Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Category:

Роберт Рупен. Бурятская интеллигенция-2

Окончание. Начало здесь.

Ученые и просветители

В той или иной степени, но все из уже упомянутых деятелей бурятской интеллигенции - Очиров, Богданов, Жамцарано, Доржиев и Бадмаев - были вовлечены в научную или просветительскую деятельность так же, как и в политику. Двумя другими видными бурятскими учеными, которые играли незначительную политическую роль, были Гомбожаб Цыбиков (1873-1930) и Бадзар Барадин (1878-1937). И их имена завершают этот список политически влиятельной бурятской интеллигенции XX века. Но прежде чем перейти к анализу научного вклада этих людей и выявить соотношение их научной и политической деятельности, два предвестника более позднего бурятского «возрождения» заслуживают нашего внимания: Доржи Банзаров (1822 - 1895) (28) и Галсан Гомбоев (1822 - 1863) (29).
Звёзды.jpg

Д. Банзаров известен как «первый бурятский ученый», и Ученый Комитет Бурят-Монгольской Автономной Советской Социалистической Республики назван в его честь. Гомбоев был ламой. Оба получили образование в Казани; в местной гимназии Банзаров изучал латинский, французский, английский и турецкий языки, а также русский. (Казань в середине XIX столетия была культурным, а также политическим форпостом России в Азии и важным центром востоковедения). Докторская диссертация Банзарова в Казанском университете была посвящена изучению шаманизма среди монголов и стала первым научным исследованием этою вопроса в мире; она была переиздана в 1891 г. и до сих пор остается ценной работой (30). Лама Гомбоев преподавал монгольский язык в Санкт-Петербургском университете с 1855 по 1863 п. и перевел на монгольский язык многие русские сочинения, включая «Основы христианского учения».
Справедливо утверждение, что бурятская интеллигенция появилась уже после Банзарова и Гомбоева и существует и поныне, но как влиятельная группа, имевшая политическое значение за пределами Бурят-Moнголии. существовала, главным образом. в период с 1900 по 1930 гг. Вернемся теперь к этой группе представителей бурятской интеллигенции XX столетия. Как Цыбиков, так и Барадин были, главным образом, учеными, оба много писали о монгольском языке и внесли значительный вклад в Тибетские, а также монгольские исследования Цыбиков выучился русскому языку в приходском училище и в 1893г стал первым бурятом, окончившем русскую гимназию в Чите. После недолгого занятия медициной в Томске он уезжает в Ургу, а затем, с 1895 по 1899 г., учится на факультете восточных языков в Санкт-Петербургском университете. Потом при содействии Русского Географического общества Цыбиков совершает экспедицию в Лхасу (31), после ко юрой он становится преподавателем монгольского языка в Восточном институте во Владивостоке. Находясь здесь большую часть своей оставшейся жизни, Цыбиков уже не играл заметой роли в последующем развитии политических событий в Бурятии, но в продолжение всей своей деятельности он подчеркивал важность единого монгольскою литературною языка для всех монгольских народов (32), а такой взгляд являлся одним из проявлений пан-монголизма.
Барадин был самым близким другом Жамцарано; они родились в одном и том же районе (Aгa) и вместе оказались в Санкт-Петербургском университете в 1902 г.; оба читали лекции по монгольскому языку в университете в 1908 г. и позднее. Они совершили немало совместных путешествий с целью научного исследования своей родины. В то время как Жамцарано в 1920-е гг. возглавлял Ученый комитет Монгольской Народной Республики, Барадин в то же время возглавлял Ученый Комитет Бурят-Монгольской АССР. Научные интересы Жамцарано были больше связаны с собиранием монгольского фольклора - эпической поэзии монгольских народов, в то время как Барадин уделял больше внимания лингвистке (особенно вопросу латинизации бурятского алфавита), а также тибетским и ламаистским исследованиям.
Научная деятельность Жамцарано и Барадина (а также, менее значительная, Ринчино) в значительной степени финансировалась и поддерживалась от начала до конца Русским комитетом для изучения Средней и Восточной Азии (33). Комитет в течение четырех лет финансировал изучение Барадиным тибетского языка, направил Жамцарано в Бурят-Moнголию.
Внешнюю, Внутреннюю Монголию (через Пекин), а Барадина Тибет, а также в Пекин. Как Жамцарано, так и Барадин регулярно путешествовали между Санкт-Петербургом и Забайкальем. Комитет также принимал меры к изданию их работ. поддерживаемый правительственными субсидиями, Комитет рал очень важную роль в развитии русского востоковедения особенно в период с 1902 по 1917 гг. В его работе принимали участие выдающиеся ориенталисты и известные деятели, интересовавшиеся азиатскими делами: Радлов, Ольденбург, Веселовский, Бартольд, Котвич, Клеменц, Залеман, Руднев, Коросто-вец и князь Ухтомский. Ведущие университетские профессора и члены Академии Наук организовывали через этот Комитет научные исследования, путешествия и публикации выдающихся бурятских ученых наряду с работами тех ученых, которые занимались изучением Средней Азии и других областей востоковедения.
Научная деятельность бурятской интеллигенции имела определенные политические обертоны. Акцент на изучение монгольского языка, литературы и истории, а также на буддийские исследования, естественно, вел к росту национального сознания и усиливал гордость за свою принадлежность к этой талантливой и одаренной группе. Бурятские лидеры подчеркивали важность образования и были весьма активны в этом вопросе - они сами, во всяком случае многие из них, были учителями, занимавшимися обучением и по своему опыту сознававшими необходимость распространения грамотности среди своего народа. Они рассматривали латинизацию монгольского шрифта важным мероприятием, потому что она делала почерк более гибким и легким для учебы.
Но одновременно с этим акцентом на свое монгольское наследие, буряты стремились получить западное образование. Они видели свою цель в универсальном образовании своей молодежи как на монгольском, так и на русском языках. И многие из их публикаций были переводами на монгольский язык выдающихся произведений западных авторов, европейских и американских, а также русских (34). С одной стороны, они представляли на обозрение подробные ламаистские исследования и восстанавливали старые тибетские и монгольские манускрипты, а с другой, они писали книги по географии (на монгольском языке), содержавшие современные концепции, которые разрушали буддийскую космогонию (35). Монгольский фольклор и западная наука были у них представлены пот и одновременно.
Эрудиция и научная подготовка этой группы бурятской интеллигенции были, по большей части, высокого порядка, их научная деятельность останется неизменной данью как себе, так и дореволюционной школе русских востоковедов, которые обучали их.

