Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Category:

Дугаржап Жапхандаев. Хищники уходят в нору (отрывок из повести "Между Алханаем и Ямато")

Дугаржап Жапхандаев бурятский прозаик и поэт. (1921-1999 гг).
Участник войны с Японией. В повести «Между Алханаем и Ямато», Дугаржап Жапхандаев описывает реальные события, свидетелем и участником которых он был.
5 мая 2021 года Дугаржапу Жапхандаеву исполняется 100 лет.

Перевод с бурятского языка Виктора Балдоржиева

* * *

Мы взяли высоту, но в японских окопах никого не оказалось. Будто сквозь землю провалились. И живые, и мертвые. Вот уже полчаса я отдыхаю на вершине, возле кучи наваленных серых камней. Становится жарко. Что-то неясное тревожит мою душу. В который раз прижимаю ухо к щербатой поверхности камня, и мне кажется, что где-то далеко-далеко ровно работает мотор. Звук вибрирует в камнях. Надо позвать Пчелинцева. А вдруг тут все взорвется? Мне становится страшно.
- Пчелинцев, ты где?
- Иду, иду, Нима, - раздается сонный голос друга, видимо, дремавшего где-то рядом. Он подходит ко мне и спрашивает:
- Что случилось?
За ним быстро идет Дошлов, командир нашего отделения.
- Слушайте! – говорю я и прижимаюсь к валуну.
Ребята удивленно смотрят на меня, потом снимают каски и тоже приникают к округлым камням.
- Ну что, слышите? – спрашиваю ребят.
Дошлов затягивает ремешок каски. Раскрасневшийся Пчелинцев смотрит то на меня, то на Дошлова.
- Ничего не пойму! – говорит, наконец,  Дошлов.
- Да ведь под землей мотор работает! - выпаливаю я и выжидательно смотрю на ребят. Поверят ли такой глупости?
- Точно! – вдруг кричит Дошлов.
- Разворочать эти камни что ли? – предлагает Пчелинцев.
- Стой, нельзя. Я пойду, доложу взводному, - говорит Дошлов и убегает.
- Отойдем, вдруг взорвется, - тяну я за рукав Пчелинцева.
- Да эти же камни давно навалены. Что тут может быть? – спокойно говорит мой смелый друг. Ладно, будем ждать, что из всего этого выйдет.
- Все к взводному! -  кричат со всех сторон ребята.

Собираемся у пустых, неглубоких, японских окопов. Отсюда видно далеко: голубая река, наш гарнизон на той стороне, поселки, внизу китайский городок Хутоу, куда нас переправили вчера для того, чтобы прочесать окрестности. Все в голубой и туманной дымке.
Прибежал чернявенький и сильно вспотевший от жары солдатик, быстро протянул взводному сложенную бумагу. Тот  развернул, вчитался, пробормотал: «Ладно…»  и, взволнованный, побежал вниз.
Чернявенький солдатик, связной пулеметной роты, закурил и присел на камень. Его начали расспрашивать о потерях. Парень заговорил, смотря на  соседнюю лысую гору.
- Есть. Вчера такого же связного, как и я, подстрелили у той горы. Он где-то раздобыл синие офицерские галифе, а наши приняли его за японского офицера… Командира нашей роты легко в руку ранило, у саперов четверо убитых… Всюду есть потери. А японцев даже не видать.
И подмигнул нам.
- Ладно, мужики, побегу…

На обрыве оврага, перед густыми кустарниками, показался старший лейтенант Каверзнев и замахал нам рукой. Мы выскочили из неглубоких окопов и побежали вниз, к нему. Бежать вниз, оказывается, намного труднее, чем – вверх. Через некоторое время мы углубились в заросли густых верб. Тут тенисто и прохладно. Здесь собрались все наши – минометчики, пулеметчики, саперы.
Солдат много, расположились с удобством. Боевая операция задумана с большим размахом.
Нам дали время отдохнуть и перекурить. Внезапно возле меня появился  Пчелинцев, начал рыться в туго набитом вещмешке, вытащил котелок.
- Давай свой котелок! Быстрей!
Взволнованный, он умчался в чащу. Подложив под голову вещмешок друга, отдыхаю. Мы же должны были обедать после взятия какого-то ДОТа, или он оказался пустым? Тогда его взорвут саперы, и на этом дело кончится.
- Ложки к бою! – радостно закричал Пчелинцев, выныривая из кустов и неся котелок горячего супа. Мой вещмешок, который он нес в левой руке, был набит патронами, ракетницами и гранатами. Зачем он приволок три патрона от ПТР? Ладно, все пригодится. Видимо, на все раздачи поспел!
- А тут, оказывается, все есть. И сорокапятки, и минометы и пэтээры, - заговорил Пчелинцев после того, как мы опорожнили котелок.
- Я думал, что мы одни тут…
- Нас к пехоте причислили.
- Откуда знаешь?
- Все остальное оружие другим взводам раздали.
- Подъем! – повсюду закричали командиры.
Да, нас переправили из-за того берега не на отдых. Теперь я начинаю понимать, что война это тяжелая работа.

Гуськом, иногда бегом, спешим под раскидистыми ветвями верб навстречу неизвестности. Выходим из кустарников на дорогу, снова видим западный склон «нашей» горы, и я вижу, что здесь мы еще не были. Идем по высокой траве. В низине вдруг командиры закричали:
- Стой! Приготовиться к бою!
Растянувшись в цепь, валимся в траву.
- Ситуация такова: впереди – ДОТ. Будем брать. Сначала ударит артиллерия и минометы, за это время мы должны приблизиться к ДОТу и атаковать его. Мы в поле обстрела только одной амбразуры. Задача ясна? – при последних словах голос взводного дрогнул
- Ясна!
Теперь Дошлов, командир отделения, ставит каждому из нас задачу:
- Пивоваров – ручной пулемет. Чуть чего… его сменяет Пчелинцев. Ракета – у Ларина, его сменяет Дугаров. Пузиков, на тебя большая надежда, ты дальше всех бросаешь гранату. Не забыл?  Остальные – стрелки.
- Приготовиться! – негромко и взволнованно скомандовал взводный, смотря на свои командирские часы.
Мы на самом правом фланге, слева от нас мелькают в траве фигурки наших солдат. Пригнувшись и выставив винтовки, ждем. Вдруг оглушительно загремели противотанковые пушки. Впереди нас взметнулись комья земли и дыма, послышались глухие разрывы. Взводный взмахнул рукой.
- Короткими перебежками, вперед! – отчаянно закричал Дошлов.
Выскочив по одному на страшную, обстреливаемую равнину, мы залегли. Впереди ровно желтеет пшеничное поле, чуть выше, в начале склона горы должен быть ДОТ. Мы  атакуем его бок, значит, мы должны ворваться в ходы сообщения. Но где он? Отсюда не видно. Грохот пушек не смолкает. Теперь начинаю видеть, куда они долбят. Черный дым и черная земля не успевают оседать. Глухо взрываются снаряды.
- Вперед, пока они не начали стрелять! – кричит Дошлов и устремляется к полю, к разрывам наших снарядов. Почему я не вижу ДОТа? А если он из желтого камня и сливается с полем?
- Ложись! Окапывайся! – кричит Дошлов.
Взрывы снарядов все ближе и ближе к нам. Пахнет порохом, дымом, горелой пшеницей. Становится жарко. Над полем плывет черный дым. Теперь заработали минометы. Быстро рою саперной лопаткой небольшое углубление с бруствером. Вдруг взрывы смолкли, стало тихо. Черный дым над полем развеялся и обнажил на склоне горы серый прямоугольник. На нас, почти над самой землей, косо смотрела черная дыра в сером бетоне.
- Взвод! Огонь по амбразуре! – скомандовал где-то сбоку от меня старший лейтенант Каверзнев.
Справа от ДОТа снова загремели противотанковые пушки. Прицелившись, пулю за пулей посылаю в косящую на нас черную амбразуру. С визгом летят мины и взрываются у самого ДОТа. Пивоваров, кажется, где-то рядом со мной. Я почти оглох от грохота его пулемета. В амбразуре прерывисто, двигаясь слева направо, засверкал красный огонек. Вдруг перед самым огоньком взорвалась мина, потом еще и еще. Огонек в амбразуре исчез.
- Взвод! В атаку за мной! – скомандовал наш взводный, поднимаясь во весь рост. Мы тоже бежим за ним и на бегу стреляем в амбразуру. Странно, никто не встречает нас огнем. Мы бежим уже по пшеничному полю.
- Ложись! – командует Дошлов.
Тут земля твердая и каменистая. Но все равно руками и лопаткой быстро нагребаю перед собой бруствер. Справа наши долбят ДОТ из  противотанкового ружья, пулеметов, автоматов и винтовок.
- Ларин – ракетой в ДОТ! Остальным – гранаты в амбразуру. Вперед! – прерывисто командует Дошлов.
Белая ракета, сверкнув и оставляя дымный след, летит в серый прямоугольник. Рванувшись вперед, мы стремительно приблизились к ДОТу. Щербатые серые стены в черной копоти и царапинах. Из амбразуры валит сизый дымок. Туда надо бросить гранату. А если не попаду? Я же покалечу ребят! Вырвав чеку, бросаю гранату в показавшийся ход сообщения. Ганзюк, Пчелинцев и я с ходу забегаем туда, за спиной или под землей, что-то гулко рвется. Мы пробежали по всем ходам, никого нет. Уже не спеша, оглядываемся.
- Ребята, назад! – кричит нам Коровин.
В окопе собрались все наши. ДОТ мы взяли. Говорят, что пришли саперы и будут взрывать. Присев в окопах, ждем. Ухнуло! Показалось, что земля разверзлась под ногами. Слышно, как  падают камни и куски бетона. Коровин побежал по ходу сообщения. Потом раздался его крик:
- Сюда!
Мы побежали и вдруг остановились, как вкопанные, набегая друг на друга. Траншея вдруг оборвалась, перед нами громоздилась и дымилась груда искореженного бетона, железных прутьев. Кажется, в гору есть отсюда ход… Видна железная дверь.
 Теперь понятно, почему на поле была такая твердая и каменистая почва. Она вся была вытащена из горы. Выровняв, японцы на ней посадили пшеницу. А ДОТ охраняет вход в гору. Японцы живут в горе и выходят оттуда по ночам, как волки на охоту! Все хищники на ночь исчезают в норах, а охотятся ночью. Но кто забирался в эти норы? Неисповедимы пути и замыслы врагов…
Справа от нас, высоко в небо, вспыхнули две красные и одна белая ракеты. Выстроившись, мы побежали обратно к темнеющим кустарникам и оврагам, где мелькали силуэты солдат.
Еще не верим, что все кончилось. Кажется, все живы и здоровы. Сидим под вербами, перекуриваем, и каждый  думает о пережитом. Взводный, оглядывает нас, облегченно вздыхает и глубоко затягивается самокруткой… Сейчас в этой горе о чем-то совещаются японцы. Что они замышляют? Мы видели только один вход в гору. А сколько их всего? Может быть, под горой целый город? Надо взять «языка». Но какой из смертника «язык»? Живым ни один из них не сдастся. Иначе, наши бы давно все разузнали об этой горе. Те, кто воевал на западе, говорят, что немецкий «язык» разговорчивый, а японский – кремень.
Солнца не видно, небо затянуло тучами. Влагой не пахнет, значит, дождя не будет. Старший лейтенант Каверзнев, посмотрев на часы, командует:
- Кончай перекур! За мной!
Идем дальше. ДОТ остается позади.
Со всех сторон молчаливо дыбятся горы. Попробуй угадать – в какой из них живут хищники?




Ресурс работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! ЧТОБЫ Я РАБОТАЛ ДЛЯ ВАС! Мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс-карта – 5106 2180 3400 4697 (Балдоржиев Цырен-Ханда)
Bitcoin:
qrk3u0d6q4nh8nsx5glr4dd3rgt85n4jn5e4446kk5


Цифровые варианты моих книг или материалов можно купить у меня: baldorzhieff@yandex.ru или вайбер - 8-924-516-81-19





Tags: Алханай, Дугаржап Жапхандаев, Ямато
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment