Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Азия, Сибирь

Расписание

Давно это было, в 1974 году. Я иногда летал на военном самолёте АН-26 из Южной Гоби в Улан-Батор. Пассажиром, конечно. Таким, специальным, пассажиром. Служба такая была. Но один раз мне пришлось лететь на гражданском АН-24. Маршрут: Даланзадгад – Улан-Батор. Полковник Тренчик пожал руку начальнику аэропорта, тот утвердительно кивнул. Договорённость достигнута.
Поднимаюсь по трапу. Пассажиров немного. Все монголы. Я - тоже. Только советский. Летим.
Всё нормально. Курс правильный, облачность небольшая, видимость хорошая. Уж в этом-то я хорошо разбирался. По расписанию успеваем. Полковнику Тренчику не о чем беспокоиться: груз прибудет вовремя.
Внизу знакомый пейзаж – Гоби. Я задремал, но вдруг почувствовал: самолёт снижается. Не рановато ли? – подумал я, просыпаясь и прислушиваясь к разговору пассажиров, которые оживлённо, смеясь, сверкая белыми зубами, сквозь рёв моторов, разговаривали на монгольском, с интересом посматривая на меня – тоже монгола, но в форме советского сержанта с автоматом и железным чемоданчиком. Естественно, все они были в разноцветных монгольских тэрликах. Я понимал их, но стеснялся заговорить: а вдруг они меня не поймут?

Военный самолет Ан-26 в Южной Гоби. Ханхонгор.1974 год. Снимок моего сослуживца Виктора Родионова, он работал в группе сейсмистов (служба специального контроля), мы называли их подземными лётчиками (голубые погоны).

Collapse )
Азия, Сибирь

Повесть о стране и её сыне. Вместо пролога

Они знали о смерти и шли на смерть…

Для того, чтобы рассказать об этом человеке и его стране, мне не надо ничего выдумывать, тем более убеждать кого-то силой и талантом художественного воображения или убеждения, то есть преобразовывать на своё усмотрение факты, особенно, если их нет. В обоих случаях всегда получается ложь и, следовательно, умаление человеческого достоинства, его окружения и места их проживания.
Но факты есть, их много, и они никогда не кончатся, а потому я буду строго следовать им и логике. Ведь каждый факт – это только промежуточное звено бесконечности, именуемой Жизнью.


Предисловие или примеры возможностей

Судьба, случай, удача, везение, в общем – жизнь, предоставляют человеку такие возможности, перед которыми меркнет любое художественное воображение, претендующее ещё и на документальность. Примеров предоставления таких возможностей уйма. Вот один из них.

Собираясь на очередной боевой вылет, лётчик, старший лейтенант Николай Павлович Кочетков даже предположить не мог, что с ним может произойти столь невероятный случай, поверить в который совершенно невозможно. Он – заместитель командира эскадрильи, 686 штурмового авиационного полка, летает на ИЛ-2. Немцы сбивают их в невероятно больших количествах, но и они наносят врагу немалый урон. Его могут сбить зенитки, истребители, стрелок-радист немецкого штурмовика или бомбардировщика, он может выпрыгнуть с парашютом, посадить самолёт на оккупированной территории или дотянуть до своих. Многое вероятно. Он может погибнуть при взрыве самолёта в воздухе или на земле, его могут расстрелять при спуске на парашюте, наконец, он может попасть в плен или, выбравшись из горящего самолёта, добраться до своих.
Но получилось совсем по-другому.


Collapse )


Азия, Сибирь

Пустой звук

2018. Июльские рассказы: В тайгу, В дороге, Хитрые, Телефон, Трактор,

Давно это было. Году в 1960-м.
Цыдыпке только исполнилось семь лет. Осенью его собираются отправить в школу, что в русской деревне Икарал, которая тянется на несколько километров вдоль берега Онона. Ему и Батошке Ракшаеву уже и форму купили, они и фуражки с красивыми козырьками и желтой эмблемой мерили. Как солдаты будут!
А пока Цыдыпка живёт с родителями на чабанском летнике, у причудливых скал, которые люди называют Адун Челон, то есть Каменный Табун. Стоянка Дашиевых, так все зовут родителей Цыдыпки, у подножия большой и причудливой скалы, где есть пещера, о которой люди рассказывают страшные сказки: там жили или всё еще живут людоеды. Цыдыпка туда не ходит не потому, что боится, а потому, что скучно одному, играть там не с кем, а с людоедами играть ему не очень-то хочется. Но взрослые и дети с других стоянок, очень боятся туда ходить.
Collapse )