Судьба бурятской интеллигенции

Проследим их судьбу в том порядке, в котором они были упомянуты в этой статье. Очиров трагически погиб в 1914 г, Богданов был убит белогвардейцами в 1919 г.; Жамцарано был арестован в Ленинграде в 1937 г. и о нем не было больше известий; Ринчино был расстрелян в Москве в 1937 г. (он был казнен в июле 1938 г. - прим. пер.); Батухан, арестованный в Ленинграде в 1937 г., был сослан в Ухтинский концентрационный лагерь; Сампилон был убит в Бурят-Монголии в 1937 г.; Доржиев был арестован в Ленинграде в 1937 г. и позднее умер в тюрьме в Бурят-Монголии; Бадмаев умер в 1919 г. (как уже говорилось выше, он умер в Петрограде в июле 1920 года. - прим пер.); Цыбиков умер в 1930 г.; Барадин был расстрелян в 1937 г Таким образом, никто из этой группы не пережил ежовщины советских чисток 1937 г.
Прежде чем они были убиты или отправлены в концентрационные лагеря, Жамцарано, Ринчино, Батухан, Сампилон и Доржиев оказались в опале в одно и то же время. Жамцарано был вынужден уехать в Ленинград в 1932 г. и до своего ареста работал там в Академии Наук. Ринчино вынужден был покинуть Монголию в 1928 г. и с этого времени до своей гибели работал в Научно-исследовательской ассоциации национально-колониальных проблем. Батухан, бывший министр просвещения в Монгольской Народной Республике, до своего ареста преподавал монгольский язык в Ленинградском институте восточных языков. Сампилон был вынужден в 1929 г. покинуть свой пост министра экономики и торговли Монгольской Народной Республики и уехать в Бурят-Монголию. Доржиев в те годы перед своим арестом жил в буддийском храме в окрестностях Ленинграда.
В большинстве случаев обвинениями, по которым бурятские лидеры были арестованы, сосланы и казнены, были, по-видимому, «буржуазный национализм» и «пан-монголизм». Конечно, есть доля правды в таких обвинениях, если эти обвинения считать преступными. Рассматривая их судьбу с несоветской точки зрения, можно сказать, что независимый образ мыслей и искренняя преданность своему народу стали главной причиной их падения, когда новое поколение, ставшее более угодливым орудием коммунистического управления, было готово заменить их.

Заключение

1. Главным, если не решающим элементом в развитии политического сознания бурятской, интеллигенции была политика царского угнетения, которая стало вызывать серьезную опасность около 1900 г. ввиду обоюдоострой атаки на бурятское традиционное землевладение: когда русские и украинские крестьяне переселялись на земли, бывшие прежде во владении и распоряжении бурят, и старой племенной системе общинного землевладения был нанесен ущерб установлением индивидуальной земельной собственности.
2. Привязанность бурят к общинной форме землевладения имела своим результатом их симпатию к «социализму», и бурятские лидеры проявили тенденцию связывать себя с политическими партиями России, которые боролись за эту форму экономики и управления.
3. Буряты реагировали на царское угнетение подчеркиванием отличительных особенностей своей культуры и образа жизни: своего фольклора, своего языка, своей религии и своей истории.
4. Когда царское утешение усилилось, буряты стали искать поддержки и выхода из этого положения за пределами России, и пан-монголизм стал стремительно расти в качестве притягательной цели; сепаратизм и пан-монголизм развивались одновременно
5. Хотя буряты энергично сопротивлялись политике русификации, они в то же время не могли не воспринять характерные особенности русской культуры, как составной части процесса «вестернизации» (европеизации), и куда бы они ни направлялись, они всюду распространяли русскую культуру и посредством этого содействовали русскому «империализму» в Азии.
6. Они продолжали играть эту роль русских агентов и после большевистской революции 1917 г.; они работали во имя создания сильной и более независимой Монголии, в то время как коммунисты «использовали» их в своих интересах.
7. Сталинизм означал новый акцент на конформизм и усиление централизованного контроля из Москвы; бурятская интеллигенция 1920-х гг. была слишком независимой и кроме того «буржуазной», чтобы остаться у власти под таким режимом. С тех пор, как эта интеллигенция перестала быть заметной независимой силой, большевикам не составило труда сломить и уничтожить ее.
8. Научные достижения бурятских ученых остаются памятником как им, так и их русским учителям-наставникам. Западные специалисты постоянно обращаются к книгам и статьям бурятских ученых, и современные ориенталисты в советской зоне также пользуются их трудами. Таким образом, научное наследие бурятских ученых пережило их.
9. Благодаря духовной связи с Россией и русскому воспитанию, относительно небольшая группа бурятской интеллигенции сумела создать в начале XX столетия наиболее прогрессивное туземное руководство в Центральной Азии. Большая часть бурятских интеллигентов были «либералами» и «людьми доброй воли», которые, без сомнения, были бы истинными демократами, если бы они имели для этого шанс. Репрессивная политика царизма вызвала с их стороны мощную интеллектуальную и политическую активность во имя национальной самозащиты, коммунистическая политика подавления инакомыслия убила их. Они могли бы составить достойную часть демократической России - но демократической России нет, и судьба бурятской интеллигенции является частью этой большой трагедии нашего времени.

Примечания

1. Архинчеев, в журнале «Жизнь национальностей», 1923. (Статья И Архинчеева «Бурят-Монгольская автономная область», на которую ссылается Р. Рупен, была опубликована в 1-й книге журнала «Жизнь национальностей» за 1923 г. Вышеприведенная цитата на стр.131 - прим. пер.).
Важными источниками информации для этой статьи явились значительные работы Н. Н. Поппе, опубликованные в журнале «Вестник института по изучению истории и культуры СССР» (журнал издается в Мюнхене, где находится этот институт. - прим. пер.): Монгольская Народная Республика. 1954. № 11. С. 7-24; Положение буддийской церкви в СССР. 1954. № 12. С. 35-46; Монголоведение в СССР. 1955. №14. С. 25-43, и относящиеся к данной теме статьи о различных деятелях в Энциклопедическом словаре, Сибирской советской энциклопедии и Большой советской энциклопедии (1-е изд.). Две следующие статьи оказались недоступными для меня: Галсан Цэренов (Михаил Богданов). Рост бурятской интеллигенции // Сибирь. 1914. № 31; Козьмин Н. Туземная интеллигенция Сибири // Сибирская живая старина. 1923.
Значительная часть исследовательской работы, на которую опирается эта статья, была выполнена автором в то время, когда он работал в Русском исследовательском центре при Гарвардском университете (1954-1955 гг.). Профессор Вашингтонского университета Поппе познакомил меня со значительной информацией, которая документирована не иначе как здесь, в этом центре. Тем не менее любые фактические ошибки или неверная интерпретация фактов лежат, конечно, на совести автора.
2. Монголы проживают, главным образом, во Внутренней Монголии (включая район Барги в Маньчжурии), составной части Китая, где живет менее чем два миллиона монголов; во Внешней Монголии, номинально независимой, но сильно советизированной Монгольской Народной Республике - немногим менее одного миллиона монголов; в Бурят-Монгольской Автономной Советской Социалистической Республике - менее чем 300 000 бурят; кроме того, возможно около 100 000 ойратов проживают в Синьцзяне. 150 000 калмыков, живших До войны в европейской части России, были рассеяны по стране и многие из них убиты; Калмыцкая АССР была ликвидирована 27 декабря 1943 г. из-за голословного обвинения калмыцкого населения в сотрудничестве с немецкими захватчиками. Более 500 калмыцких беженцев живут сейчас в Филадельфии и в общинах в соседнем штате Нью-Джерси.
3. Буряты Гарма Санжеев и С. Д. Дылыков оба пространно пишут о монгольской лингвистике и истории: смотри статью Н. Поппе «Монголоведение в СССР» и письмо Г. Санжеева в Harvard Journal of Asiatic Studies (Июнь 1955 № 18. С. 239-244), С. Дылыков написал новую книгу «Демократическое движение монгольского народа в Китae». M., 1953, которая была рецензирована Р. Рупеном на страницах журнала «Far Eastern Quarterly» (Август 1955. № 14. С. 599-602).
4. Жамцарано Ц. О правосознании бурят. (К предстоящим общим реформам.) // Сибирские вопросы: период, сб. СПб., 1906. №2 С. 184.
5. Аламжи Мэрген (Э. Ринчино): Бато-Далай Очиров // Сибирский торгово-промышленный ежегодник за 1914-1915 гг. С. 340-349.
6. Введение к Декларации партии, которая поддерживает идею, что подданные Российской империи должны иметь своим главой императора, хотя свобода и вольность необходимы им.
7. Труды агинской экспедиции. Материалы по исследованию Агинской степи Забайкальской области, произведенному в 1908 г Читинским отделением Императорского Русского Географического общества. Чита, 1911.
8. Что касается биографии М. Н. Богданова, то смотри введение к книге «Очерки истории бурят-монгольского народа» (прим. 11), написанное Н. Козьминым. Библиография, состоящая из 48 статей, опубликованных с 1904 по 1918 гг., появилась в публикации П. Хороших «Научно-литературное наследство М. Н. Богданова» вместе с библиографией, включающей 12 статей о нем: Статьи и заметки о М. Н. Богданове. Обе эти библиографии были опубликованы в журнале «Бурятиеведение». Верхнеудинск, 1926. № 2. Недоступной оказалась для меня статья П. Данбинова (Солбонэ Туя). Биография М. Н. Богданова // Голос Бурят-Монголии. 1920. (Здесь Р. Рупен допускает неточность: правильное название этой газеты «Голос бурят-монгола». - прим, пер)
9. Жамцарано Ц. О правосознании бурят // Сибирские вопросы СПб., 1906. № 2. С. 184. Отрывок из статьи Жамцарано, который цитирует Рупен, расположен на с. 171, а не 184, как ошибочно указано в статье. - прим. пер.
10. Обычно использовал псевдонимы «Б. М.», «М. Братский» или «Галсан Цэренов»; большинство политических статей Богданова (как большинство статей Жамцарано) появилось в журналах «Сибирь и «Сибирские вопросы». Практически все эти статьи были опубликованы в 1905-1915 гг.
11. Очерки истории бурят-монгольского народа. Верхнеудинск. 1926.
12. Биография Жамцарано, которую я подготовил, почти готова публикации. Смотри также: Вальтер Коларц. Народы Советского Дальнего Востока. Лондон, 1954. С. 139-149; Рупен. Советский исторический роман о Монголии // Far Eastern Quarterly. Август 1955. № 14 С. 553-557; Жамцарано (Библиография) // Harvard Journal of Asiatic Studies. 1956. № 19.
13. Что касается деталей этою периода, то смотри: Рупен. Монгольский национализм. 1900-1919 п. (рукопись). Вашингтонский университет, 1954. 399 с.
14. Ринчино Э.-Д. Бурят-монголы Восточной Сибири // Жизнь национальностей. 1921. 28 мая и 11 июня.
15. Полный текст на русском языке имеется в статье А. Калашникова «У истоков Монгольской революции» // Хозяйство Монголии. 1928. Май - июнь (№ 10. С. 65-68), а также (хотя здесь Жамцарано не упоминается как автор) в книге X. Чойбалсана «Краткий очерк истории Монгольской народной революции» / Пер. с монг. М., 1952. С. 41-43.
16. Третий съезд Монгольской народной партии. Урга, пер. Ф. Эттри (неизданная рукопись). Все ссылки на выступления делегатов на III съезде партии и I Великом Хурале 1924 г. взяты из рукописи Ф. Эттри, хранящейся в Гуверовской библиотеке Станфордского университета.
17. Иши-Доржи. Die heuting Mongolei. Культурное строительство в Монголии // Остойропа. 1929. С. 408-409; О Иши-Доржи смотри статью С. Вольфа: Монгольские делегации в Западной Европе // Журнал Королевского Среднеазиатского общества. 1946, янв. С. 80, 86-87, 91.
18. Ринчино. К вопросу о национальном самоопределении Монголии в связи с задачами китайской революции // Революционный Восток. 1927. № 2. С. 65-78. В целом вся структура пан-монголизма была подвергнута острой критике в ответе Ринчино, написанном другим бурятом Жамбалоном: «Как не следует ставить вопрос о национальном самоопределении Монголии». (По поводу статьи тов. Ринчино) // Революционный Восток 1928. № 3. С. 235-240.
19. Важным источником информации об ном выдающемся бурятском деятеле является статья Л. Б-на (Берлин Л.) «Хамбо Агван Доржиев». (К борьбе Тибета за независимость) // Новый Восток. 1923 № 3. С. 139-156. Смотри также работы Н. Поппе (прим. 1) и книгу И. Коростовца «От Чингис-хана до советской республики». Берлин 1926. С. 207-210.
20. Поистине поразительный крик возмущения охватил русскую столицу при этой вести: буддийский храм в христианском городе! Но благодаря влиятельным университетским друзьям Доржиева и решительной поддержке князя Э. Ухтомского эту временную истерию уда. лось преодолеть и храм был построен. Когда позднее, в 1930-е гг Доржиев был выслан коммунистами в Ленинград, он большую часть времени проводил в этом храме. Относительно этого храма и другщ аспектов буддизма в России смотри статью В. А. Ункрига «Aus den letzten Jahrzehate des Lamaismus in Russland» // Zeitschrift fur Buddhismus und verwandte Gebiete. 1926. № 7. P. 135-151.
21. Вся эта история закончилась позорно, когда китайский гapнизон в Кяхте захватил семеновскую «бригаду» в январе 1920 г. Нэй-сэ-гэгэн и 12 армейских командиров были немедленно расстреляны китайцами, а 200 остальных пленных были отправлены в Ургу на принудительные работы. Бурятские интеллигенты, подобно Ринчино и Жамцарано, не принимали никакого участия в движении Нэйсэ-гэгэ-на. См. статью А. Калашникова «У истоков Монгольской революции» и указ. соч. И. Коростовца, с. 294-295; статью анонимного автора «К событиям в Монголии» // Русское обозрение. Пекин, 1921. № 1-2.
22. Walter Heissig. Das Gelbe Vorfeld: Die Mobilisiezung der chinesishen Aussenlander. Berlin, 1941; Paul V. Hyer. Japaner und Lamapriester // Zeitschrift fur Geopolitik. 1954. XXV. P. 474-479; Hyer Ламаистский буддизм и японская политика в Монголии (неопубликованная диссертация). Калифорнийский университет, Беркли, 1953.
23. Когда Жамцарано путешествовал по Внутренней Монголии в 1909 и 1910 гг., местные монголы принимали его за русского: «Русский, который прекрасно говорит по-монгольски; на прекрасной лошади с прекрасным седлом европейского изготовления... и он проявлял повышенный интерес ко всему, что касалось культа Чингис-хана» - Письмо автору от преподобного отца Антуана Мостэрта.
24. И. Майский писал: «...Монголы признавали культурное превосходство бурят и знали, что они не могут обойтись без них, но они не любили бурят, считая их предателями исторического наследия монгольской расы, которые попали под власть чужеземных влияний. Возможно и даже вероятно, что в своей неприязни к бурятам монгольская ламаистская церковь проповедовала плохо скрываемую ненависть к отношению к ним, инстинктивно чувствуя, что европейская культура, проводниками которой были буряты, несли с собой величайшую опасность их coбcтвенному господству» // Современная Монголия. Иркутск, 1921. С. 94 Профессор Поппе из своего личного опыта подтверждает сильную апатию халхасцев к бурятам.
25. Что касается Бадмаева, смотри кинигу В. П. Семенникова «За кулисами царизма» // Архив тибетского врача Бадмаева. Л.. 1925; Романов Б. А. Россия в Маньчжурии (1892 - 1906 гг.) / Пер. с русск. С В. Джонс. Ann Arbor. 1952. P. 46; Коросювец И. Я. Указ. соч. С 1Н6. Мартин Килкойн из Вашингтонского университета просил меня обрати i ь внимание на примечания, касающиеся Бадмаева, в книге Рене Фулоп-Миллера «Распутин; Святой черт». Нью-Йорк, 1928. С. 125-129; и библиографию писем и докладных записок П. А. Бадмаева, с. 376-377.
26. Жам-царано Шаранд Ц. (Жамцарано). О том, как развивалось самосознание и правосознание сибирских инородцев-бурят // Право. 1905. № 48-49.
27. Коростовец И. Я. Указ. соч. С. 158: «Как руководителя моей газеты я упомяну бурят Жамцарано, образованного и работоспособного человека, который лучше всех понимает душу монголов». На с. 244 Коростовец заявляет: «Я не мот обойтись без бурят, поскольку они в течение долю! о времени были посредниками между нами и монголами».
28 Значительная литература о Банзарове включает следующие публикации: Савельев Г С. О жизни и трудах Доржи Банзарова. СПб., 1855. С. 38; Кудрявцев Ф. А. Первый бурятский ученый Д. Банзаров (1822-1855 гг.) // История бурят-монгольского народа. М.; Л.. 1940. С. 232-240; Петров Л. А. Доржи Банзаров - первый бурятский ученый // Исторический журнал. 1944. № 10-11, Хадалов П. И. Бурятский ученый Доржи Банзаров М., 1952. С. 24.
29. Относительно Г. Гомбоева смотри статью П. П. Хороших Бурятский ученый Галсан Гомбоев» // Бурят неведение. 1927. № 3-4.
30. Черная вера, или шаманство у монголов и другие статьи Д. Банзарова / Ред. Г Н Потанин. СПб.. 1891. С. 129 Предисловие, написанное Потаниным включает список сочинений Банзарова (15 статей).
31.  В 1918 г.   Г Цыбиков опубликовал превосходный отчет об этом путешествии, снабдив его прекрасными и редкими фотографиями. Предисловие включаем автобиографический очерк, из которого автор почерпнул мною информации. Цыбиков Г. Ц. Буддист-паломник v святынь Тибет (по дневникам, веденным в 1899 – 1902 гг. ). Петроград, 1918. С. 472.
32 С'м. его cтaтью «Монгольская письменность как орудие наци, опальной культуры». Верхнеудинск, 1928. С. 17.
33. Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом acпектах, ею серийные публикации (издания) включаю! Протоколы и Известия (на русском языке) и Бюллетень (на французском языке).
34. Жамцарано перевел на монгольский язык произведения Толстого, Роберта Льюиса Стивенсона, Жюль Верна, Джека Лондона и др.
35. Жамцарано Ц. Описание происхождения и быта дархатов, урянхайцев озера Хубсугул, дербетов, хотонов, баитов, ойратов. Улан-Батор, 1934. С. 216. Жамцарано также опубликовал книгу по географии (на мон. языке) в 1926 г. В. Ункриг замечает: «Относительно распространения современных астрономических знаний среди монголов, Жамцарано сделал первый опыт в этом отношении через публикацию иллюстрированной книги по географии. Почти половина этой книги, около 100 страниц, как я помню... имела дело с необыкновенными астрономическими явлениями». Unkrig W. A. Das Programm des Gelechrtcn Comites des Mongolischen Volksrepublik // M.S.OS. 1929. XXXII. P. 93.





Tags: Бурятская интеллигенция, Монголы ХХ века, Роберт Рупен
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments