Виктор Балдоржиев (azarovskiy) wrote,
Виктор Балдоржиев
azarovskiy

Category:

О Шамбале некоторых писателей Бурят-Монголии и моём личном выборе

#Пока_мы_живы
Социалистический реализм продолжает развиваться. Наисильнейшее и бурное развитие этого явления, которое наблюдает вдумчивый читатель сегодня, подготовлено всем течением русской истории или той слабой мозговой системой большинства, боящегося ужасной правды о себе, а потому отвергающего реальность, что и было замечено академиком И. П. Павловым. (Кто вне темы, может спросить у товарища Google).
Сегодня думается, что академик даже не заметил, что совершил величайшее открытие, которое может способствовать освобождению немногих из мрачных шаблонов мышления большинства, в темницах которых оно находится. Освобождаются всегда немногие. Шанс развития появлется только после освобождения из этих шаблонов... Суть открытия в том, что слабая мозговая система большинства верит словам, создающим мифы, а не здравому смыслу и существующей реальности, разрушающей мифы, которые позже социалистический реализм превратил в оружие массового поражения и без того слабой мозговой системы.
С вечера Жапхандаева-2.jpg

Действующее вещество этого оружия – ложь, замаскированная под правду, отвлекающая от действительности и здравого смысла. Русский реализм XIX and начала XX веков (большой частью в русской литературе) в соединении с возникшим на его базе социалистическим реализмом становится настоящей ядовитой смесью, отравляющей сознание на огромном пространстве, что ещё не является бедой. Беда в том, что яд самовоспроизводится в носителях по принципу цепной реакции. Явление зомби становится неизбежным.

Тут я обязан остановиться и говорить дальше о писателях Бурят-Монголии, влиянии на них и, естественно, всех бурят-монголов, яда социалистического реализма. Это очень серьёзная тема для развития всех бурят-монголов. Поскольку я объявил о своём решении заниматься, в силу своих возможностей и способностей, только развитием бурят-монголов, то говорить на эту тему обязан. Тем более, после недавних событий, связанных с именами и юбилейными датами бурят-монгольских писателей.
Естественно, жрецы или апостолы русской литературы на любом этапе её развития, воспринимали и подавали всю остальную, особенно, национальную (что за определение!) литературу народов окраин России, как вторичное или побочное явление, до которой они обязаны снисходить. Конечно, они тщательно, как и сам соцреализм, маскировали своё истинное отношение, но оно проступало отовсюду, как неистребимый мускус.

Что получилось из всего этого?
Получилось обратное от ожидаемого. Действующее вещество оружия массового поражения достигло только поверхности первого поколения бурят-монгольских писателей советской закваски. Ядовитая смесь, подготовленная историей большинства, оказалась бессильной перед противоядием, которое имелось в других мозговой системах, подготовленных другими вековыми традициями, природными, климатическими, историческими условиями, в которых они рождались, созревали и развивались. То, что воспринималось как невежество и неразвитость, на поверку оказалось внешней защитой, внутри которой была и развивалась живая система реального восприятия действительности и действующая, сообразуясь со здравым смыслом, который никогда не умирал в бурят-монголах.

Ядовитая смесь русской литература в соединении с активным социалистическим реализмом охватила только оболочку первого поколения писателей Бурят-Монголии (и всех бурят-монголов), но не проникла внутрь, что случилось намного позже с их потомками, которые насквозь пропитались отравляющими парами и веществами, а сегодня, сметённые информационными тайфунами, задыхаются и захлёбываются в их водоворотах не в силах выйти из темниц слабой мозговой системы большинства и обратиться к здравому смыслу, ибо не хватает общего, цивилизационного, развития и национального самосознания, как необходимых условий для свободного существования на современном мировом пространстве. Утлое судёнышко русской мысли, в которой они находятся, не выдерживает обычных для всех стихий, а выйдя из него – пассажиры непременно тонут. Это реальность.

Первое и, частично, второе поколение писателей Бурят-Монголии не занимались отсебятиной и мифотворчеством, что на самом деле и является проявлением социалистического реализма, а писали свои произведения с действительности. Они описывали то, что видели и чувствовали, их герои и персонажи – реальные события и реальные люди. Им не надо было воображать – перед ними была природа действительности во всех своих проявлениях, не требующая дополнений и воображений. Авторы писали с натуры. И сохранили эту натуру для потомков. Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, идеология, партия, весь компонент ядовитой смеси социалистического реализма присутствовал в этой природе, наравне со всеми явлениями реальности.
Наблюдатель не воображает, он исследует и делает выводы.
Дар описания, присущий наблюдателю, – это всегда большой талант, потерянный русской литературой. Сегодня уже мало кто вознесётся, увидит с высоты и напишет «Мороз и солнце; день чудесный!» или «Вот бегает дворовой мальчик, в салазки жучку посадив» …
Как фотоаппарат, запечатлевающий действительность (пиксели) на плёнке и бумаге в прошлом, а сегодня – на электронных носителях, так и писатели Бурят-Монголии сохраняли реальность в своих произведениях. У писателей Бурят-Монголии ничего, кроме действительности, не было. Ни потугов на знание западной философии, ни глубоких знаний мировой или русской литературы, ни изысканного стиля Востока. Они учились одновременно всему и запечатлевали реальность. Сила их в этом. Заметим, что фотоаппарату безразличны идеологии и режимы, он отображает только действительность, то что есть и попадает в объектив. А выводы в силу своих способностей и возможностей делают уже современники. Каждое чтение прошлого каждый раз будет новым.

Инструментами описания писателям Бурят-Монголии дали сначала старомонгольскую письменность, потом – латиницу, которую сменили кириллицей. Важно помнить, что используется тот язык, который действителен на момент действительности большей части народонаселения. Авторы не выбирают инструменты, они пользуются теми, которые уже созданы и имеются, они могут и обязаны их развивать.
Конечно, не всё так, как пишу, однозначно, тема «Писатели Бурят-Монголии» – большое и важное для бурят-монголов явление, тема эта огромна и бесконечно многогранна, но общая направленность уже проглядывается с высоты нашей современности. (Не отвлекаясь от темы скажу, что не сомневаюсь в серьёзном развитии литературы на постсоветском пространстве всех стран Центральной и Средней Азии).

 В этой большой теме присутствуют близкие мне люди, авторы, произведения которых я переводил, исходя из собственных принципов или императивов, продиктованных, надеюсь, также историей моего народа. Требования эти ставили перед выбором: либо переводить только тех авторов, описательный дар или талант, которых заражены меньше, чем у остальных, либо переводить подряд всех только потому, что они бурят-монголы. Ведь так или иначе заражены будут все, но всегда есть авторы, свойства мозговой системы которых окажутся наиболее сильными, чем у остальных, а потому мало подвержены влиянию большинства и находятся почти вне шаблонов русского мышления. По этой причине их обвиняют в задержке развития. "Передовыми и развитыми" считаются те национальные писатели, которые безоговорочно поддакивают любому русскому писателю, обожествляя их и всякие творческие союзы, правления и т. д. и т. п.

При существующих обстоятельствах переводчику надо выбирать перспективу.Творческая задержка – это обратная сторона стремительности. Лук только натягивается, но стрела вложена. Перспектива развития народа в такой задержке. Сами авторы могут не знать об этом, ибо им некогда думать о подобных явлениях, они работают. (Они готовят стрелы, натягивают лук). Они занимаются своим хозяйством, ходят на работу, занимаются обычными делами. Они – такие же, как и все. Отличие их в том, что они непрерывно сосредоточены на своих темах, то есть внутренне и пожизненно заняты, как и настоящие таланты. Они работают, вечно ошибаясь, адаптируясь к реалиям, теряя, находя и вечно угадывая настоящее, сохраняя своё время для потомков, развивая их сознание, надеясь на такое развитие. Помните, Мастера М. А. Булгакова: «О, как я угадал!».

Они работают… Другие носятся со своими «нетленками», пытаясь перевести их на русский язык и издать их (и издавая!) по разным издательствам, редакциям, творческим союзам, кабинетам, где сплошь сплетни, интриги, где штампуют отсебятину за отсебятиной, не имеющей ничего общего с действительностью и здравым смыслом (особенно – переводы!), создавая ядовитую смесь для поражения сознания большинства, что и требуется для действующей власти.
А настоящие творцы продолжают работать, не думая об изданиях...
В такой работе жили авторы моих переводов. Простые и скромные люди, не достигшие при жизни никаких жизненных высот и благ, не признанные читателями, ибо труды их малоизвестны, а если известны узкому кругу лиц, то только в моих переводах. Их работы – как драгоценные фотографии прошлого, запечатлевшие действительность.
Один из таких авторов Дугаржап Жапхандаев. Прежде чем назвать его, я должен был сказать слова обо всех подобных ему авторах. Текст я привёл выше. В этих словах присутствуют и открытие И. П. Павлова, и разные свойства мозговых систем, а также – условия, которые должны были привести эти системы к естественным плодам их работы. В них же присутствует – и мой личный выбор авторов для переводов, которые оказались и оказываются близкими мне в силу принципов, живущих во мне. В этом тексте нет разных тем, каждая тема производная от предыдущей, они непривычны для шаблонов русского мышления, но обычны для всех здравых людей, а потому реальны и имеют реальные обоснования, как и тексты моих авторов.
Они тоже думали примерно также, они жили и творили примерно также… Мне надо было отделить их от остальных, что я и пытался делать, переводя и издавая их произведения в надежде, что сохранённая ими реальность прошлого или настоящего повлияет на развитие сознания современников и потомков, пробуждая в них живые человеческие души, отравленные ядовитыми парами и смесями социалистического реализма.

Какая идеология может отравить сознание шести или семилетнего мальчика? В конце 1960-х годов Дугаржап Жапхандаев углублялся в прошлое и уходил во времена своего дошкольного возраста, который пришёлся на конец 1920-х годов. И писал в будущее оттуда. Вряд ли существует такой жанр как публицистическая или документальная новелла. Но именно так я бы охарактеризовал небольшие, зачастую не зависимые друг от друга, рассказы Дугаржапа Жапхандаева, которые он назвал, в буквальном переводе, «Повесть о моём детстве или повесть о моих малых годах». В русском переводе повесть получила название «Алханай – Шамбала моей души».
В книге нет ничего выдуманного, она вся – реальность, показанная глазами семилетнего ребёнка, который жил в неизвестной, не замеченной большинством, цивилизации. И запечатлел её для потомков. Это главная ценность произведения.
Плачьте и радуйтесь, читая эти новеллы.
Слёзы размягчают и смывают затвердевшие коросты ядовитых смесей, очищая души, пробуждая здравый смысл, показывая реальность и развивая сознание.

Снимок сделан на вечере в честь 100-летия писателя Дугаржапа Жапхандаева, прошедшем 5 мая 2021 года в краевой библиотеке города Читы.
Кстати, об этом вечере и подобных им мероприятиях, а также о своих ощущениях от них, приятных и не всегда приятных, возможном развитии темы в дальнейшем, напишу отдельный материал.





Ресурс работает благодаря поддержке народа. Даже 1 рубль - бесценен для благого дела! ЧТОБЫ Я РАБОТАЛ ДЛЯ ВАС! Мобильный банк – 8 924 516 81 19, карта – 4276 7400 1903 8884, MIR 2202 2006 6800 1223, Юmoney – 5106 2180 3400 4697 (Балдоржиев Цырен-Ханда)
Bitcoin:
qrk3u0d6q4nh8nsx5glr4dd3rgt85n4jn5e4446kk5


Цифровые варианты моих книг или материалов можно купить у меня: baldorzhieff@yandex.ru или вайбер - 8-924-516-81-19




Tags: #Пока_мы_живы, Алханай - Шамбала моей души, Дугаржап Жапхандаев, писателя Бурят-Монголии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment