 1937 году получил среднее образование и соответствующий документ. В 1938 году поступил на учёбу в Иркутский Горно-металлургический институт, а в следующем, 1939 году, его призвали в армию. В октябре 1939 года был направлен на Дальний Восток. Служил в окружном военном госпитале до войны, с началом которой и написал семь рапортов с просьбой отправить его на фронт. Видимо, там же, в госпитале учился на краткосрочных курсах санинструкторов, где дослужился до звания старшины.
Надо заметить, что на войну ушли четыре брата Озоновых – Павел, Пётр, Максим, Роман. Дело не только в общем военном призыве, а в том, что они – Озоновы со всеми присущими всем Озоновым качествами. Так я думаю, прослеживая их родословную и судьбу Романа Родионовича, а также анализируя случаи из его фронтовой жизни. Они и дают ясные картины.

Комбат-1.jpg

В июле 1941 года Роман Озонов был направлен во Владивосток, там он окончил второе военно-пехотное училище, получил звание лейтенанта, а в феврале 1942 года воевал уже на подступах к Москве. Первый бой принял под Малоярославцем. Воевать начал храбро и бесстрашно. Через месяц в одном из боёв получился тяжёлое ранение в грудь. Мог остаться на поле боя. Но выжил, попал в госпиталь, где лечился три месяца. Много лет спустя рассказывал, что у него была большая потеря крови, жизнь ему спасла донор – русская девушка Надя Канеева, кровь которой ему перелили. Потом, пройдя курсы усовершенствования командного состава, он назначен начальником разведки полка. Как быстро, всего за полгода, произошли изменения в жизни лейтенанта Озонова! В этом месте надо остановиться.
Новоиспеченный по краткосрочному курсу лейтенант воевал всего месяц, был тяжело ранен, а после лечения ему поручили разведку полка? Следовательно, был замечен однополчанами и командирами за какое-то отличное от других поведение, выделявшим его.

Некоторые из случаев, рассказал он после войны, они сохранились в записях и других материалах. Вот один из них: «Из штаба дивизии поступил приказ, чтобы срочно был доставлен «язык». Время для армии складывалось так, что разведка каждый раз из поиска приходила пустой. Я обратился к командованию за разрешением самому доставить «языка», но только лишь с тем условием, чтобы помогали люди из моего же батальона. Я еще подумал, что ночью на успех надеяться нельзя. Ночью гитлеровцы особенно бдительны, и я решил провести разведку средь бела дня. Так мы и сделали. Со мной на «охоту» пошли два опытных здоровенных солдата-сибиряка. Ночью мы проникли в камыши, находившиеся уже в расположении вражеских войск, и замаскировались там. А где-то около полудня двинулись к вражеским траншеям. Днем немцы становились беспечнее, дескать, никто не рискнет в такое время побеспокоить их покой. А мы облюбовали дзот. Подкрались, чтобы внезапным рывком захватить в нём всех тех, кто будет находиться. Словом, ворвались мы в этот дзот, а в там пусто. Поначалу растерялись крепко. Что делать? Солдаты смотрят на меня, я – на них. Говорю: пойдем искать по окопам немцев. Траншеи все извилистые. Идём. И только сворачиваем за поворот, как видим: на ящике двое фрицев играют в карты. Они увидели нас, встревожились. А я вместо того, чтобы крикнуть «Хэнды хох!», как-то по-сибирски прошипел им: «Чш-ш-ш!». В общем, скрутили обоих и доставили через реку в штаб. Немцы опомнились, когда мы уже переправились, сразу всё вокруг загремело и заполыхало от выстрелов».

Бюрократия – везде бюрократия. У Романа Родионовича единственный, сохранившийся, наградной лист на орден Красной Звезды от 27 июля 1943 года. Почему я упоминаю бюрократию? А ответ на запись в строке: с какого времени в Красной Армии – 25 мая 1918 года, не говорит о бюрократии и равнодушии? Ведь записали дату рождения Романа Озонова, А в строке о ранениях записано, что ранений не имеет, хотя известно, что он был ранен в грудь в марте 1942 года. В том же наградном листе написано, что на фронтах он находится с 14 февраля 1942 года. В общем, вся Россия – противоречия и бюрократия.
(В подтверждение этому запись в моей пенсионной книжке: год рождения – 05. 12. 2014, по которому выходит, что мне сейчас 7 лет. Перепутали 1954 с 2014 годом).
Подвиг Романа Озонова в этом наградном листе описан следующим образом: «Капитан Озонов Роман Родионович в период наступательных боев 17 июля 1943 г. по 23 июля 1943 г. проявил себя смелым и бесстрашным командиром. Своим личным примером воодушевлял бойцов на героические подвиги. Сам лично из автомата уничтожил одну пулеметную точку и 7 фрицев. Захватил в плен 11 немцев. В то время, когда рота попала в окружение он правильно организовал прорыв кольца окружения. Благодаря умелым действиям капитана Озонова подразделение имело успех. Рота за день боев продвинулась до 10 км и нанесла большие потери противнику в живой силе и технике.
Достоин правительственной награды орденом «Красная звезда».
27 июля 1943 года. Штамп. Командир 359 сп. Майор (неразборчиво)
Достоин правительственной награды орденом «Красная звезда»
7 августа 1943 года. Штамп. Командир 50 сд. Генерал-майор Лебеденко».
Наградной.jpg
Ещё одно ранение, на этот раз в голову, Роман Озонов получил на реке Северный Донец. Снова госпиталь, лечение, фронт. Участвовал в освобождении Запорожья, в форсировании Днепра, Буга, а также в освобождении Одессы. Потом – 1-й Белорусский фронт, освобождение Польши. При форсировании Вислы был тяжело контужен.
После очередного лечения, его отправили в тыл, старшим преподавателем Омского военно-пехотного училища, куда майор Озонов прибыл с медалью «За оборону Москвы» и орденом Красной звезды на гимнастёрке.

Невероятные случаи его везения и храбрости остались в рассказах однополчан и в его памяти. Сохранились, конечно, не все. Часть из них успели записать его родственники, журналисты, они отражены в письмах его однополчан, зафиксированные из них, наверное, уже можно считать историческими документами.
В этих случаях, где мелькает прозвище «Наш Чапаев» и явлены картины беспримерной отваги и мужества, несомненно, есть награды и звания, на которые по каким-то причинам его не представляли. Мало ли в жизни, особенно в России, причин, когда обходят человека заслуженным вниманием. Вместе с тем, эти случаи отражают всю родословную славных Озоновых. Разве пример одного – не менталитет, присущий большинству сообщества, частью которого он является?
Чапаевым, а иногда и Махно, его прозвали за озорной и весёлый нрав, за бесшабашность. Был случай, когда бойцы, покидая страшное поле боя, отступили и уже побежали назад, тогда майор Озонов решительно вскочил на коня и, под непрерывным огнём врага, помчался вперёд, на линию противника, воодушевляя своих однополчан. И остался жив!

Озонов-1.jpgМного лет Роман Родионович Озонов работал начальником транспортного цеха в посёлке Залари Иркутской области. В местном музее посёлка есть сведения о нём, с ними ознакомили меня родственника Романа Родионовича.
Вот статья Ю. Шумайлова из газеты «Сельская новь» от 7 сентября 1985 года. Называется «Комбат-1». Командиры батальонов полка имели порядковые номера. Значит, Роман Озонов командовал первым батальоном. Автор статьи указывает на «Воспоминания и размышления» маршала Г. К. Жукова, где есть строки: «Первым в Запорожье ворвался батальон, которым командовал гвардии майор Р. Р. Озонов».
Фотография майора Романа Озонова помещена в книге маршала В. И. Чуйкова. Кстати, сколько солдат и офицеров, особенно бурят-фронтовиков, упомянуты в книгах маршалов?

Герой Советского Союза Ш. С. Абрамов с фронтовых лет дружил с Романом Озоновым и писал ему из города Грозного после войны: «Дорогой мой храбрый командир! Вы не можете представить с какой радостью мы читали ваше письмо. Я пишу «мы» потому, что моя жена знает вас – припомните военфельдшера, лейтенанта медицинской службы Клаву Зевкову. Мы сразу достали фото, на котором сняты офицеры нашего штаба и долго вспоминали о судьбах наших товарищей: парторга Кириченко, погибшего в Познани, комсорга Смирнова, убитого при штурме подземной крепости Цитадели, за которую я получил звание Героя Советского Союза. Потом были бои за Кюстрин, Берлин, форсирование Шпрее, где 22 апреля я получил свою шестую пулевую рану».

Родственники Романа Родионовича пишут мне о его фронтовом альбоме и большом количестве писем однополчан. Это означает, что популярность его среди бойцов и командиров была огромной.
Записан также один из рассказов Романа Родионовича Озонова: «Никогда не забуду Днепровский плацдарм и «чижика». Как-то уже после войны в Запорожье в одном из гостиничных номеров сосед по койке спросил: «А не помните ли вы случай, когда «чижика» исполнял один из комбатов полка?» А я и говорю, что, мол история с «чижиком» случилась непосредственно лично со мной. В небольшом домике собрались офицеры штаба. А наш комсорг Смирнов учил меня на рояле играть «чижика»: «Чижик, чижик, где ты был?..» Вдруг в окно нашего домика влетел снаряд и воткнулся под стулом комсорга. Все оцепенели, глядя на торчащий хвост снаряда. У многих, конечно, мысль такая забегала, дескать, все, привет. А я думаю, раз не взорвался, то, значит, и не взорвётся. Приказываю своему офицеру-артиллеристу достать снаряд из пола и распотрошить его. Словом, достали снаряд, высыпали всё его содержимое на улицу, а гильзой от снаряда долгое время пользовались, заваривая в ней крепкий чаек».

Он хорошо помнил, что был представлен командованием полка к орденам Александра Невского и Отечественной войны I степени. Но почему-то так и не получил награды, хотя представления видел своими глазами. В 1970-годах он ездил в архив Министерства обороны, который находится в городе Подольске. Выяснилось, что наградные документы тех событий утеряны безвозвратно. Сотрудники архива были уверены, что на Ингулецком плацдарме никто не мог выжить, сражение там было жесточайшее. Роман Родионович Озонов доказывал сотрудникам архива Министерства обороны, что он живой, собственной персоной стоит перед ними. Но ему говорили, что документы утеряны безвозвратно.
Кстати, Герой Советского Союза Сергей Дмитриевич Романовцев вспоминал об обстановке в те дни: «Операция «Ингулецкий парадокс» проходила в труднейших условиях весенней распутицы. В украинском черноземе тонула не только боевая техника: подвоз боеприпасов и питания солдат превратился в проблему. Очень трудными становились привычные движения человека на войне. Если кому-то случалось потерять сапог в грязи, искать его было бесполезно…»
В книге «У подвига срока нет» есть короткое предложение, которое тоже можно считать документальным фактом: «Есть в этом архиве снимок майора Озонова, совершавшего со своим батальоном чудеса храбрости». Речь идёт о снимке, имеющемся в архиве, который сделал старший сержант С. М. Дугарон, слова которого записала корреспондент Н. Егорова: «Командир батальона гвардии майор Озонов Роман Родионович – особого рода человек. На участках фронта, которые занимал полк, батальон Озонова выполнял самые трудные задания»

Павел Родионович Озонов.jpgВ базах данных, которыми сегодня изобилует интернет, я нашёл сведения о двух братьях Озоновых из четырёх, ушедших на фронты войны. Тот самый Павел Родионович Озонов, 1912 года рождения (во фронтовых документах записано 1913 года рождения), которого арестовали вместе с отцом в сентябре 1930 года и осудили 31 мая 1932 года по статье 58-10,11 на пять лет ИТЛ, был призван на фронт в 1941 году Чебаркульским РВК Челябинской области, воевал в 37 артиллерийском полку 230 стрелковой дивизии, сержант, награждён: медалью «За отвагу», орденами Красной Звезды, Отечественный войны I степени, Славы III степени.
На снимке: Павел Родионович Озонов.

В Книге памяти Иркутской области имеются данные на шестерых Озоновых, из них – 3 Родионовича и 2 – Озоновича. Следовательно, Логин, Пётр, Павел – сыновья Родиона Озоновича Озонова. Есть также Урхан Озонович Озонов, возможно, брат Родиона Озоновича, 1889 года рождения, расстрелян 2 ноября 1937 года.
Сложные судьбы жестокой страны. Но другой нет…

Роман Родионович Озонов много лет работал в сельском хозяйстве, вырастил пятерых детей, дожил до 86 лет. Умер в 2004 году.
Всесильный интернет показывает: Озоновых много. У каждого из них своя судьба, вместе они – пример трудолюбия и порядочности, жизнерадостного оптимизма и стремления к знаниям в любых обстоятельствах, за которыми неизменно следует высшая справедливость.
На мой взгляд, это и доказал всей своей жизнью один из них – Роман Родионович Озонов.

(Материал будет дополняться и уточняться).




Ресурс работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! ЧТОБЫ Я РАБОТАЛ ДЛЯ ВАС! Мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс-карта – 5106 2180 3400 4697 (Балдоржиев Цырен-Ханда)
Bitcoin:
qrk3u0d6q4nh8nsx5glr4dd3rgt85n4jn5e4446kk5


Цифровые варианты моих книг или материалов можно купить у меня: baldorzhieff@yandex.ru или вайбер - 8-924-516-81-19




Tags: #Пост_признания, Дархат, Роман Озонов, братья Озоновы, иркутские буряты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment