Tags: воспоминания

Азия, Сибирь

Как делают скульптуру?

Как делают скульптуру? Сначала скульптура рождается в голове, идею надо отобразить словами, то есть написать концепцию. Иногда концепцию могут создать несколько человек. Потом сооружают каркас, скелет, на него набрасывают глину, набирают массу. Потом по этой массе лепят, удаляют лишнее, обрабатывают, шлифуют. Вселяют дух, отдаваясь работе. Иначе не вселится.
(Точно также я делаю теперь заказную, скажем, юбилейную книгу. План – каркас, на него набрасываю материал, потом редактирую, отделяю, шлифую. Уродина, которую я набросал за месяц – это ещё не книга, она внутри этой массы. Проявится только через два или три месяца).

2. Кудашкин, Прудников, Литвинов.jpg
Collapse )
Азия, Сибирь

Атаман Григорий Семёнов. О себе. Воспоминания, мысли, выводы. 1938 год. 1 и 2 главы

#Атаман_Семёнов

В 1990-х годах я переводил репринтное издание этой книги с дореволюционной (до 1918 года) орфографии на современное написание. Реформы русского языка зарубежья не коснулись, и люди писали по правилам старой орфографии. "Перевод" был весьма кропотливым трудом, ибо иногда старая орфография вызывала стойкое чувство уважения и преклонения перед ушедшей навсегда культурой и людьми другого мира...
Виктор Балдоржиев.



От автора

Будучи вынужденным волею обстоятельств временно прервать активную борьбу с красным интернационалом, которой я посвятил себя с первых же дней захвата власти над моей родной страной его агентами, я ни одной минуты не думал, что эта борьба закончена, и что большевистский опыт будет продолжаться впредь без всякого противодействия ему со стороны здоровых элементов нации.
Вести, приходящие к нам из России, говорят за то, что ныне более, чем когда-либо, русский народ тяготится властью советов и только полная невозможность в кошмарной обстановке советской действительности каких-либо организованных выступлений, способствует сохранению существующего в России строя.
До сего времени красное правительство, засевшее в Кремле, пользовалось поддержкой некоторых государств, которые находили для себя выгодным существование в России правительства, интересующегося более чужими делами, чем устроением собственной страны, жестоко разоренной тяжелой войной и последовавшей за ней революцией, со всеми ее эксцессами и неурядицей.
Теперь наступает, наконец, время, когда сомнительная выгодность такого общения с гнездом мировой красной заразы начинает сознаваться иностранцами, и мы присутствуем ныне при знаменательном факте постепенной изоляции советского союза.
В мире совершаются определенные сдвиги, и это вселяет надежду в наши сердца на близость грядущего освобождения нашей страны от поработившего ее ига. Одушевленные этой надеждой, мы должны усиленно готовиться к грядущим событиям, чтобы не оказаться застигнутыми врасплох.
В этих делах я решил восстановить  своей памяти прошедшие события, анализ которых имеет громадное значение в том отношении, чтобы, имея перед собой опыт прошлого, избегнуть повторения роковых ошибок его в будущем.
Я надеюсь, также, что опубликовывая свои записки, которые я старался составить возможно объективнее, не увлекаясь ни личными симпатиями или антипатиями, ни стремлением предоставить себя в каком-либо особенно благожелательном свете, я помогу внести ясность и необходимые исправления в изданные до сего времени исторические материалы  о течении революции в Сибири, потому что все, что печаталось до сего времени о Российской революции и  гражданской войне, в части касающейся Сибири и Дальнего Востока, было далеко не полно, частью искажено, частью ложно истолковано.
Вместе с тем, я хочу обратить внимание читателя на то, что этот мой труд отнюдь не претендует на роль строго исторического исследования прошедших на наших глазах событий. Эта книга не есть история, это просто мои личные воспоминания, мысли, вызванные ими и некоторые выводы, которыми  хочу поделиться с моими читателями, подавляющее большинство которых является таки же Русскими националистами и эмигрантами, каким являюсь и я сам.
Автор.
Дайрен.
1936 - 1938 гг.


Collapse )