Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Categories:

Место под солнцем. Прославляя родной край-1. (Обновляемый материал)

#Место_под_солнцем Дульдургинский район: история и современность
С давних времён Дульдургинская земля известна видными личностями, жизнь которых посвящена благородному служению людям, родному краю и стране. Причём во многих сферах человеческой жизнедеятельности: в религии, искусстве, образовании, здравоохранении, культуре, экономики, науке… Биографии этих личностей бытуют в народе, с изменением политического режима появились на страницах периодики, книг, сайтов.
Все вместе они формировали и продолжают формировать общественную мысль, стереотип поведения и менталитет населения, которые сказываются на развитии всего района.


Писатели, родившиеся на Дульдургинской земле, не только прославили родной край, но и всю Бурят-Монголию, заложив основы литературы и её жанров. Литература Аги начинается с уроженца Чиндалея Жамьяна Балданжабона, первый бурятский роман – с Жамсо Тумунова, который родился в Таптанае.
Кстати, первая повесть о бурятском солдате, участвующем в сражениях конца Второй мировой войны на Дальнем Востоке, принадлежит перу Дугаржапа Жапхандаева, который родился в Алханае. Вероятно, это пока единственное произведение такого рода в литературе вообще.
Расскажем о некоторых писателях Дульдургинского района.

Балданжабон Жамьян Балданович
Родился в улусе Хуартай близ села Чиндалей 14 марта 1909 года, умер 6 марта 1967 года в посёлке Агинское.
Бурятский прозаик, поэт, один из основоположников бурятской литературы член Союза писателей СССР с 1934 года, педагог, общественный деятель. Активный участник ликвидации неграмотности. Первое стихотворение Жамьяна Балданжабона «К школьникам» было опубликовано в газете «Залуу малчин» в 1925 году. Автору было 16 лет.
Тема творчества – индустриализация, обороноспособность страны, воспитание нового человека. В 1933–1937 сотрудник газеты «Бурят-Монгольская правда», работал в других изданиях. Первый из забайкальских авторов – член Союза Писателей СССР, членский билет за подписью М. Горького. В 1935 году принимал участие в 1-й краевой конференции писателей Восточной Сибири. С 1939 в органах народного образования. Крупный методист бурятского языка и литературы. Участник войны с Японией 1945. Автор прозаических произведений, песен и стихов о родном крае. Произведениям свойственны искренность, простота повествования, народный разговорный колорит, тонкий лиризм. Первые сборники стихотворений и пьес, проникнутые темой коллективизации и борьбы с кулачеством, изданы в Верхнеудинске: «Будь готов» (1931) и «Весенний призыв» (1933). Поэма «Путь Батора» посвящена герою конфликта на КВЖД агинцу Д. Дылгырову, именем которого назван один из колхозов Агинского Бурятского округа.
После возвращения на жительство в Агинское в 1939 году Жамьян Балданжабон занимался педагогической деятельностью, выступил как соавтор ряда учебников и учебных пособий по бурятскому языку и литературе. В 1947 организовал литературное объединение. Одно из лучших произведений – повесть «Беркут» (Улан-Удэ, 1957) в прозаической форме, народным языком, рассказывает о легендарном народном герое, скотоводе Аригун Бубэе. В романе «Голубые сопки» (Иркутск, 1964) запечатлен образ современного бурята-скотовода, который предстает как рачительный хозяин, хранитель народной мудрости и многовекового опыта, в ярких художественных образах выражены мировоззрение и менталитет этнических групп Восточного Забайкалья. В 2006 роман переиздан в Улан-Удэ в 1-м томе серии «Антология бурятского романа» (составители Б. А. Гармажапов, ред. Д. М.Дондукова).
Из детских книг Жамьяна Балданжабона наибольшую популярность завоевала приключенческая повесть «Тайны Алханая» (Улан-Удэ, 1955).
В 1960-е Жамьян Балданжабон один из основателей Агинского краеведческого музея им. Г. Цыбикова и его первый директор. Принимал активное участие в работе Агинского музея В. И. Ленина. Награжден орденом «Знак Почета» (1959).

Об уроженцах района, первом бурятском романисте Жамсо Тумуновиче Тумунове (1916-1955), докторе педагогических наук Жигмит Тумуновиче Тумунове (1921-2015) известно широкому кругу читателей, материалы о них имеются в книге «Звёзды Алханая», изданном также к 80-летию района. В Бурятии и Агинском Бурятском округе известна также Дарима Тумуновна Тумунова, которая также относится к славной плеяде Тумуновых.

Тумунова Дарима Тумуновна
Родилась 15 февраля 1919 года в селе Таптанай Забайкальской области, умерла 28 апреля 1994 года в городе Улан-Удэ.
Педагог, заслуженный учитель школы БурАССР (1960), заслуженный учитель школы РСФСР (1972). Окончила Улан-Удэнское педагогическое училище (1942) и Бурят-Монгольский педагогический институт (1946). Работала в Улан-Удэнском педагогическом училище № 1 преподавателем бурятского языка (1946–1080). Автор и соавтор учебников и пособий по бурятскому языку.
Азбуку старомонгольского языка, автором которой является Дарима Тумуновна переиздали в 2019 году.

Жапхандаев Дугаржап Жапхандаевич
Родился 5 мая 1921 года в селе Алханай, умер в 1999 году в посёлке Агинское.
Бурятский поэт, прозаик, журналист. Первые литературные опыты относятся к довоенным годам. Участник Великой Отечественной войны. Лучшие поэтические произведения вошли в сборник «Звонкая мелодия» (Улан-Удэ, 1967). Его поэзии свойственна гражданственность, стихи воспевают человека труда, красоту родной природы. Особым колоритом и нравственностью содержания отличаются его новеллы, которые собраны в его книге «Алханай — шамбала моей души» (Чита, 1999), изданной после смерти автора в переводе В. Б. Балдоржиева. В ней автор глазами ребенка показал мир сородичей, живших в разные годы у отрогов Алханая. Повесть «Между Алханаем и Ямато», также переведенная и изданная Виктором Балдоржиевым, возможно, одна из редких книг, где простой солдат, бурят по национальности, рассказывает о конце Второй мировой войны на Дальнем Востоке.
Всё творчество писателя пронизано любовью к месту своего рождения и родному району.

Намжилов Чимит-Рэгзэн Намжилович
Родился в местности Тарбагатай, Дульдургинского района, недалеко от села Узон в 1925 году, умер в 1990 году.
Поэт-песенник, журналист, переводчик, член Союза писателей СССР. Окончил Бур. педагогический институт. С 1949 – литературный сотрудник газеты «Бурят Унэн», затем редактор журн. «Байкал». Основные темы творчества – любовь к Родине, матери, своему народу, воспевание всеобщего братства. В поэме «Сердце матери», посвященной событиям в России конца XIX века, использовал народные песенные мотивы.
Изучение творчества Чимит-Рэгзэна Намжилова показывает, что он был настоящим народным поэтом, остро чувствующим душу и чаяния простого человека. Рождённый недалеко от Узона, он всегда стремился к своим землякам, к родной природе, которые вдохновляли его на творчествою

Батомункуев Цыден Батомункуевич
Родился 10 февраля 1927 года в селе Эбэр-Алханай, умер 25 мая 2004 в селе Дульдурга.
Журналист, писатель, член СЖ СССР. В 1944 призвался в ряды Красной Армии, служил в звании старшины 67-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии забайкальского фронта. После демобилизации – на партийной и комсомольской работе. В 1956 году направлен на учебу в Иркутскую высшую партийную школу. Инициатор открытия и первый корреспондент Дульдургинского районного радиовещания. С 1969 года заместитель редактора газеты «Агинская правда», с 1970 – редактор газеты «Ононская заря» Ононского района. С 1981 года - первый редактор Дульдургинской газеты «Ленинец». Автор книги «Юность древнего обряда» – краткой энциклопедии народных обычаев и гражданских обрядов населения Аги; документальной повести «Огненные тропы» (1984, совместно с В. Б. Балдоржиевым); сборника очерков «Багровый закат», награждён правительственными и ведомственными наградами.

Среди деятелей культуры и искусства наиболее известен Жапхандаев Майдари Хайдапович, хорошо знакомый жителям района из материалов о нём на разных информационных ресурсах и в периодике. Очерк о Майдари  Хайдаповиче Жапхандаеве опубликован в книге «Звёзды Алханая».
Образ его в памяти многих и многих людей Агинского Бурятского округа, Забайкальского края,, Республики Бурятии. Вот отрывок из воспоминаний Виктора Балдоржиева, раскрывающий образ настоящего артиста.
«Зимой 1981 года в одном из ресторанов города Читы, я наблюдал отчаянный спор двух пожилых бурят, явно колхозников, с администраторшей и официанткой ресторана и возникшим по этому поводу в зале милицейским патрулём. Я чувствовал, что пора вмешаться. Конечно, пожилые степняки в разгорающейся перепалке правы. Их естественное недоумение не вызывало в этом сомнения.
Но из-за неумения или отсутствия коммуникабельности, а также нехватки русских слов, чем обычно и пользуются наглецы, они уже были готовы согласиться или откупиться от персонала и милиционеров, когда между противниками соткался, будто из воздуха, необычайно художественный и колоритный образ чрезвычайно интересного манерой общения человека.
Элегантный, стройный, красивый, с выразительными и тонкими чертами лица, холёными чёрными усами, в безукоризненном чёрном костюме, в белейшей рубашке при строгом галстуке и лакированных ботинках, убедительным и властным тембром обволакивающего баритона, человек немедленно вызывал у окружающих оторопь и почтение. Взлетали и блестели запонки, зажим галстука, перстень, веяло приятным мужским парфюмом.
Ресторан вместе с клиентами мгновенно изменился, стали ярче и сочнее краски, лица, возникла неповторимая атмосфера благородства, в котором звучал властный и убедительный, вместе с тем чарующий, голос никогда не виданного нами типажа.
Он будто возник из другого, свободного и яркого, мира, где должно легко дышаться всем присутствующим и отдельному человеку.
Пожилые колхозники приободрились и приосанились, администраторша, официантка и два здоровенных милиционеры преданно ели глазами артиста, стоя уже навытяжку и сложив руки по швам. Мастер их отчитывал короткими и хлёсткими фразами. Он делал резкие жесты, грозно вращал и сверлил глазами, удивлённо вскидывал и тут же угрожающе опускал брови, в неподражаемой правоте поворачивал голову, рассматривая, как бы сверху, присмиревших собеседников на предмет их возможной участи в дальнейшем.
Потом человек милостиво отпустил милиционеров и понурый персонал, попутно сделав заказ и усаживаясь за стол. После чего, став совершенно обаятельным и добрейшим земляком и сородичем, на чистейшем бурятском языке обратился к растерянным пожилым колхозникам, которых, видимо, пытались крупно обсчитать в ресторане.
Они сели, разговаривая на бурятском, за стол. Раздались и стихли аплодисменты, ресторан снова зажил своей обычной суетой, но что-то неуловимо изменилось в этой суете, будто каждый увидел другим себя и мир.
- Земляк! Знаю, ты работаешь в Дульдурге. Я оттуда родом. Садись за наш стол. Говорить будем. – Позвал, улыбаясь, художник меня, наблюдавшего эту красочную и живую картину за соседним столом.
А когда нас стало четверо бурят, человек оглядел всех и сказал, изысканно поднимая бокал с вином, очень простые и запоминающиеся слова:
- Никогда и ни перед кем не надо унижаться. Уважайте достоинство себя и окружающих, друзья. Достоинство есть у всех!
Так я познакомился и подружился с великим артистом, организатором и создателем Майдари Жапхандаевым.
Тогда мы не знали слова шоу…"

Цырендашиев Гарма Анандаевич
Родился в 1945 году, умер в 2010 году.
Писатель, общественный деятель. Член Союза журналистов СССР, России, заслуженный работник культуры РФ, внёс огромный вклад в развитие журналистики и телевидения на территории Агинского Бурятского округа. Один из инициаторов создания районной газеты «Ленинец», при его непосредственном руководстве проходило становление телерадиокомпании Агинского Бурятского округа. В память о Гарме Цырендашиеве учреждены две премии для журналистов, пишущих на бурятском языке, и для режиссёров, участвующих в окружном конкурсе «Театральная весна».
Гарма Цырендашиев вошёл в историю Агинского Бурятского округа и Забайкальского края как человек высоких принципов и идеалов, труженик и патриот. Всю свою жизнь он посвятил родному округу и своему любимому делу – журналистике, где главным для него была публицистика.
Он был рождён одинокой и немой колхозницей, статной красавицей из Таптаная Лхамой Дамдинжаповой. В двухлетнем возрасте отдан в дети семье Цырендаши Анандаева и Бальжинимы Цырендоржиевой из Зуткулея. В школу он пошёл в Зуткулее, семилетку закончил в Токчине. Есть его прекрасный рассказа «Первая ёлка», раскрывающая послевоенную эпоху, дух времени бурят-монголов второй половины ХХ века.
Талантлив он был генетически, что проявилось уже в его детские годы. Естественно, он участвовал в кружках, его отправляли на слёты, выступления, один раз – в Краснодар, родину молодогвардейцев. Работал он начал сразу после окончания школы. Очень скоро стал председателем сельского Совета. Позднее написал об этом периоде повесть. Повесть о сельском Совета может написать только очень одарённый человек! Запомним это…
Его увлекала работа с людьми. С массами и лично с человеком. В этом проявлялась ещё одна сторона его таланта. Конечно, его пригласили на партийную работу, перевели в аппарат Агинского окружного комитета партии, потом направили в Дульдургинский РК КПСС. В родном района он работал восемь плодотворных лет. За это время появилась своя редакция газеты, типография. Период его работы в районе – подъём культуры и искусства района. Переезд в Агинское – новое звучание радиовещания и появление телерадиокомпании в округе, выход на канал России!
Вся жизнь Гармы Анандаевича Цырендашиева – непрерывное творчество. Каждый, кто был знаком с этим удивительным и человечным человеком, отметит народность его творчества, где каждое слово понятно и близко любому бурят-монголу, независимо от уровня образования и менталитета.
О нём есть воспоминания кандидата географических наук Шираб-Нимбу Санжаевича Дашидондокова, много лет дружившего и работавшего с Гармой Анандаевичем Цырендашиевым в аппарате Дульдургинского РК КПСС.

"Именно таким и был этот замечательный человек – жизнерадостным, цельным, верным своему призванию, своему незаурядному таланту, своим убеждениям, своей любви к Родине, к своему народу, жизни. И я уверен, с этой характеристикой моего друга и соратника согласятся все, кто знал Цырендашиева, трудился с ним, слышал его передачи, читал рассказы, которые и сейчас читают во многих селах нашего округа.
С Гармой Цырендашиевым мы познакомились в семидесятых годах теперь уже прошлого века. Молодой партийный работник, жаждущий перемен в культурной жизни Дульдургинского района, именно здесь он начал свою трудовую карьеру по партийной линии – работал заведующим районным отделом культуры. К этому времени за его плечами уже были годы работы в колхозе «Родина» Дульдургинского района, служба в армии, проходившая в Московском военном округе на подмосковном аэродроме Кубинка, в 24 года он стал председателем Зуткулейского сельского Совета.
Чуть позднее судьба нас свела в Хабаровске, когда мы учились в Высшей партийной школе, по окончании которой,  мы долгие годы вместе работали сначала в Дульдургинском райкоме партии, позднее в Агинском окрисполкоме и Агинском районном комитете народного контроля. Я безмерно был рад его назначению на должность председателя Агинского окружного радиовещания и сумевшего на этой должности за короткое время создать Агинскую телерадиовещательную компанию - первое местное телевидение. Где бы он ни работал, какие проекты не реализовывал бы, он никогда не расставался с журналистикой и прозой. Все его произведения - простые, незамысловатые, не претендующие на «философское осмысление мира», они в то же время буквально притягивают внимание сотен читателей хрустальной чистотой чувств, глубиной и красотой образов, мудростью мыслей, заключенной в каждом слове, в каждой строке. В прозе Цырендашиева - его судьба. Он родился 1 сентября 1945 года в селе Табтанай в семье колхозницы Дамдинжаповой Лхамы. В двухлетнем возрасте его усыновила зуткулейская семья Анандаева Цырендаши и Цырендоржиевой Бальжинимы. В Зуткулее пошел в первый класс, закончил токчинскую семилетнюю школу, в которой за хорошую учебу и примерное поведение был делегирован в школьную поездку в Краснодон, на родину героев - молодогвардейцев.
Без вступительных экзаменов вместе с алханайцем Майдари Жапхандаевым был зачислен в Ленинградский институт театра, кино и музыки, но по семейным обстоятельствам учиться не пришлось. Писать он начал рано, впервые его заметки были опубликованы в окружной газете «Агинская правда» и всесоюзной газете «Пионерская правда», когда он учился в пятом классе. Он много читал, сотрудничал со многими средствами массовой информации Агинского округа и республики Бурятия. В школьные годы серьезно стал пробовать свои силы в прозе, тогда родились повесть «Намарай хара hалхин», рассказы «Балдан санха», «Хурьга туу», «Дошын дэргэдэ», которые позднее будут опубликованы в журнале «Байгал». Он автор песни «Талаан намдаа юроогыш», которая с успехом была исполнена на Кремлевской сцене в Москве в Дни культуры Агинского округа, проходивших в 1967 году. Песню исполнил Георгий Метелев. Его пьеса «Хорон харгы» по мотивам романа Ч. Айтматова «Плаха» нашли широкий отклик у земляков. Эти произведения были инсценированы в спектаклях Зуткулейского, Догойского народного театров и удостоены звания лауреата на окружном смотре театральных коллективов. За очерк «Буянтай булэ» стал лауреатом республиканской газеты «Буряад Унэн», а в 1999 году за серию рассказов – лауреатом Всебурятского еженедельника «Толон».
Гарма Анандаевич автор cборников рассказов «Джуля», «Рассказы», романов «Намынхид», «Суубэн шоно», сборника воспоминаний «Звезда над степью». Гарма Цырендашиев умер зимой 2010 года, и сегодня вспоминая его, вполне вероятно, что кто-то из читателей этой статьи заметит мою добрую предвзятость и к нему, и к его писательской работе. Скажу одно, эта предвзятость оправдана годами нашей дружбы. Я немного старше его, но мы оба – люди одного времени. И герои его произведений – это я, мои коллеги, моя жизнь и моя эпоха.
Мы – земляки, сыновья Аги. Мы выросли в одной степи, лакомились зелеными весенними побегами мангира и луковицами, пахнущими земным холодом саранок. Мы смотрели в одни и те же облака.  Мы – коллеги и я знаю, каким он был на работе. Он любил и умел работать, этого же требовал от своих подчиненных. Лучший тракторист, лучший член агитбригады, член Союза журналистов СССР, а позднее России, в 2002 году ему присвоили звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации». Он ушел от нас в самом расцвете творческих сил. Сегодня можно только предполагать, сколько хороших дел, сколько прекрасных и мудрых книг мог создать, написать этот талантливый человек. Идут годы. Но не гаснет любовь земляков к своему журналисту, прозаику, патриоту родной земли.
Дульдурга и Ага, все, кто был знаком и дружен с Гармой Цырендашиевым, чтят и помнят его. Слово его по-прежнему крепко и живёт в сердцах почитателей, а дела продолжаются…"

Замечательный рассказ Гармы Цырендашиева «Первая ёлка» в переводе Виктора Балдоржиева, впрочем, как и все его рассказы этой серии, наиболее ёмко и правдиво раскрывает послевоенное время в Дульдургинском районе. Можно сказать, что в этом рассказе сохранены самые сокровенные и тёплые моменты истории района.

Гарма Цырендашиев

Первая ёлка

Когда-то недалеко от Зуткулея, на тёплом солнечном склоне сопки Хушун-Узур, была начальная школа. Мимо деревянных домов, теряясь в сопках и березняках, пробегала дорога в соседний Табтанай, Дульдургу. Теперь на том месте вы не увидите ни одного дома, всё заросло травой и бурьяном. Только оседающие год за годом основания из каменных плит и остатки кирпичных печей выглядывают из травы, напоминая о былой жизни. А на вершине сопки издалека видна сияющая под голубым небом буддийская ступа, поставленная по просьбе зуткулейских стариков и старух.
 Как давно это было! 1952 год. Мы, самые маленькие, учимся в подготовительном классе-половинке[1]. И вдруг новости: «Ребята, приближается Новый год! А на Новый год всегда ставят и наряжают красивую ёлку, на эту ёлку приходит добрый дедушка. Он уже идёт к нам от Северного Ледовитого океана, одетый в меховую шубу и огромные валенки, у него густая белая борода, большой красный нос, пышная белая шапка, а в руках он держит толстую суковатую палку», - рассказывает нам учительница.
А мне, маленькому мальчику, впервые жившему в селе со своими сверстниками, выросшему, как и они, с папой, мамой, бабушкой, чабанившими в степи, весёлые приготовление к Новому году кажутся невиданной сказкой.
Школьники постарше деловито делают маски зайцев, лис и волков из бумаги и картона. Мы восторженно смотрим на них и, только услышав строгое: «Принеси, отнеси», - гурьбой носимся туда-сюда.
А заведующая интернатом, курносая и рыжеватая женщина, запретила нам мастерить маски и костюмы. Наверное, она думала, что малыши разбросают по полу обрывки бумаги и измажут постели мучным клеем.
Но вот и наступил долгожданный праздник. В коридоре школы стоит ослепительная ёлка, сияющая всеми красками, разукрашенная невиданными игрушками! Учителя велят нам взяться за руки и водят вокруг блестящей и пахнущей морозом ёлки. Наступая друг дружке на ноги, вытаращив глазёнки, немного испуганные, мы плывём в хороводе, и голова у каждого из нас идёт кругом.
Недалеко, прислонившись спиной к печи, стоит строгий учитель Мункэдон. Вдруг он недовольно говорит: «Почему это половинки не поют?» Учительница наша вздрогнула и слабым голоском затянула: «Шуур-шуур дутай, шубуун шэнги далитай, СэСэСэрэй самолёт. Свистящие звуки, крылья, как у птицы. СССэровский самолёт». Молодая, она только начала работать в школе, и у неё были такие же трудности, как и у нас. Мы нестройно бормочем и мурлыкаем вслед за ней.
Я любуюсь ёлкой. Ведь это моя первая ёлка. О, каких только красивых игрушек не бывает. Если бы у меня были такие, я бы ни одну не измарал, играл бы ими бережно и редко, а хранил бы в самом надёжном месте. Я бы их заворачивал в шелка, как моя бабушка бережёт длинные божественные книги у божницы.
Вдруг поднялся шум, и все закричали: «Дед Мороз! Дед Мороз!» Тотчас явился Дед Мороз с мешком за плечом, огромный точь-в-точь такой, каким описывала его наша учительница. Только шуба на нём оказалась не меховой, а ватной и крытой красной материей.
Коридор заполнен гомонящими детьми и учителями. А Дед Мороз громким голосом рассказывает: «Долго я шёл к вам от Северного Ледовитого океана, выехал я на санях, потом летел на самолёте, целых пять суток ехал на поезде, переходил через большие снежные горы, садился в машины, шёл пешком, а с вашей Белой Сопки добрался до вас на коне». Сказав эти слова, он с громким стуком сбросил на пол свой мешок.
Мы восторженно смотрим на него, а он постукивает палкой и ходит вокруг ёлки, поглаживает бороду, то новости удивительные рассказывает, то песни поёт. Приблизившись к нам, самым маленьким, он ласково спрашивает: «Как тебя зовут? Чей будешь?» И вдруг оказался рядом со мной, долго гладил меня по голове, а потом спросил: «Расскажи-ка нам, мальчик, стихотворение». Я бойко начал выкрикивать заученное: «Мячик, мячик, ты…  ты…» И дальше забыл. Слёзы побежали по моим щекам.
Тогда Дед Мороз взял меня на руки, обошёл один раз ёлку, подошёл к своему мешку и, наклонившись, взял оттуда полную горсть конфет, завёрнутых в блестящие и красивые бумажки. «Эти отдашь папе, эти маме, - приговаривал он, - эти бабушке подаришь, эти сам съешь. А вот эта игрушка – мой подарок тебе. Держи!» И он вручил мне красивого петуха с чёрными крыльями, золотым хвостом, огненно-пылающим гребнем, острым большим клювом, растопыренными лапами и бойками глазами.
Крепко прижимая к груди прелестную игрушку из твёрдого картона и фольги, я провёл остаток праздника.
После ёлки я впопыхах забежал в класс. Дед Мороз снимал одежду и о чём-то разговаривал с учителем Мункэдоном. Он снял бороду и неожиданно превратился в Жигжидон Батомунко-ахэ.
«Ээ, да это же Батомунко-ахэ! Вот почему он сказал отдать конфеты папе, маме и бабушке», - осенило вдруг меня. Я побежал и, конечно, сразу же рассказал своим друзьям, что Дед Мороз оказался папиным другом Батомунко-ахэ.
На другой день мы отправились домой. Как прекрасен в степи снег, блестящий под солнечными лучами! Мне, соскучившемуся по дому и домашним, знакомым загонам, своим коровам и овцам, кажется, что и лошадь идёт не так ходко, хотя она уже скачет. Сверкающий ослепительно снег напоминает мне вчерашнюю ёлку и ещё – Деда Мороза, то есть Батомунко-ахэ, учителя Мункэдона, о мешочке за пазухой, где конфеты в красивых обёртках и мой замечательный разноцветный петух.
Папа, мама и бабушка были несказанно рады моим подаркам. Поднялась суета, конфеты поднесли божкам в застеклённой божнице, одарили ими и духов, разбросав широкими взмахами на улице. А бабушка долго и внимательно осматривала моего петуха и сказал: «Сынок наш родился в год курицы, пусть теперь эта курица будет в божнице». С этими словами и молитвами она надёжно посадили петуха в блестящую чашу-тахил с зерном, стоявшую в божнице. Хотя я и понял, что с этой минуты игрушка стала не моей, душа моя нисколько не опечалилась. Ведь петух будет здесь всегда и взять его оттуда никто не посмеет…
Долго блестел и красовался мой петух за стеклом. Я учился уже в третьем классе и однажды, приехав на каникулы, не увидел нашей божницы. И петуха тоже. Время было такое, люди сдавали своих божков. Мне кажется, что именно тогда и кончилось моё детство. Теперь оно видится мне слабо мерцающим золотым сном.

Окончание раздела "Прославляя родной край" следует.




Ресурс работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! ЧТОБЫ Я РАБОТАЛ ДЛЯ ВАС! Мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, яндекс-карта – 5106 2180 3400 4697 (Балдоржиев Цырен-Ханда)
Bitcoin:
qrk3u0d6q4nh8nsx5glr4dd3rgt85n4jn5e4446kk5


Цифровые варианты моих книг или материалов можно купить у меня: baldorzhieff@yandex.ru или вайбер - 8-924-516-81-19





Tags: #Место_под_солнцем, Дульдургинский район, лекари, писатели, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments